pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Одно характерное толкование (см. 1 Тим. 3: 1-7), о требованиях к епископам

1 Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает.
2 Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен,
3 не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив,
4 хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью;
5 ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?
6 Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом.
7 Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую...


Читая лекции по Новому Завету, так или иначе смотришь разные комментарии и толкования. Разных святых отцов, разумеется, не в последнюю очередь. Но прежде всего обращает на себя внимание то, что апостол требует от кандидата в епископы в общем элементарные вещи, ожидаемые от любого мирского управленца, по сравнению, к примеру, с тем, какую планку задавал Своим ученикам Иисус в Евангелиях! И вот как смотрел на проблему поставления епископов Иоанн Златоуст, сам под конец жизни архиепископ Константинопольский, впрочем, свергнутый своими же сослужителями:

""Впрочем, что ты говоришь, скажи мне? Беседуя о епископе, сказал, что он должен быть не пьяницею, но гостеприимным, между тем как надлежало бы сказать что-нибудь более важное. Отчего, например, не сказал, что епископ должен быть ангелом, не быть подверженным ни одной человеческой страсти, не указал тех великих требований, о которых говорил Христос и которые обязаны исполнять далее подчиненные, – что нужно распять себя и постоянно в руках держать свою душу, о чем и Христос говорил: "пастырь добрый полагает душу свою за овцы" (Ин. 10:11), и опять: "и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня" (Мф. 10:38)], но сказал: не пьяница! Благие можно иметь надежды, если в этом нужно наставлять епископа. Отчего ты не сказал, что он должен отрешиться от земли? Но даже того ты не заповедал епископу, что заповедал мирянам. Что же он говорить к последним? "Итак, умертвите земные члены ваши" (Кол. 3:5), и опять: "ибо умерший освободился от греха" (Рим. 6:7), и еще: "Но те, которые Христовы, распяли плоть" (Гал. 5:24). И Христос говорит тоже: "Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником" (Лк. 14:33). Итак, почему он не сказал этого? Потому что таких немного можно было найти, между тем много требовалось епископов, которые бы предстоятельствовали в отдаленных городах (выделено мной - свящ. Ф.). Поэтому, так как впоследствии могли возникать наветы против Церкви, то (апостол) по этой причине говорит об умеренной добродетели, а не об этой возвышенной и выспренной, потому что многим свойственно – быть трезвенным, честным, целомудренным"".

В общем, одно дело - Иисус со своей странствующей общиной учеников, где царили отношения не от мира сего, но предвосхищающие Царство Божие. И совсем другое дело - управленцы, менеджеры, поставленные для надзора за новыми общинами, которые быстро стали умножаться, в том числе для предотвращения возможных нестроений внутри них, конфликтов или лжеучений. С таких людей требовать совершенства во всём заведомо бесполезно. Это с одной стороны.
НО! Есть и другая сторона, обратная данной. Сами епископы впоследствии узурпировали всю власть в церкви и возомнили себя "преемниками апостолов", когда прочие служения церковные, перечисляемые, например, в 1 Кор. 12:28 на первом месте, отошли в тень. Не все, но очень многие. Исключение составил тот же Златоуст, своими сослужителями-архиереями низложенный в 403 г. и отправленный в ссылку. И его современник Григорий Богослов вообще не стеснялся в резких выражениях, говоря, например, об участниках второго КПльского собора 381 г.:
"...а они кричали каждый свое; это было то же, что стадо галок, собравшееся в одну кучу, буйная толпа молодых людей, общая рабочая, вихрь, клубом поднимающий пыль, бушевание ветров. Вступать в совещание с такими людьми не пожелал бы никто из имеющих страх Божий и уважение к епископскому престолу. Они походили на ос, которые мечутся туда и сюда, и вдруг всякому бросаются прямо в лицо (…) А мы как-то через меру человеколюбивы. Поставили пред алтарями проповедническую кафедру и всем вопием: «Входи сюда, кто хочет, хотя бы два и три раза переменял веру! Настало время торжища. Никто не уходи без прибыли. Время всего изменчивее; может быть, кость ляжет другой стороной; тебе не удалось, мечи снова. Не благоразумное дело – привязаться к одной вере, когда знаем, что путей жизни много." Что ж выходит из этого? – Тот многосоставный кумир, который древле являлся во сне, - золото, потом серебро, медь, железо, потом попираемый ногами черепок. Боюсь, чтобы всего этого не сокрушил камень…»" (Сочинения т.2, 386-387).
В своем 50-м гимне прп. Симеон Новый Богослов также не стеснялся в выражениях насчет епископов.

...Кто скромно живет и доволен немногим?
А кто никогда не присвоил чужого?
Кого же за взятки не мучает совесть?
И кто не старался при помощи взяток
Сам стать иереем и сделать другого,
Купив и продав благодать и священство?
Кто в сан не возвел недостойного друга,
Ему пред достойным отдав предпочтенье?
А кто не хотел бы епископским саном
Друзей наделить, чтоб в епархиях чуждых
Во всем обладать и влияньем, и властью?
Но это обычным считается делом
И даже безгрешным у тех, кто вмешаться
Хотят непременно в дела всех епархий.
А кто не давал по указке начальства,
По просьбе мирских, и князей, и богатых
Священного сана тому, кто не должен
И кто недостоин быть пастырем в Церкви?
Поистине, нет никого в наше время
Из всех их, кто чистое сердце имел бы,
Кого бы не мучила совесть за это,
Ведь он непременно соделал что-либо
Одно из того, о чем сказано выше.
(перевод Илариона Алфеева, в ту пору еще иеромонаха)

В общем, уже много столетий, включая наше время, если ты встретишь просто порядочного, нормального по-человечески священника или епископа, если не "одного жены мужа" (о, разве не было бы это достойным вариантом по нынешним временам?), то как минимум не любителя мальчиков и юношей, это уже получается очень немалым достижением!

Но при этом выходит интересная и в то же время по-своему отталкивающая вещь. Для народа, для низшего клира в церковной среде веками предлагаются спускающиеся сверху высокие стандарты, можно сказать, выше человеческого естества: смотрите, как учит Христос! смотрите, какие подвиги совершал святой такой-то, другой, третий и т.д. Давайте, подражайте им, поститесь, молитесь, себя отвергайтесь! Но это для простого народа. А что для себя самих? Как один из моих давних знакомых сегодня же написал в блоге Кураева: ""Одни слова для кухонь, другие для улиц" - быдлу проповеди про мучеников, а между собой как бы подольше, да посытнее прожить".

Ну а если уж коснуться совсем свежих событий, то процитирую добрую знакомую Наталью Василевич (запись от 16 декабря):

""То, что произошло вчера на соборе в Киеве - это не разрушение православия и не его упадок. Это торжество того православия, которое у нас на данный момент есть. Да, вот такое оно убогенькое, без властей ни шажочка, не доросшее до подлинной соборности и гражданского общества, кривое, кондовое и эстетически сомнительное. Но другого массового православия у меня для вас нет и взять негде. И Константинополь вот такой вот, и Москва вот такая вот, и Киев не лучше и не хуже, чем есть на самом деле. «Сверху» тут никто никаких качественных изменений не сделает. Никто не придет и порядок не наведет, волшебник в голубом вертолёте не прилетит, а если прилетит, то покажет совсем не то кино, которое бы мы хотели увидеть. Встряхивание этой системы в любом случае даёт шансы для некой динамики и заставляет самоопределяться.
Другое православие можно делать только всем вместе ежедневным кропотливым трудом и подвигом веры. Главный атрибут у церкви - не «православная», не «поместная», не «каноническая», не «святая», «не единая», не «кафолическая» и не «апостольская» даже, главный атрибут - притяжательный - Христова, которую Он называл «моя». Сегодня как раз было чтение из Послания ап. Павла к Колоссянам (Кол. 3:9-11): «совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». Все другие атрибуты - это всего только «вторичные половые признаки»""
Tags: история, размышления, свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments