pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Патриотизм как проблема. По следам презентации книги "Должен ли христианин быть патриотом?".

Запись выступления прот. Андрея Кордочкина (orthodoxspain), автора вышедшей книги в "Никее", - здесь.

Краткое резюме, сделанное автором:
"И вот мой личный ответ на вопрос о том, является патриотизм добродетелью сам по себе? Я считаю, что патриотизм как таковой добродетелью не является. Я считаю, что патриотизм может быть очень опасен в руках и в сознании человека, у которого нет ясного понимания о том, что такое добро и что такое зло. Я думаю, что пример в Германии в XX веке нам это показал.

Тем не менее, я считаю, что патриотизм может быть добродетелью в сознании и в руках того человека, у которого есть ясное понятие того, что есть добро, что есть зло, и который защищая интересы своей страны, не исходит из принципа, который обычно называется готтентотская этика."

На презентацию пришло так много народу, как я давно уже не видел в КЦ на Покровке. С христианской точки зрения тема в общем довольно очевидная, и в принципе ничего для меня нового сказано не было, как наверно и для многих других, кто пришел на эту встречу. Однако удивительно, сколько людей пришло вечером 26 ноября! Наверно, из некоторого протеста против того, как сейчас насаждается казенный патриотизм, как понятие "Родины" отождествляется с властью и ее конкретным политическим режимом (были и Андрей Зубов, и Ольга Седакова, и о. Алексей Уминский, и даже один из архиереев, епископ Иннокентий из Александрова, почтил встречу своим присутствием и тепло поприветствовал автора, и вообще в зале яблоку негде было упасть). А тут дается какое-то альтернативное и более-менее живое и разумное понимание патриотизма, притом, что внятных определений этого слова не существует, и восприятие самого понятия весьма относительное и культурно, исторически обусловленное.

Но цена книги 400 р. в мягкой обложке, честно признаться, не вдохновила. И поскольку я получил электронный файл её в дружеской рассылке, то решил этим и ограничиться.

Книга читается легко, но я пока успел прочесть страниц 30 из нее. Поэтому пока ограничусь своими собственными соображениями на эту тему.

Христианин, конечно, может быть патриотом, а может им и не быть. Притом, что само понимание этого слова весьма "скользкое". Если я возражаю против каких-то действий властей или даже в целом нахожусь в оппозиции к ним, будучи с ними несогласным, я не патриот? Очень легко некоторым так подумать. Но лучшие люди России могли не только возражать текущей власти по поводу ее политики, но даже жизнью некоторые из них за это поплатились. Пример - святитель Филипп, митрополит Московский (1507-1569). Те, кто поддерживали тогда опричнину, были патриоты? Наверно, многие себя таковыми считали по сути, хотя этого слова тогда в русском языке, кажется, еще не было. А Филиппа, выступившего публично против царя, конечно, считали мятежником и по сути антипатриотом. Но суд истории однозначно вынес решение в пользу митрополита, а Русская церковь его причислила к святым.

Любая власть, как справедливо отметил о. Андрей, явление временное и неустойчивое. Конкретный политический режим может длиться десятки лет, и рано или поздно он завершается и видоизменяется, иногда резко, иногда плавно и более-менее незаметно. Те, кто верой и правдой разделяли политику конкретного режима, были патриоты? Допустим. Но вот власть сменилась, и её курс стал другим, или как минимум не совсем тем, чем он был ранее. Люди, разделявшие политику прежней власти и перешедшие в оппозицию к новой по причине неизменности их взглядов, сразу перестали быть патриотами? С точки зрения власти, может быть. Но значит ли это, что понятие патриотизма и сама приверженность ему каждый раз должна определяться политикой власти и её идеологией? Что именно она призвана решать, кто будет патриотом страны и кто нет? Абсурдность такого взгляда очевидна. Между тем, в российской истории, увы, патриотизм часто привыкли смешивать с услужливостью власти и её конкретному политическому режиму.

Христианин, как и любой другой живущий на этой земле, конечно, может быть патриотом, и прежде всего в том смысле, что он любит своих ближних и более дальних, в среде которых он вырос, обрел веру, в конце концов. Он в целом любит и ценит культуру своей страны, её язык, хотя не все народные традиции может принимать и серьёзно к ним относиться. Но эта любовь совсем не значит потакание во всём. Более того, именно из патриотических чувств, из желания блага своей стране он может сопротивляться конкретной политике власти, если она разрушительна, а не созидательна, если в этой политике присутствуют элементы человеконенавистничества при делении людей и их отвержении по классовому, расовому, религиозному признаку или каким-нибудь другим чертам. Был ли патриотом пастор Дитрих Бонхёффер, погибший незадолго до окончания Второй мировой войны в нацистском застенке из-за причастности к заговору против гитлеровской власти? По сути - да, был. Но с точки зрения той власти и её поддерживавших, разумеется, не был.

А был ли патриотом наш писатель Александр Солженицын? Сколько разных диаметрально противоположных оценок можно встретить в его адрес! В 1970-е советская пресса обзывала его и "предателем", и "литературным власовцем". В последние годы эта волна снова усилилась! Но он не хотел уезжать из России (тогда СССР), и его насильственно выдворили через арест и высылку в 1974 году, в отличие от многих других оппозиционеров из диссидентов, которые уезжали сами. Прожив 20 лет за границей, большая часть из которых была в США, в 1994 году он возвращается в Россию в ее очень непростую пору "лихих 90-х", хотя мог бы преспокойно продолжать писать и жить в Америке.
Допустим, в его суждениях были какие-то спорные моменты. Но у кого их не было-то? Зато какими пророческими предостережениями могут для многих россиян звучать, например, такие его строки, написанные в 1990 году:
"Сегодня отделять Украину -- значит резать через миллионы семей и
людей: какая перемесь населения; целые области с русским перевесом;
сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух;
сколькие -- смешанного происхождения; сколько смешанных браков -- да их
никто "смешанными" до сих пор не считал. В толще основного населения
нет и тени нетерпимости между украинцами и русскими.
Братья! Не надо этого жестокого раздела! -- это помрачение
коммунистических лет. Мы вместе перестрадали советское время, вместе
попали в этот котлован -- вместе и выберемся.
И за два века -- какое множество выдающихся имен на пересечении
наших двух культур. Как формулировал М. П. Драгоманов: "Неразделимо,
но и не смесимо." С дружелюбием и радостью должен быть распахнут путь
украинской и белорусской культуре не только на территории Украины в
Белоруссии, но и Великороссии. Никакой насильственной русификации (но
и никакой насильственной украинизации, как с конца 20-х годов), ничем
не стесненное развитие параллельных культур, в школьные классы на
обоих языках, по выбору родителей.
Конечно, если б украинский народ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО пожелал отделиться
-- никто не посмеет удерживать его силой. Но -- разнообразна эта
обширность, и только МЕСТНОЕ население может решать судьбу своей
местности, своей области,-- а каждое новообразуемое при том
национальное меньшинство в этой местности -- должно встретить такое же
ненасилие к себе.
Все сказанное полностью относится и к Белоруссии, кроме того, что
там не распаляли безоглядного сепаратизма.
И еще: поклониться Белоруссии и Украине мы должны за чернобыльское
бедовище, учиненное карьеристами и дураками советской системы, -- и
исправлять его, чем сможем."

По-моему, мало кто из наших "записных" патриотов так любит Россию, как любил он.

Ну а в целом для христиан всегда были актуальными и созвучными, во-первых, слова послания к Евреям из Нового Завета - "не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего" (13: 14). А еще больше эта мысль раскрыта в древнем "Послании к Диогнету":

"Христиане не различаются от прочих людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особенных городов, не употребляют какого-либо необыкновенного наречия, и ведут жизнь ничем не отличную от других. Только их учение не есть плод мысли или изобретение людей, ищущих новизны; они не привержены к какому-либо учению человеческому как другие. Но обитая в эллинских и варварских городах, где кому досталось, и следуя обычаям тех жителей в одежде, в пище и во всем прочем, они представляют удивительный и поистине невероятный образ жизни. Живут они в своем отечестве, но как пришельцы; имеют участие во всем, как граждане, и все терпят как чужестранцы. Для них всякая чужая страна есть отечество, и всякое отечество-чужая страна. Они вступают в брак как и все, рождают детей, только не бросают их. Они имеют трапезу общую, но не простую. Они во плоти, но живут не по плоти. Находятся на земле, но суть граждане небесные. Повинуются постановленным законам, но своею жизнью превосходят самые законы. Они любят всех и всеми бывают преследуемы. Их не знают, но осуждают, умерщвляют их, но они животворятся; они бедны, но многих обогащают. Всего лишены, и во всем изобилуют. Бесчестят их, но они тем прославляются; клевещут на них, и они оказываются праведны; злословят, и они благословляют; их оскорбляют, а они воздают почтением; они делают добро, но их наказывают, как злодеев; будучи наказываемы, радуются и, как будто им давали жизнь. Иудеи вооружаются против них как против иноплеменников, и эллины преследуют их, но враги их не могут сказать, за что их ненавидят".

Естественно, что какое-либо малейшее обожествление государственной власти в раннехристианские времена расценивалось среди них как идолопоклонство, пусть даже сделанное не по убеждению, но ради подтверждения лояльности. Поэтому патриотизм как нетрезвая и безрассудная любовь к родине в качестве высшей ценности в жизни человека - разновидность того же идолопоклонства.
Tags: люди, политика, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments