pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

"Послушание власти никогда не было частью христианского учения"...

Так утверждает отец Андрей Кордочкин, мой единомышленник и хороший знакомый (был у него на службе в Мадриде чуть больше двух месяцев назад). Конечно, тут сразу могут посыпаться возражения: а как же "Бога бойтесь, царя чтите" у апостола Петра? А как же "нет власти не от Бога" у апостола Павла? На это сам же о. Андрей отвечает: "Апостол Павел говорит, что нет власти не от Бога. Это означает, что христианство не проповедует анархию, но это не означает, что любая власть — хороша.
Зло может иметь институциональные формы, не случайно Апокалипсис описывает империю того времени как зверя и блудницу. Абсолютное послушание любой власти, любому закону никогда не было частью христианского учения".
Совершенно верно: до тех пор, пока в империи царил относительный мир (хотя уже тогда к христианам выражалось всяческое пренебрежение и подозрение), апостолы Петр и Павел могли писать, что "начальник - Божий слуга, он не напрасно носит меч..." и т.д. Но два-три десятилетия спустя как раз и был написано Апокалипсис Иоанна, уже в другой обстановке, и под "вавилонской блудницей", конечно, подразумевалась та же Римская империя.
Из последнего интервью отца Андрея:

«Исполняя пастырский долг печалования о заключенных, мы, священники Русской Православной Церкви, каждый от своего имени, считаем своим долгом выразить убеждение в необходимости пересмотра судебных решений в виде тюремных сроков, присужденных ряду фигурантов «московского дела»…» — так начиналось Открытое письмо, подписи под которым поставили 182 священника. География храмов, где служат священники-подписанты, предельно широкая: Москва, Петербург, Астрахань, Волгоград, Воронеж, Горно-Алтайск, Иваново, Иркутск, Липецк, Орел, Пенза, Самара, Саратов, Тверь, Тюмень, Череповец и другие города и села. С ними солидарны священники, которые служат в Австрии, Белоруссии, Бельгии, Германии, Гонконге, Ирландии, Италии, Казахстане и Украине.

— Отец Андрей, как родилась сама идея этого письма? Вы, я так понимаю, были одним из его инициаторов?

— Письмо родилось как результат коллективного труда группы священников, некоторые из которых находились за тысячи километров друг от друга и даже не были знакомы. Поначалу я, честно говоря, к идее письма отнесся скептически. Мне казалось, что если письмо подпишут пять-шесть человек, это будет холостой выстрел. Я думал, что десять подписантов — это максимум.

— То есть, вы не ожидали, что соберете около двухсот подписей?

— Совершенно не ожидал. И это означает, то, что мы написали и подписали, оказалось созвучным тому, что думают очень и очень многие. Я сам безусловно отказываюсь понимать и принимать это письмо как политический акт. Мы не принимаем сторону никакой политической партии, мы не выражаем симпатии никакому политическому лидеру. Да, у тех людей, которые упоминаются в письме, есть определенные убеждения, но нужно иметь очень плоское, линейное мышление, чтобы считать, что если ты заступаешься за человека, ты непременно разделяешь его политические взгляды. Приведу очень простой пример. Я абсолютно возмущен, когда читаю о пытках над «Свидетелями Иеговы», которые как организация запрещены в России, но, думаю, что никто меня, православного священника, не заподозрит, будто я разделяю их вероучение. Я могу не быть с ним солидарным, но готов защищать свободу других людей, которые по-другому мыслят, по-другому верят, потому что считаю, что, защищая свободу других, мы защищаем и свою свободу, и свое достоинство. Стоять рядом и злорадно улыбаться, когда происходят такие вещи — мол, так им и надо — это, по меньшей мере, очень легкомысленно. Потому что в данном случае запреты, насилие и пытки — это дело рук тех же людей, которые вчера пытали и били нас, православных людей, и если завтра им будет позволено, и они получат команду, то с большим удовольствием займутся снова любимым делом. Но появление письма означает, что мы уже не будем сидеть молча и смотреть.

— Вообще, это письмо, поправьте меня, если я ошибаюсь, уникальное явление в нашей истории ХХ-XXI века.

— Не совсем. Мы можем вспомнить об открытом письме, которое было подписано в 1965 году двумя священниками, отцом Николаем Эшлиманом и отцом Глебом Якуниным, адресованное тогдашнему Святейшему Патриарху. В нем говорилось, главным образом, о гонениях на Церковь в хрущевскую эпоху.

— Но два человека, это лишь два человека…

— Конечно. Но не забывайте: выросло новое поколение священников, сознание которых было сформировано в постсоветскую эпоху. Хотя среди подписавших есть и пожилые священники, в основном это люди, которые выросли не в страхе, они не рассуждают, как премудрый пескарь из сказки Салтыкова-Щедрина. Кроме этого, сам мир изменился за полвека неузнаваемо технологически, не только идеологически. Вы только представьте себе усилия диссидента, который решил в 60-е годы составить какой—то текст и сделать его доступным в количестве пятисот экземпляров. Это потребовало бы колоссальных усилий и времени.

— «Эрика» берет четыре копии…

— Да. «Эрика» берет четыре копии. А здесь священники, которые готовили это письмо, находились на расстоянии нескольких тысяч километров друг от друга, и согласовывали они текст между собой, используя не секретные технологии, а то, что сейчас у каждого человека в кармане. Я думаю, что этот технологический прорыв, конечно, сильно недооценивают те, кто делают ставку на телепропаганду.

.................................

Вы ожидали такую реакцию на него?

— А какая была реакция?

— Ну, первая реакция церкви. «Церковь имеет право печалования и активно им пользуется, в том числе непублично. Это осуществляется и по линии Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, и по линии православных общественных организаций. В России, как и в любой стране, в том числе и в тех государствах, в которых живут подписавшие данное заявление священники, есть несправедливо осужденные, но когда из них всех выбирается несколько подсудимых, наиболее известных по СМИ, — это политика, а не печалование… Подписывать декларации, в которых странным образом перемешана политическая риторика и священные тексты, — это легкий, но бесполезный путь…» Такое мнение высказал журналистам заместитель председателя Отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе.

— Реакция Кипшидзе мне показалась несколько циничной. Он сказал, что люди, подписавшие письмо, пошли по «легкому пути». Да кого-то из священников, которые поставили свою подпись под письмом, из-за этого никаких сложностей не возникло; было, и что епископы выражали подписантам свою непубличную поддержку. Но были случаи, когда епархиальные секретари орали по телефону, угрожали, требовали убрать подписи. Я знаю и о случаях, когда соответствующие государственные органы проявляли к священникам интерес, это происходило либо через епархии, либо напрямую. Им задавали вопросы: кто возглавляет ваше объединение? Кто вас финансирует? Есть ли у вас на приходе ячейки? И так далее. О чем говорят эти вопросы? О том, что сознание этих людей принципиально не изменилось за последние десятилетия, что сознание это по—прежнему линейное, что сами формулировки вопросов предполагают, что человек может что-либо делать только по указке — из Кремля, из Белого дома – откуда угодно, но только по приказу. Потому что сами эти люди устроены таким образом. Они не рассуждают такими понятиями, как свобода или инициатива. И сказать, что священники, которые оказались под этим давлением, пошли по легкому пути, не кажется мне точным определением их выбора. Мне кажется, что их поступок требовал и от известных священников, и от неизвестных, и столичных, и провинциальных, конечно же, мужества. И я значительно больше переживаю за судьбу не тех московских ярких священников, которые на виду, которых знают и уважают, а за судьбу духовенства из регионов, о судьбе которых мы не всегда можем даже узнать. Хотя, конечно, мы пытаемся следить за ситуацией.

— По отношению к вам ничего не предпринималось?

— Нет, но давайте вернемся к тексту. Там есть три основных пункта —

справедливый суд, отказ от лжесвидетельства, и отказ от неоправданного насилия. Это библейские нормы, и кому, как не нам, их провозглашать?

Нелепо священника подвергать давлению за исполнение своих обязанностей. А обязанности эти не в том, чтобы быть работником идеологически-патриотического фронта, а совершать свое служение евангельским словом, которое священник обращает к людям, соизмеряя нашу жизнь с тем, чему учит христианство.

— Прозвучало слово «патриотизм»… Год назад Вы написали книгу «Кесарю кесарево? Должен ли христианин быть патриотом?», в которой подвергли критике соединение православия и государственного патриотизма, предусматривающего борьбу с врагами.

— Я бы сказал: книжку. Она не очень толстая, мне хотелось, чтобы человек был в состоянии прочесть ее за три-четыре круга по кольцевой линии московского метро.

— По-моему, она не очень соответствует ряду выступлений ряда руководителей церкви.

— Знаете, когда я ее писал, я не думал, что она должна соответствовать или не соответствовать. Понятие патриотизма, по большому счету, не подвергалось критическому анализу в России. И если в Америке это понятие переосмысливалось и во время вьетнамской войны, и во время войны в Ираке, то у нас — это некая сама собой разумеющаяся добродетель. Но, конечно, надо бы сначала понять, что это такое патриотизм. Почти все определения патриотизма говорят о том, что, он предполагает готовность защитить страну от ее врагов, но кто определит этих врагов? Страна может идентифицировать врагов на другом конце планеты — в том же Вьетнаме, в Афганистане, в Корее… Да и внутри страны — как врагов народа. Поэтому часто получается, то, что мы именуем патриотизмом, оказывается на самом деле лишь лояльностью власти, а это вовсе не одно и то же.

Апостол Павел говорит, что нет власти не от Бога. Это означает, что христианство не проповедует анархию, но это не означает, что любая власть — хороша.

Зло может иметь институциональные формы, не случайно Апокалипсис описывает империю того времени как зверя и блудницу. Абсолютное послушание любой власти, любому закону никогда не было частью христианского учения. А до какого предела эта лояльность власти хороша и добродетельна — об этом и написана книжка.
............................

— Вернемся к вашему письму. Что, на ваш взгляд, изменило оно в нашем общественном сознании, на что оно повлияло и повлияет, если, конечно, повлияет вообще?

— Когда у меня спрашивают, чего вы добились этим письмом, я отвечаю: один из тех людей, кто был прямо в нем назван, уже на свободе, дело второго, я надеюсь, будет пересмотрено. Кроме того, это письмо имело огромный миссионерский эффект: и церковные люди, и неверующие увидели, что церковь может говорить правду — смело и ни на кого не оглядываясь. Я знаю, что ко многим священникам стали приходить люди, особенно молодые, которые раньше относились к нам с сарказмом. Не только молодые люди изменили отношение к нам. К примеру, я не помню чтобы за последние 25 лет Владимир Владимирович Познер сказал комплимент в адрес Русской православной церкви. Он говорил, что рассматривает церковь как силу агрессивную, темную, всегда стремившуюся и стремящуюся к власти и к богатству. А на следующий день после опубликования письма он в своем блоге написал, что жалеет, что под этим письмом не оказалось и его подписи.

Но и для самих священников, которые его подписали, это стало огромным событием в их собственной жизни, потому что человеку важно слышать голос не только другого человека, но и самого себя. За эти два с половиной месяца я часто вспоминал фильм Андрея Тарковского «Зеркало», где есть образ заикающегося мальчика, который после сеанса у врача говорит: «Я могу говорить!» Это очень важное событие в жизни человека. Совсем недавно я прочитал в новостях, как «пострадавший» полицейский в суде отказался считать себя потерпевшим. Это – мужественный поступок, и мы, конечно, не знаем, почему он так поступил, но мне не хотелось бы отвергать возможность, что он прочитал наше письмо. Его будут читать, оно уже живет своей жизнью, и будет жить, как документ истории. Поэтому мне кажется, что наш поступок не был напрасным, не был бесполезным, даже если он и не имел, как кому—то кажется, мгновенных видимых результатов.

НОВАЯ ГАЗЕТА
Tags: жизнь церковная, политика, сувениры заграничные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments