pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

ОБ ИСТИНЕ И СВОБОДЕ

31 Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики,
32 и познаете истину, и истина сделает вас свободными.
33 Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?
34 Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.
35 Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно.
36 Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете.
37 Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас.
38 Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего.
39 Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы.
40 А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал.
(Ин., гл. 8-я, евангельское чтение сегодняшней субботы).



Истина и свобода, столь чаемые мыслящими людьми всех времен и народов, явлены миру в личности Христа, ибо в Нем «милость и истина встретились, правда и мир облобызались» (см. Пс. 84). Он есть для нас «путь, истина и жизнь» (Ин. 14, 6). Подлинная жизнь, жизнь «с избытком» (Ин. 10, 10), заключает и несет в себе и истину, и свободу, притом нераздельно и неразлучно, как, согласно Халкидонскому догмату, пребывает во Христе божественность и человечность. Основные, так скажем, «ереси жизни» в истории возникают всякий раз тогда, когда либо истина отделяется от свободы или ставится впереди нее, либо свобода отрывается от истины, также будучи выпяченной и превращённой в средство для риторики и демагогии, как и сама истина. Первый вариант ведет к диктату определенной идеологии (единственно-верной с точки зрения ее адептов – коммунистической, фашистской, религиозно-фундаменталистской, - неважно), второй – к произволу, анархии и релятивизации всех сторон общественной жизни. Правда, второй случай реализуется на практике лишь в очень ограниченной мере и куда реже, чем первый, не приобретая столь опасных масштабов и прецедентов, какие были уже в минувшем ХХ веке в случае идеологической монополизации истины. Но и он может явить свой звериный оскал, если под свободой понимать вседозволенность, фактически утверждающую свою волю и подавляющую ее у ближнего, особенно когда есть власть и сила, бОльшие, чем у остальных. Интересно, что и тот, и другой вариант реализовывался сполна и наиболее последовательно, приводя к соответствующим тупикам в новое и новейшее время, именно на российской почве, - и в диктате истины в виде идеологии, и в хаосе безудержной вольницы без всяких авторитетов и ориентиров.

Разумеется, Христос говорит о свободе не внешней (свободе «от» - от нежелательных обстоятельств, от посягательств на нее со стороны недругов и т.д., которая осуществляется в правовом поле с точки зрения закона), а внутренней, не обусловленной никакими изменяющимися обстоятельствами и мнениями. Ее можно назвать свободой «в» (во Христе) и описать словами ап. Павла: «уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), что означает жизнь в благодати Святого Духа. Эта свобода включает в себя и свободу «от», но в ее высшем смысле, в плане свободы от порабощающего нас греха, от ненужных суетных пожеланий и побуждений. Но между этими двуми полюсами свободы, высшим и низшим, неизбежно должен существовать и промежуточный вид свободы, свободы «для». Когда человек ставит себе цель постичь истину и смысл в этом мире, но это постижение только тогда будет плодотворным, когда будет свободным! И осуществляться в том числе среди разномыслий и в плюралистичном мире.

Может ли само стремление к свободе, сама ее реализация быть неудачными? Разумеется. Со свободным выбором часто связан риск ошибок. И одним из таких рисков является в том числе… само бегство от свободы! К внешним авторитетам, к традициям, к организации, какими бы ценными и полезными они ни казались. В том числе – бегство ради истины, как она понимается. Это яркий пример фарисейства, продемонстрированного в процитированном выше евангельском отрывке. Христос открывает слушающим Его истину живую, не вмещающуюся в формулировки и правила, а лишь описываемую образно и метафорически, – «хлеб жизни», «вода живая», «свет миру» - то есть Самого Себя. И этой истины страшатся фарисеи, они сопротивляются ей. Они все больше приходят к убеждению, что перед ними одержимый бесом, возмутитель спокойствия, подрыватель традиции, ниспровергатель субботы и прочих священных богодухновенных установлений, и решают покончить с Ним. И тогда Он и напоминает им, что «если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы.
А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал»
. И это религиозное иудейство, уже в христианской обертке, сколько уже отравляло жизнь в Церкви в новозаветную эпоху, когда гонимыми были уже разные святые Христа ради, не понятые и не принятые своими единоверцами! Или пусть даже не святые, а еретики.

«Верующий, бескорыстный, идейный человек может быть изувером, совершать величайшие жестокости. Отдать себя без остатка Богу или идее, заменяющей Бога, минуя человека, превратить человека в средство и орудие для славы Божьей или для реализации идеи значит стать фанатиком -- изувером и даже извергом. Именно Евангелие открыло людям, что нельзя строить своего отношения к Богу без отношения к человеку. Если фарисеи ставили субботу выше человека и были обличаемы Христом, то и всякий человек, который поставил отвлеченную идею выше человека, исповедует религию субботы, отвергнутую Христом. При этом все равно, будет ли это идея церковной ортодоксии, государственности и национализма или идея революции и социализма» (Н. А. Бердяев, «О фанатизме, ортодоксии и истине» http://www.vehi.net/berdyaev/fanatizm.html).

Самого Христа нередко превращали в средство для самоутверждения в спорах, для состязания во мнениях. И этим не приближались к свободе, тем более не стояли в ней, как призывал апостол Павел (Гал. 5, 1), но саму Церковь из Тела, в котором каждый член сообщается с другими союзом любви, превращали в организацию, столь похожую на все прочие иерархические пирамиды мира сего. Что, конечно, было неизбежно при количественном росте членов, который не всегда приводит к качественному, а часто бывает и обратно пропорциональным ему. И тогда начинают действовать иные законы, не столько духовные, сколько социальные, так сказать «больших чисел». Как метко пишет Бердяев в этой же статье,
«В сущности, фанатизм всегда носит социальный характер. Человек не может быть фанатиком, когда он поставлен перед Богом, он делается фанатиком лишь когда он поставлен перед другими людьми».
Или еще оттуда же:
«Для фанатика не существует многообразного мира. Это человек, одержимый одним. У него беспощадное и злое отношение ко всему и всем кроме одного. Психологически фанатизм связан с идеей спасения или гибели. Именно эта идея фанатизирует душу. Есть единое, которое спасает, все остальное губит. Поэтому нужно целиком отдаться этому единому и беспощадно истреблять все остальное, весь множественный мир, грозящий погибелью. С гибелью, связанной с множественным миром, связан и аффект страха, который всегда есть в подпочве фанатизма».


Этот фанатизм – от законничества, от соответствующего представления о Боге, сформированного по образу и подобию человеческому, ибо мало кто из людей по-настоящему любит не согласных с ними так же, как самих себя! И, соответственно, мало кто уважает свободу не согласных с ними, как свою собственную, включая, увы, и тех, кто постоянно клянется словом «свобода» и отстаивает свободомыслие (как правило, до поры-до времени). Это следствие рабского и закрепощенного состояния души, которое не терпит свободных людей вокруг себя. И которое не знает настоящей сыновней любви ни к Богу, ни к ближнему своему, поскольку не верит ни в Бога как любовь, ни в человека, несущего образ Божий. Но именно «сыны свободны» (Мф. 17, 27).

Как мы читаем в «Откровенных рассказах странника духовному своему отцу», «Воздержание от грехов, страха ради мук, не успешно и неплодно, и невозможно душе освободиться от мысленных грехов ничем иным, кроме хранения ума и чистоты сердца. Итак все это приобретается внутреннею молитвою, и не только, прибавил я еще, страха ради адских мук, но даже и желания ради царства небесного, если кто станет совершать спасительные подвиги, то и это святые отцы называют делом наемническим. Они говорят, что боязнь муки - есть путь раба, а желание награды в царствии есть путь наемника. А Бог хочет, чтоб мы шли к Нему путем сыновним, то есть, из любви и усердия к Нему вели себя честно и наслаждались бы спасительным соединением с Ним в душе и сердце».

Воистину, только такой путь приводит и к истине, и к свободе!
Tags: библия, писание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments