pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

О делах милосердия, ради Христа или нет.

Среди христиан существует популярная точка зрения, выраженная в том числе в святоотеческих текстах, о том, что добрые дела сами по себе мало что значат или не значат вовсе ничего, если они не сделаны ради Бога или ради Христа. В подтверждение часто цитируют высказывание преп. Серафима Саровского:
"Пост, молитва, бдение и всякие другие дела христианские, сколько ни хороши сами по себе, однако не в делании лишь только их состоит цель нашей жизни христианской, хотя они и служат средствами для достижения ее. Истинная цель жизни нашей христианской – есть стяжание Духа Святого Божия. Пост же, бдение, молитва, милостыня и всякое Христа ради делаемое добро суть средства для стяжания Святого Духа Божия. Заметьте, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Духа Святого, все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией не дает. Вот почему Господь наш Иисус Христос сказал: «Всякий, кто не собирает со Мной, расточает (Мф. 12.30)"
(из беседы с Н. Мотовиловым о цели христианской жизни).

Да, и не говорил ли сам Иисус: "Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15: 5)?
Однако, не всё так уж просто.
В частности, известная притча о Милосердном самарянине (Лк. 10: 25-37) как раз фактически не согласуется с такой точкой зрения.

В глазах иудеев тех лет, включая слышавших притчу учеников Христа, этот рассказ мог быть явным вызовом: самаряне считались злейшими, заклятыми врагами иудеев, от которых уж конечно ничего нельзя было ожидать доброго. Если уж из Назарета ничего доброго не могло произойти, по словам Нафанаила, будущего апостола, то из Самарии и подавно.
Однако, на вопрос испытывавшего Иисуса книжника "кто мне ближний" как раз даётся этот рассказ о том, как единоверцы пострадавшего от разбойников и избитого до полусмерти путника прошли мимо него, не оказав никакой помощи, и только самарянин, по сути кровный ему враг, остановился и спас ему жизнь. Кто же в таком случае, спрашивает Иисус, будет ближним для пострадавшего от разбойников? Книжник отвечает: "Оказавший ему милосердие". - "Иди и поступай так же", последовал ответ.
При этом Иисус совсем не намекнул: "Поступай так же ради Меня". В притче о последнем суде, называемом также "страшным", Иисус просто свидетельствует, в ответ на вопросы "когда мы видели Тебя алчущим и накормили? или жаждущим, и напоили? и т.д.: "Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25: 40).
Допустим, что "ради Бога" здесь не уточняется, но просто подразумевается "по умолчанию", ибо неверующих в Бога праведников в ту эпоху представить себе было невозможно. Но во всяком случае ясно, что связь самой ценности добродетелей с тем, делают ли их люди "ради Христа" или нет, но просто ради самих людей, здесь никак не линейная. Самарянин, пусть и персонаж притчевой, в принципе Иисуса Христа, какой Он есть, знать не мог. Он поднял раненого с дороги не "ради Христа", а просто потому, что сжалился. Однако призыв поступать так же, как поступил он со своим врагом, в тот момент беспомощным, обращен ко всем без исключения. Во всяком случае, делать добро и милосердие просто ради самих людей, не ища своей выгоды, своих интересов, значительно лучше, чем делать те же дела напоказ и имея в виду собственный интерес, или не делать вообще ничего никому.
Разумеется, во всех поступках важны намерения. Как писал преп. Марк подвижник, «Бог ценит дела по намерениям их. Ибо сказано: "даст тебе Господь по сердцу твоему" (Пс. 19:5)... [Поэтому] кто хочет что-нибудь сделать, но не может, тот [считается] перед Богом, знающим намерения сердец наших, как сделавший. Это касается как добрых дел, так и злых». Или, как как сказано в известном пасхальном слове, "Господь намерения целует", если они добрые.

Свят. Игнатий Брянчанинов и его ценители, однако, написали бы здесь в очередной раз, что эти все добрые дела не угодны Богу, поскольку делаются "из падшего естества". Но в таком случае, если естество людей и так падшее, почему Богу угоднее вера, которая тоже идёт из этого же падшего естества, чем дела любви и милосердия, какие они есть? Кстати, именно это падшее естество всегда рискует веру обесценить, поскольку "всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь" (Мф. 3: 10), ибо "вера без дел мертва" (Иак. 2: 26).

Конечно, взгляд на то, что добрые дела, делаемые без Бога и не вдохновляемые Им, не могут быть Ему угодны, не случаен, но он нуждается в некоторых поправках и оговорках. Когда-то лет около 250 тому назад одним английским мыслителем была выражена мысль: «Hell is paved with good intentions» – «Ад вымощен добрыми намерениями». Безусловно, и примеры того, как люди, вдохновляясь как будто любовью к страдающим от несправедливости беднякам и желая переустроить окружающий мир с благими целями, лишь только умножали страдания и зло вокруг себя, отстоят совсем недалеко от нас. Но намерениями не благими, а злыми или движимыми желанием самоутвердиться и возвеличиться, тот же ад будет достигнут с еще большим успехом. Безусловно, вдохновляющая благодать на дела, подлинно ценные с точки зрения вечности, необходима, как и важно признание такой благодати. Но в таком случае, где и в ком она действует, - не дано предугадать никому. Бог избирает Своими инструментами в том числе тех, о ком и представить себе никому не придёт в голову. И иной неверующий с точки зрения даже благочестивых церковных христиан может оказаться более верующим, чем они, в очах Бога.
Tags: библия, писание, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments