pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

«Что есть человек, что Ты помнишь его?»

(мой доклад на приходской конференции, посвященной этой же теме)

Псалом 8.4-9: «Когда взираю я на небеса Твои – дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил: то чтó есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его перед Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; всё положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских…» С самых первых библейских строк нам даётся откровение о человеке как венце творения Бога. Более того, от лица Бога говорится: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (точнее, «в образе Нашем как подобие Наше», бэ цальмену ки дмутэну), и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле». Бог здесь – Элогим – форма мн. ч. от Элоах. Но и в 8-м псалме стоит то же слово Элогим, которое переводчики на греческий, а с греческого на славянский и русский синодальный перевели как «ангелы». Элогим может иметь разные значения в зависимости от контекста – Бог, языческие божества, ангелы как Божественная свита или небесные силы (божества), и наконец, судьи среди людей. В новом русском переводе, сделанном Михаилом Селезневым, стих псалма читается так: «Что такое человек? – а Ты помнишь о нём! Что любой из людей? – а Ты печёшься о нём! Ты сделал так, что немногим он ниже божеств» (8:5-6). Я специально поинтересовался у Михаила, почему он решил перевести именно так, и возможно ли поставить единственное число «перед Богом» вместо множественного «перед Ангелами»? Получил буквально следующий ответ:

«Псалмопевец исповедовал многобожие! - хотя, безусловно, для него эти "боги" подчинены Богу. Это и не ангелы греческой Библии, и не боги греческой религии. Думаю, перевод "боги" был бы в таких местах слишком политеистическим, а перевод "ангелы" слишком анахронистическим. Перевод "божества" мне кажется удачным… Не может иудейский поэт 8-го псалма написать, что человек чуть-чуть не дотягивает до ЙХВХ. А вот что человек чуть-чуть не дотягивает до божеств из Его свиты - это кошерно».

Но я все-таки склонен думать, что при сопоставлении слов 8-го псалма «поставил его владыкой над делами рук Твоих, всё покорил под ноги его» с тем, что говорится в Быт. 1:26 («и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными») и т.д., созданные в образе Божием как Его подобие люди действительно не много оказались умаленными перед Самим Богом, а не перед ангелами, в Его же замысле, поскольку ангелы не были созданы по Его образу и подобию, и не им дана была задача обустраивать землю и владычествовать над остальной тварью. Пусть даже если сам псалмопевец так и не думал (в его времена письменная Тора скорее всего еще только начинала складываться, как минимум).

Конечно, надо отметить, что здесь больше говорится о человеке в его прославленном состоянии, - том, которое изначально задумал Бог. Мы знаем, что после творения первых людей что-то пошло совсем не так, и это на богословско-антропологическом языке среди христиан стали называть грехопадением. В грехопадении образ Бога не оказался совсем стёртым и уничтоженным, но скорее стал сильно умаленным, униженным. Человек стал смертным, одетым в «одежды кожаные» (Быт. 3:21), то есть, облеченным в то самое биологическое уязвимое перед болезнями, страданиями и самой смертью тело. И вот другой псалом, 143-й, как и книга Иова (гл. 7-я), задавая тот же вопрос «что есть человек», видят его именно в этом хрупком и униженном состоянии. «Господи! что есть человек, что Ты знаешь о нем, и сын человеческий, что обращаешь на него внимание? Человек подобен дуновению; дни его – как уклоняющаяся тень» (Пс. 143:3-4). Но даже и в этом униженном состоянии Бог не оставляет человека, Он продолжает попечение о нём, пусть даже далеко не всегда оно самим людям понятно и близко, пусть иной раз оно кажется подавляющим, устрашающим, а Сам Бог воспринимается скорее как грозный монстр или какой-то игрок или экспериментатор, как об этом выражено, например, в книге Иова: «Что такое человек, что Ты столько ценишь его и обращаешь на него внимание Твое, посещаешь его каждое утро, каждое мгновение испытываешь его? Доколе же Ты не оставишь, доколе не отойдешь от меня, доколе не дашь мне проглотить слюну мою? Если я согрешил, то что я сделаю Тебе, страж человеков! Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что я стал самому себе в тягость?» (Иов. 7:17-20).
И, наконец, один из авторов уже Нового Завета, написавший послание к Евреям, о котором еще Ориген отмечал, что мысли там Павла, а стиль не Павлов, цитирует этот же 8-й псалом, рассматривая его уже как пророчество о Христе (который любил Себя больше всего называть Сыном Человеческим): «Ибо не Ангелам Бог покорил будущую вселенную, о которой говорим; напротив некто негде засвидетельствовал, говоря: "что значит человек, что Ты помнишь его? или сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты унизил его пред Ангелами; славою и честью увенчал его, и поставил его над делами рук Твоих, все покорил под ноги его". Когда же покорил ему все, то не оставил ничего непокоренным ему. Ныне же еще не видим, чтобы всё было ему покорено; но видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр. 2:5-9). Цитируя Септуагинту, поддерживая и развивая мысль псалма, автор составляет своего рода мидраш как расширенное толкование, выходящее за рамки того, что имел в виду сам псалмопевец. Он применяет все эти слова к Иисусу, Который, будучи Сыном Бога и Словом, намного превосходил ангелов. Но, как простой человек, подобный всем прочим и подчиненный земному времени, Он был как бы умален и унижен перед ними – на некоторое время… Чтобы тем самым вкусить смерть, испытать боль и страдания всех остальных людей, став до конца солидарным с ними, и Своей добровольной жертвой принести всем искупление – это то, чего не могут сделать ангелы. После чего, по словам ап. Павла, «Бог превознёс Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних…» (Флп. 2: 9-10). И именно во Христе человечество обожилось, одухотворилось, стало вознесённым к Отцу Небесному, пусть пока ещё потенциально, но не актуально. По мысли древних отцов Церкви (Иринея Лионского, Афанасия Великого), Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом, или Бог вочеловечился, чтобы мы обожились. Бог именно вочеловечился, но не воангелился! И тот, кто во Христе, тот новая тварь (2Кор. 5:17), тот прославлен, и его достоинство вознесено. И наоборот, кто из людей потакает своим сиюминутным желаниям и капризам, основывая свою жизнь на самоутверждении, тот унижает сам себя. «Человек, который в чести и неразумен, подобен животным, которые погибают» (Пс. 48:21). Или, по греческой версии, человек, находясь в чести, не стал мудрым, но сравнялся со скотами несмысленными и уподобился им (слав. пер.: «приложися скотом несмысленным и уподобися им»). Более того, когда люди забывают о своём божественном достоинстве и доходят до отрицания Бога в принципе, с некоторыми из них случается, что они становятся не просто «скотами несмысленными», но гораздо хуже и опаснее их. То есть, зверство людей бывает несравнимо страшнее зверства зверей. Звери не могут грешить, а человеку это свойственно, и в своём грехе он может наделать много бед не только себе, но и окружающим. Новейшая история богата подобными примерами. Очень точно выразил своё наблюдение по поводу происходившего с людьми в ХХ веке архимандрит Софроний (Сахаров): «Я полагаю, что умалять предвечную мысль Творца о человеке не только ошибка, но действительно великий грех. Из-за того, что люди не видят ни в себе самих, ни в брате своем подлинного и вечного достоинства, они так зверски злы в своих взаимоотношениях и так легко друг друга убивают» (из «Писем в Россию»). По его же словам, «гуманисты правы, считая человека венцом творения, но они ошиблись, не поняв, что им не дано сотворить их собственный мир в отказе от своего Творца. Их путь бросает их в то «ничто», из которого они взяты. Христианство, как богочеловечество, есть высочайшая форма гуманизма» (Рождение в царство непоколебимое).

Пожалуй, наиболее трезвый взгляд на человека, такого, как он есть в нашем падшем мире, – это равновесный взгляд, с антиномией. Где один полюс – «человек это звучит гордо» (слова Сатина из пьесы «На дне» Горького), а другой – «я же червь, а не человек» (Пс. 21). Или, как выражено у Державина, «Я царь, я раб, я червь, я Бог». Это равновесие представляет собой единство противоположностей, но без их борьбы в этом взгляде на человека и на мир, оно может быть динамично в судьбе каждого, но если нарушить его преднамеренно в одну или другую сторону на уровне разных теорий или идеологий, то возникают разные социальные утопии, которые уже приводили иной раз к катастрофическим результатам. К сожалению, две мировые войны, бесчеловечные государственные режимы были реализованы именно в тех странах, которые до тех пор были ориентированы на христианское вероисповедание. Ницше с иронией отметил, что христианское решение находить мир безобразным и скверным сделало мир безобразным и скверным. В этом есть немалая доля правды. Когда на уровне целых стран и церквей человеческое достоинство малых сих пренебрегалось, унижалось и попиралось сильными мира сего, в конечном счёте о достоинстве человека заговорили люди, отошедшие от Церкви или даже восставшие против неё, тогда как в самой церковной среде начальствующие часто любили подчеркивать недостоинство человека. Но подлинное христианство, с одной стороны, обличило мир о грехе, но с другой, вдохнуло положительное и творческое начало в историю, показав её замысел и цель, к чему стремиться и Кому следовать. Ещё до Христа Писание призывало не уклоняться ни направо, ни налево. Это справедливо и для нашей темы: не думать о себе больше, чем тебе дано («не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил» - Рим. 12:3), но и не рассматривать себя как безнадёжного, пропащего и ни к чему не годного грешника перед остальными. Держать себя в этом самом равновесии. Не забывая о словах ап. Петра, сказанные обо всех христианах без исключения: «Вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1Пет. 2:9).
Tags: библия, писание, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments