pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Из архива записей. О разных смыслах святости и подходах к канонизации

...Итак, тезис: святой значит совершенный согласно Мф. 5, 48.
Антитезис: совершенство, как и святость, присущи только лишь одному Богу. Святой значит отделенный, посвященный Богу, и в этом смысле причастный к Его святости, но не обязательно совершенный. «Несть человек, иже жив будет и не согрешит».
Примерно как на литургии, возглас священнослужителя перед причащением: «Вонмем! Святая - святым!» Ответ хора от всего собрания: «Един свят, един Господь Иисус Христос во славу Бога Отца»…
Синтез, соответственно, воплощался в различных канонизациях святых, одни из которых были удивительно близки к совершенству Христа, а другие не так, чтобы очень…, но были по-своему выдающимися людьми, вошедшими, в частности, в мировую историю благодаря каким-нибудь поступкам, достойным увековечения их памяти в том числе с позиции Духа. А Господь, как известно, ценит не только поступки, но и намерения целует.

Но тогда получается, что «святыми вопреки» или «святыми грешниками» в одном лишь единственном смысле посвященности Богу можем быть названы все мы, после крещения пытающиеся следовать Тому, кто есть «путь, истина и жизнь». Единственная разница между нами, живыми, и уже канонизированными «святыми вопреки» может заключаться в том, что Церковь открыто свидетельствует, что те святые, несмотря на сомнительные эпизоды в их жизни, их явные грехи, все-таки наследовали Царство Божие, а о нас, ныне живущих, пока это сказать нельзя. «Святыми благодаря», наоборот, может быть оценено гораздо меньшее число христиан, живших за все 2000 лет. Тем не менее, сама процедура канонизации так или иначе предполагает выделение особо избранных святых среди тех остальных и как пример всем прочим, которые стали таковыми уже в силу вышеуказанного первого значения слова святость. А значит, вполне естественно, что к церковной власти, производящей канонизацию сейчас или санкционировавшую ее в прежние эпохи, волей-неволей, во внутренних сомнениях или открытым текстом, будут обращаться самые разные люди, причем не обязательно христиане, с вопросами по поводу святости тех святых Церкви, чьи отдельные поступки или жизнь в целом будут им казаться сомнительными. Само слово «святость» уже предполагает ответственность Церкви за тех, кого она провозгласила или провозглашает святыми. Идеальный вариант здесь – когда имеет место «синергия», то есть прославление святого угодника как сверху (самим Богом через знамения от гробницы или мощей святого и церковной иерархией), так и снизу, то есть при признании святости и уже оформившемся почитании со стороны церковного народа. В практической жизни, разумеется, могут быть уклонения в ту или другую сторону от этого идеала.

Вот что пишет игумен Андроник (Трубачев) в введении к своей работе «Канонизация святых в Русской Православной Церкви»: «Дары Св. Духа могут проявляться при жизни или после смерти, могут сопровождаться видимыми знамениями (чудотворениями, исцелениями), на что особое внимание обращалось в древности, могут оставаться невидимыми для внешних чувств. Видимые дары Св. Духа со временем умаляются в Церкви, но это отнюдь не означает оскудение благодати и святых. Главный дар Св. Духа — любовь (1 Кор 12, 1–11; 13, 113), в которой так нуждается наше время. Поэтому при прославлении угодников Божиих последнего времени прежде всего обращают внимание на обнаружение в них дара любви к Богу и к людям».
http://azbyka.ru/tserkov/svyatye/trubachev_kanonizatsiya_svyatyh_02-all.shtml

Очень важное замечание, свидетельствующее фактически о том, что критерии канонизации, представления внутри Церкви о святости могут меняться, эволюционировать, и менялись уже в истории. Как и акценты могли делаться различные: в первохристианские времена на святость как уже состоявшуюся принадлежность к избранной общине христиан-святых; в средневековье и последующие времена как на достояние отдельных подвижников веры, ставших для всех остальных их современников и потомков «светом мира».

А вообще, каждый человек, родившийся в мир, так или иначе уже свят. Поскольку несет в себе образ Создателя! И этот образ до конца не может быть уничтожен самим человеком, как бы скверно он свою жизнь ни провел. Поэтому то, что может быть спасено и сохранено у каждого, войдет в Царство Небесное, а все нечистое и скверное уйдет в небытие, во тьму внешнюю. Грех уничтожится, грешники спасутся, насколько это будет возможно: вопрос лишь в том, насколько сами грешники возлюбили свои грехи при жизни. В будущем веке в Царстве Бога все так или иначе будут «канонизированными»! А в этом веке канонизация – прежде всего это касается «святых вопреки» - бывает сопряжена с некоторыми историческими условностями, политическими предпочтениями или даже с определенной долей случая. Ведь всех спасенных «святых грешников» в любом случае не поименуешь. И даже многие «святые праведники» остаются неизвестными. А есть и известные, совсем близкие к нам, но пока не канонизированные. Я бы назвал среди таковых прот. Александра Меня и митрополита Антония Сурожского. По-человечески обидно, что голоса ревнителей канонизации Ивана Грозного, Григория Распутина или Иосифа Сталина сейчас слышны гораздо чаще, чем тех, кто почитает о. Александра или митр. Антония (хотя написанные иконы уже есть и тому, и другому). Но, с другой стороны, это промыслительно. Поскольку показывает, до какой степени абсурда может быть доведена практика, состоявшая в прошлом из прецедентов канонизации не по критериям соответствия жизни канонизируемого жизни Христа и его преданности Богу, а по каким-либо другим соображениям. Вот тогда и случается нередко эта подмена понятий о святости или смешение разных смыслов этого слова.

ЖЖ 6 февраля 2009 г.
Tags: архив дискуссий, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments