pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

"Седьмая печать" И. Бергмана и Апокалипсис

В минувшее воскресенье пригласили меня на приходской киноклуб, чтобы выступить перед просмотром этого фильма. Обычно выступает другой священник, более понимающий в кинематографе, но на "безрыбье" попросили сказать вступительное слово мне. Надо признаться, что кино - далеко не на первом месте среди моих интересов. Иногда что-нибудь могу посмотреть, когда все увлеченно обсуждают и спорят, а так... я больше книжный человек. Но, естественно, что мне пришлось перед общим просмотром специально поискать в интернете этот фильм и посмотреть его самому. Конечно, приходилось слышать и читать упоминания, разные ссылки: "Бергман, Бергман"... Мировая величина, светило режиссуры, у которого учился Тарковский и всё такое прочее.
Ну вот, посмотрел. Второй раз желания вместе со всеми смотреть уже не было, о чем я честно признался, выступив перед аудиторией. Мне гораздо больше, чем фильм, понравилось краткое высказывание самого Бергмана, попавшееся мне и в том числе выражающее суть этого фильма:
"Бог и дьявол ведут борьбу не на жизнь, а на смерть. Нам хочется думать, что Бог сильнее. Но это - увы - ошибка. Бога непрестанно убивают. И это вина каждого из нас, как бы мы ни были значительны или смехотворны".
Ну да, Бога непрестанно убивают... Каждый из нас может Его убивать в себе самом или в своём ближнем хоть иногда в своей жизни! Поэтому Бога в нашем мире почти невозможно обнаружить, опираясь на повседневный опыт, логику и т.д. Разве что в искусстве! Или в жизни некоторых людей, о которых преп. Макарий Великий, а за ним наш современник митрополит Антоний Сурожский любил повторять, что никто не может прийти к Богу, пока не увидит хотя бы на лице одного человека отсвет вечной жизни.
В этом фильме гнетущее присутствие дьявола-смерти везде, неотступно, на первом плане. О Боге упоминают, конечно, но так, мимоходом и на "автопилоте"... Главный герой фильма - рыцарь, возвратившийся из крестового похода, Его ищет, взывает к Нему с вопросами, но за ним по пятам следует Смерть. Эпидемия чумы, свирепствовавшая в Европе в 14-м веке, косит всех подряд. Крестные ходы, церкви, толпы молящихся, всё как-то тоскливо и беспросветно. Охота на ведьм - распинают и сжигают какую-то юную девицу, якобы занимавшуюся колдовством. Образ Смерти весьма колоритный, резко запоминающийся, хоть отдельную икону, или скорее анти-икону пиши с него. Рыцарь бросает вызов Смерти, играя с ней в шахматы, вступая в диалог, выигрывая у неё партии и тем самым пока отсрочивая свой последний час. Он как будто хочет у неё выяснить для себя ключевые вопросы. Его помощник-оруженосец - добрый в общем человек, но ставший прожженным разуверившимся циником и фактически атеистом. Разве что бродячий клоун-комедиант, везде подозреваемый и гонимый, - единственный из просветленных и добрых персонажей этого фильма с женой и младенцем, кроме самого рыцаря с его помощником. Видит Божию Матерь, ангелов... Он с семейством в итоге остаётся в живых благодаря тому, что рыцарь, хотя и проигрывает в конце концов очередную партию, но опрокидывает доску с шахматами, давая возможность клоуну с семьёй скрыться. Последняя сцена фильма - "пляска смерти".

В конце фильма читают главу из Апокалипсиса, насчет снятия седьмой печати. Что это за "безмолвие", которое воцарилось после её снятия "как бы на полчаса" - очередное затишье перед бурей?
Если читать эту последнюю книгу Нового Завета без элементарного знания Ветхого Завета и знакомства с символикой пророков, то эта книга в самом деле покажется похлеще любого фильма ужасов. Но если, например, перечитать хотя бы повествование о казнях Египетских в книге Исход, перед тем, как Израиль был избавлен из египетского рабства, то эта символика, во многом повторяющаяся в Апокалипсисе, становится уж совсем не такой страшной. Как рассказ об Исходе - не история в её фактическом изложении, а своего рода словесная иконопись сродни древним эпосам других народов, так и повествование о снятии семи печатей - не изображение того, что будет с человечеством в какое-то неопределенное ближайшее время, а скорее осмысление истории на языке и в образах того времени. Апокалипсис совершается всю христианскую историю, все прошедшие 2000 лет. Об этой книге, между прочим, в древней Церкви было больше всего споров, и далеко не везде её вообще принимали и читали! Только в пятом веке по Р.Х. Откровение Иоанна Богослова получает общецерковное признание. Легко понять почему: написал ли её тот самый Иоанн Богослов, автор четвертого Евангелия и как минимум первого соборного послания, или же это другой Иоанн, некий пресвитер, которого упоминает Евсевий Кесарийский в своей "Церковной истории"? Об этом было немало споров. Священномученик Дионисий Александрийский 3-го века, ученик Оригена, категорически отрицал авторство апостола Иоанна над этой книгой. Отголосок этих древних споров - в том, что эта единственная книга Нового Завета, не читающаяся на богослужениях в православной Церкви. И что она помещена последней в каноне Нового Завета. Если и писал её в самом деле ап. Иоанн на острове Патмос в ссылке, то именно как "сын грома", примерно в том же состоянии, в каком он хотел низвести огонь с неба на самарянское селение, когда Иисуса там не приняли (см. Лк. 9: 51-56). Но в любом случае её финал - оптимистичный, жизнеутверждающий. Небесный Иерусалим сходит на землю. "И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло" (Откр. 21: 4). Страшна, по мысли автора Откровения, не эта смерть, а "смерть вторая" (21: 8).
А убивая в себе и в других Бога и умножая вокруг себя "смерть первую", люди и устраивают тот самый "Апокалипсис" в его дурном и распространенном смысле слова, легко утвердившемся в светском языке как синоним всяческих бедствий и катастроф. Тут Бергман прав. Но кажется, он не прочувствовал, что настоящий Апокалипсис (то есть по-русски Откровение) - не только об этом. Но и о том, что сила Бога совершается в кажущейся немощи, как бы в Его отсутствии. Но как травинка способна пробиваться сквозь толщу асфальта, бетона и других нагромождений, так и Жизнь, и Любовь, как бы ни были они попираемы в своей хрупкости и уязвимости в лежащем во зле мире, но будущее и тем более вечность именно за ними.
Tags: библия, писание, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments