pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Лев Прыгунов. Стихотворения (2)

Предыдущая подборка: http://pretre-philippe.livejournal.com/65500.html

ЗАКАТ

Осень. Бушует над Волгой закат.
Кликушествует: «Огненная Геенна!
Страшный Суд!» От бесовских вороньих стад
Деться некуда. Небо – разбавленная сиена,

Переходящая в кадмии – пурпур и виолет.
Земля – вперемежку ультрамарин и умбра.
Ни один закат за миллионы лет
Не повторялся, будь то Сахара иль тундра.

Фон – бирюза, где-то просто холстина-лён.
Волга сияет пастозными бликами.
На берегу кривая осина. Кровавый клён.
Лес темнеет в тумане 
                        вандиковыми ликами.

22. 09. 08.


ТРИ СЛОВА

Шалфей, брусника, липа, мята –
Как в ботаническом саду.
Трава порезана, помята
Ещё в каком-то там году.

И всё стоит на дряхлой полке,
Вот-вот готовое упасть.
А в мыслях словно три иголки –
Три слова – Глупость, Старость, Страсть.
9. 11. 08.


ОПРАВДАНИЕ

Сколько впустую прожито дней!
Сколько десятков лет исковеркано!
Сколько расхристанных штемпелей –
Точно помады губ – на конвертах!

Видно, я прошлую жизнь прокутил,
Как старый грузин (а ему лишь за сорок)!
Да уж и нынешнюю упустил
Как сквозь пальцы песок, как вспыхнувший порох.

И что ожидает меня впереди?
Пропасть? Котёл? Сковородка? Распятье?
Как!? Исповедаться в церковь ходил
Только в последние годы раз пять я!
28. 10. 08.


СТИХИ НА ВОЗВРАЩЕНИЕ АРИАДНЫ ЭФРОН НА РОДИНУ В 1937 ГОДУ .

Ариадна! Богиня! Какая ты всё-таки дура!
В тридцать седьмом отказаться от мира, Парижа и Лувра!
Возвратиться в Москву – прямо в лапы к Ежову – попасть 
                                                         за решётку,

Отсидеть восемь лет! Через год получить бесплатно 
                                                  путёвку

На пожизненный антикурорт в Заполярье – тупой Туруханск –
Заурядный могильно-белёсый бесхитростный ХАМСК,
Где навечно запомнили каждый бес или ангел,
Как смердели в нём Джугашвили и Гаухман Янкель.

Ну а ты – наивный Работник Культуры, голодный 
                                              цыплёнок,

Будь один там кинолюбитель, осталось бы несколько 
                                                 плёнок,

Как писала ты лозунги под сиянием северных кружев,
Прославляя «Октябрь» или «Май» при пятидесятиградусной 
                                                        Стуже!

Ах, какая же всё-таки гнусность, какая досада –
Тлеть нежнейшей душой в лютом морге Советского Ада!

* * *
И улетали гуси треугольниками,
Как фронтовые письма с похоронками…
И уходил последний пароход
С трудом сентябрьский раскалывая лёд.

Среди глухих снегов, снегов, снегов,
Среди от стужи – как стекло – деревьев,
Средь бронированных полупрозрачных льдов,
Нехватки соли, хлеба, сил, поленьев,

Стихов, любви, тепла, цветов, друзей
И страстной жажды каждодневного рассвета
В полугодичном мраке чёрных дней,
В полугодичной зги слепого света!

И ведь ни разу даже мысли не проснулось:
«Какая же ты дура, что вернулась!»

И всё-таки мечты всегда ведут
Туда! Туда! Против теченья Енисея!
Где может быть… А вдруг?.. Когда-нибудь
Ты повстречаешь своего Тезея!

А сколько дней ждала ты День, когда
В твоей груди клубок кровавой нити
Начнёт разматываться и поможет выйти
Тебе САМОЙ из Лабиринта Льда!

* * *

Уже два года траурную речь
Ты наизусть твердишь под звуки Гимна.
А Енисей всё продолжает течь
Величественно и противно.
Июль 2008 г.


ПЕРЕХОДЫ

Полубезумное сознанье,
Полуосознанный мой бред –
Вот так на грани просыпанья
Из мрака переходишь в свет.

И так же полуискажённо
Почуешь полублизкий крах,
Душою полуобнажённой
Испытывая полустрах.

И только с Полным Поворотом
Неведомого Колеса
Тебя окатят смертным потом
И ярким мраком Небеса!
20 августа 2008.


РАЙ И АД

Что ты лезешь в дремучие дебри 
                                    церковной схоластики?

Это то же, что спорить до хрипа о гимне,
				       Звезде, или свастике.

В параллельных мирах не проходит закон
					Лобачевского.

Демократия –
	          Лучше  ли пива –
			           Немецкого или чешского?

В мироздании
	    Только две вещи бесспорных,
				  как Серп и Молот, - 

Это жар беспредельный всех Солнц
				     и Космический Холод.

Остальное – случайность, бессмыслица,
					   глупость, гниенье…

Только как быть с Душой?
			    Со слезами ребёнка? 
					      Ангельским пением?

Рай для души – возвращенье к Началу, к порогу,
К первому шагу, к вечному Духу, то есть – 
						Возвращение к Богу.

Ад,
        на мой взгляд, - 
		    невозможность Души 
				       ни вернуться назад,

ни родиться по-новой:
Ни орлом,
И ни львом,
И ни ангелом,
И ни коровой.
март 2008.


ИЗ ДЕТСТВА НЕ ВЫРВЕШЬСЯ…

Из детства не вырвешься. Детство,
Точно пикирующий бомбардировщик, -
Налетает, бомбит, - и мозговое тесто
Стекает в кастрюлю памяти – 
                                 как кур в ощип.

И соколом-пустельгой я улетаю в степи,
Где обитают образцы фауны и флоры,
А потом, от усталости спотыкаясь о стебли,
Возвращаюсь в город, 
                        чтобы завтра же лететь в горы.

Раз пятнадцать смотрел я «Бродягу» или «Тарзана»,
Знал наизусть «Судьбу солдата в Америке»,
Влюблялся в каждую красотку экрана
И слушал джаз на «скелетах» и «черепе».
По трое суток выстаивал в очереди за кулём
Муки, или парой буханок хлеба с гарью.
По ночам – «переклички». На ладони чернильным 
                                              карандашным углём

Выжигали пятизначный номер, 
                                как в немецком концлагере.

На бешеной скорости спрыгивал –С- и запрыгивал –НА-
Подножку трамвая. Пару раз едва не сорвался.
В пятидесятые это был самый захватывающий наш
Экстремальный спорт. Кроме тех, естественно, 
                                          кто без ног оставался.

И какое счастье! – Зимой, прикрутив «дутыши» к валенкам,
Зацепиться крючком за троллейбус или грузовик,
Оказаться потом в предгорьях – больших или маленьких,
И потом мчаться вниз со скоростью 
                                       в растянутый ветром миг!
А в школе в пятьдесят первом, а может 
                                           в пятидесятом
Стали пропадать 
                     учителя 
                              дореволюционной породы.
Сосед по парте – в классе четвёртом или пятом
Вдруг оказывался сыном 
                            врагов народа!
И на тебя, как на соседа, падает тень
Шпиона, а то и организатора покушения на Сталина,
Хотя от китайской границы до подмосковных 
                                              деревень
Более семи тысяч вёрст. А самолётом едва ли не Двое суток. Но тень висела, как гильотина, Ещё над тобой лет двадцать, не менее… Вот такая весёленькая картина
счастливого детства! 
                    Противоположные мнения
Услышишь только от Палача и его Жертвы. Каждый старик хрипит, умирая: Мама… Детство и вправду нацеливает на тебя жерло
Гаубицы. И снаряд свистит по-китайски: 
                                          такова твоя Карма!
Июнь 2008 г. ПОДАРКИ В какой-то вчерашней, позавчерашней, Советской, Греческой, Македонской, В какой-то делёкой, нелепой и страшной Жизни – Египетской, Вавилонской Меня убивали и в лоб, и с флангов Мечами, дротиками, стрелами, пикой… Но и я убивал! – в смертоносных фалангах Я был впереди. И Александр Великий – Мой БОГ, Мой ВОЖДЬ, потомок Геракла – Дарил мне золото и диаманты! А я боялся лишь яда или теракта Особенно в Индии и в Самарканде. Или вот: это было ещё в древнем Египте – Я – любимый жрец «Владыки Вселенной», - Фараон, умирая, дарит мне место в своей пирамиде: Пришлось в сорок лет вскрывать себе вены. И как будто вчера я таскал пулемёт, воюя в Испании, А потом в Кзыл-Орде – тачки с рудой в знойном июле. Умирал равнодушно, без страха, без паники, Получив от чекистов в подарок две пули. Март 2008 г. БЫВШИЙ ОРНИТОЛОГ Аномально тёплая зима. Минимально полные карманы. Максимально постные корма, - Хорошо бы поменять все планы. Мне бы спрятаться в подвал или чердак, Как в шестидесятые, и просто Предаваться размышлениям… «Дурак! Он всё время покупает просо! У него там канарейки, чиж?» Да нет, Я всего лишь бывший орнитолог, На морозе – мне пятнадцать лет – Каждый миг в засаде слишком долог. Мне б в пятидесятые! Мороз В декабре – мучение для птицы И охотника! Чечётки, дубонос, Расписные редкие синицы Все в дуплах мечтают о весне! Или о (нырнув в овчиный полог) Аномально ласковой зиме, Как продрогший юный орнитолог. 1. 11. 08. ДВОЙНОЙ АГЕНТ Я агент Заилийского Ала-Тау В обессолнечной грязной Москве, И давно уже так не летаю, Как летал наяву и во сне. Я пожизненно должен в России Быть шпионом альпийских лугов, Вспоминать азиатский и синий Горный воздух и клёкот орлов, И на солнечном склоне подснежник В феврале. И, - весенний гарант, - Жаворонок - в самом зените! - прилежно, Как ослепший поёт музыкант... Азия! Знойное солнце в апреле! Ослепительный блеск ледников! Великаны - Тяньшанские ели Конвоируют смены веков. А без солнца теряются силы И в душе просыпается страх... Я хочу быть агентом России В Заилийских альпийских лугах! 28. 01. 08.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments