pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Митрополит Филипп и отец Александр Мень

(Текст моего выступления на вечере памяти о. Александра в Библиотеке Иностранной Литературы, отредактированный вариант).

Сегодня, 22.01. 2020, день памяти митрополита Московского Филиппа и 85 лет со дня рождения о. Александра, который при своей жизни выделял святителя, считая его одним из своих небесных покровителей. Хотя день кончины митрополита не сегодня (по-настоящему надо было бы праздновать его память числа 3 или 4 января по современному календарю (соответственно 23 декабря 1569 года по старому случилась его мученическая кончина), однако в связи с Рождественскими днями и Святками празднование когда-то перенесли почти на три недели позже), но между судьбами святителя Филиппа и отца Александра есть удивительное соответствие и выразительная внутренняя связь, при всём том, что их судьбы, их происхождение, служение, эпоха, в которые они жили, были очень различными. Будущий митрополит происходил из боярского рода Колычёвых, который был приближен к царскому двору. Житие святого, быть может, по образцу древнего жития Антония Великого, а не исключено, что это и в самом деле так случилось, повествует о том, как тридцатилетний боярин Феодор принял окончательное решение уйти в монахи. Он стоял в храме и услышал читаемые священником строки из Евангелия: «Никто не может служить двум господам: или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне». Дожить до 30 лет в ту пору, не женившись и притом будучи из знатного рода, было весьма не обычным явлением (будущий отец Александр вступил в брак, когда ему было едва за двадцать). И тем более совсем уж исключительным шагом в его положении было оставить службу, карьеру при дворе и удалиться в далёкий северный Соловецкий монастырь! До которого от Москвы по тем временам было не один месяц пути. Исследователи установили, что в 1537 году день, когда читался этот евангельский отрывок из Нагорной проповеди (а будущий святитель родился в 1507 году), приходился на воскресенье 3 июня, вторую неделю по Пятидесятнице. Какое воспитание получил митрополит в юности, какие книги читал, к сожалению, неизвестно – об этой поре юности будущего митрополита до нас не дошло ясных сведений, в отличие от жизни отца Александра, который в том числе писал о себе самом, не говоря уже о его окружении с детства, прежде всего мамы Елены Семеновны и тети Веры Яковлевны Василевской, оставивших свои живые и трогательные воспоминания о "катакомбах ХХ века" и их служителях.

Поступок будущего митрополита был настоящим шоком для его родни. Скорее всего, именно для того, чтобы его не беспокоили, чтобы не заставили вернуться назад, оказывая психологическую обработку и давление, он пошёл на радикальный разрыв с прошлым, чтобы оказаться в недосягаемости на краю света в прямом смысле по тем временам. Его сначала оплакивали как умершего, поскольку он никому не сказал, куда удалился. И только когда укоренился на Соловках, стали доходить до его родных первые весточки. У отца Александра в этом плане всё складывалось более цельно и органично: решив ещё в отрочестве встать на путь священнослужителя, он прямо и последовательно шел к этой цели, при полном одобрении выбора его матерью. Как он сам о себе писал, «Принятие сана (в 1958 году) не переживалось мной как переломный момент, а было органическим продолжением пути». Предварительно он планировал получить светское образование, но институт ему окончить не дали, отчислили после сдачи первого госэкзамена, и это ускорило становление Александра на путь священнослужения.

Сопоставим теперь периоды становления и зрелости у обоих подвижников. Месяца через четыре, осенью 1537, а может и только на следующий год Филипп достигает Соловков, там становится послушником, пострижеником и затем игуменом монастыря через несколько лет. Почти 30 лет он живёт там, пока не призывается на митрополичью кафедру (скорее всего, кто-то из родственников-бояр похлопотал и рекомендовал его царю). Если считать годы от ухода из мира в монашество до самой кончины, то получится 32. Служение отца Александра в священном сане было также 32 года срока, с 1958 по 1990 гг. Филипп сочетает в себе молитвенника, духовного наставника всей братии монастыря и умелого хозяйственника и организатора. При нем Соловецкий монастырь преображается настолько, что именно тот вид монастыря, который современные туристы и паломники знают по фото, фильмам или воочию, в основном он приобрел в период игуменства Филиппа. Ни каменных церквей, ни каменных палат, ни каналов, ни садков для разведения рыбы, ни мощёных дорог – ничего этого не было, когда Филипп ступил на Соловецкую землю. А при его отъезде всё уже в основном было построено, за исключением мощных стен вокруг обители. Отец Александр проявит себя на другом поприще – библеистики, миссионерства, просвещения, проповедничества, катехизации. Большую часть жизни – всё-таки в стеснённых условиях, тайно, публикуясь за границей под псевдонимами. И только последние два с половиной года жизни – открыто, с лекциями в ДК, на радио и телевидении. Хотя при жизни о. Александра ни одной из его книг в Советском Союзе напечатано не было. Этот последний этап жизни отца при максимально широкой доступности и публичности фактически стал его восхождением на свою Голгофу. По мере популярности пастыря росла и зависть, и недоброжелательство, и подозрения, и ненависть к нему, и клевета в его адрес в церковной среде (хотя ведущие иерархи, к их чести, в ней тогда не участвовали). Последние два с половиной года жизни митрополита Филиппа, при его возвышении на первосвятительский пост, также привели его к мученичеству. И расправу с ним царь пытался осуществить руками и устами разных иерархов. Один из них был Новгородский архиепископ Пимен, которому Филипп предрёк: «Тщишься похитить чужой престол, но вскоре из своего извержен будешь!». Затем были Суздальский архиепископ Пафнутий, Соловецкий игумен Паисий, под давлением что-то невнятно говоривший... Митрополит выступал против беззаконий и самосудов учреждённой царём опричнины, фактически ставшей спецслужбой, «государством в государстве», поневоле затрагивая политические вопросы, от которых было невозможно уйти. За это и пострадал от главного опричного представителя, Григория Скуратова-Бельского, по прозвищу Малюта. Отец Александр Мень, занимая куда более скромное положение в церковной иерархии, прямо никогда не выступал ни против существовавшей власти, ни делал каких-либо публичных политических заявлений, но видел свою задачу исключительно как проповедника и просветителя. Из книги «Цветочки отца Александра» можно привести такое его изречение: «На мученичество не напрашиваются, мученичества надо сподобиться». Его мученичество случилось также от руки кого-то из сотрудников спецслужб, учитывая ведение дальнейшего следствия этого дела по ложному следу и нераскрытость этого преступления. Убийца митрополита наказан не был (отдавал ли сам царь приказ уничтожить Филиппа или нет - точно не известно и прямых доказательств нет; но прожил он после этого около трех лет весьма благополучно, осыпанный разными наградами, пока не погиб в бою). Скорее всего, то же самое произошло и с убийцей о. Александра.
Прославление и почитание в народе свт. Филиппа шло по нарастающей, начиная с 1590-х годов, когда его мощи были перенесены на Соловки в 1590 или 91 году, и затем была уже составлена служба ему как местночтимому святому, сначала в Соловках и Твери. То есть, прошло около 20 с небольшим лет. В 1636 году вышла очередная месячная Минея, где под 23 декабря была поставлена служба свят. Филиппу для общецерковного употребления. О святости и небесном заступничестве о. Александра 20 лет спустя после его кончины тоже заговорили открыто всё больше и больше, будучи уверенными, что канонизация его обязательно состоится, вопрос только в сроках. Явный перелом в отношении к наследию о. Александра на официальном церковном уровне произошел как раз 10 лет назад в начале патриаршества Святейшего Кирилла, хотя среди части епископата, рядового духовенства и многих верующих по-прежнему существуют разные предубеждения и предрассудки. Может, кто-то из нас, здесь находящихся, доживёт и до его общецерковного прославления? Поживём – увидим. Хочется надеяться на это, учитывая, что при современных темпах жизни и динамике перемен сроки будут явно короче, чем они были после кончины митр. Филиппа.
Tags: жизнь церковная, история, о. Александр Мень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments