pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

"Неудобные вопросы" к ПСМБ (Преображенскому Содружеству Малых Братств)

Увидел материал, содержащий претензии Веры Адельгейм и Виктора Яковлева, хорошо знавших покойного прот. Павла Адельгейма.

В частности, указывается следующее:

""во всех ваших делах и словах отец Павел отделен от его семьи? Почему все делается так, как будто нет ни меня, ни дочерей Маши и Ани, сына Ивана? Почему псковские члены братства настойчиво предлагали мне потесниться, съехать (это с Машей-то!) на второй этаж, а на первом этаже братство собиралось устроить музей? Почему, работая у нас дома почти три года, копируя архив отца Павла, только я платила и за Интернет, и за свет из своей маленькой пенсии? Почему Вы издаете и переиздаете большими тиражами книги отца Павла, даже не спрашивая на то никаких разрешений у меня, как законного наследника, и продаете эти книги по высокой цене, а я вынуждена покупать их за свои деньги в книжном магазине, чтобы подарить, когда приехавшие ко мне люди просят эти книги? Как мне сказать им, что ни Вы, ни братство ни разу не дали мне ничего из этих книг, разве что единичные экземпляры? Простите, я не могу посылать гостей в магазин покупать себе подарок на память об о. Павле…

Поймите меня правильно: я сейчас говорю не о деньгах, и не прошу их. Хотя нам с Машей трудно жить, мы привыкли обходиться малым, да и друзья наши нас, слава Богу, не бросают. Я спрашиваю Вас, почему мне совсем нет никакой от братства даже малой помощи, когда Вы так много говорите о любви, и что все должны помогать ближнему? Или семья отца Павла, я и Маша, уже перестали быть для Вас ближними? Или и не были?

Все знают, что отец Павел всегда и всё, даже, казалось бы, маловажное обсуждал со мной и своими друзьями. Но я никогда не слышала от него, что он собирался вступать или уже вступил в Ваше братство. Никто из наших близких друзей тоже ничего подобного от него никогда не слышал, хотя его отношение к братству обсуждалось за общим столом не раз. Мы все знали, что он поддерживает братство, что по мере сил откликается на приглашения прочитать лекцию, приехать на встречу. Но он точно так же откликался на все просьбы, поддерживал и других людей. И отец Павел соглашался, когда кто-то говорил, что у братства есть опасные недостатки, которые и для себя он считал опасными. Как можно совместить мое и наших близких друзей неведение о вступлении в Ваше братство с Вашими – после его смерти! – утверждениями, что он вступил в него? Зачем Вы говорите то, чего не было? Полагаю, что в этой ситуации Вы должны представить очевидные убедительные доказательства, которые за прошедшие пять лет так и не появились"".

Возможно (это лишь моё предположение), что были некоторые разговоры об этом вступлении, которые каждая сторона наверняка может интерпретировать по-разному. Да, я неоднократно видел сам отца Павла на конференциях, устраиваемых ПСМБ в разные годы, прежде всего в 2000-е, куда и меня одно время приглашали, как сочувствовавшего этому братству. Было ясно, что в то время именно с этим братством у отца Павла была наибольшая связь, это факт. Но... когда на рубеже 2010 года я заметил тоже, кстати, через отзывы некоторых людей, там бывших, что там наметились какие-то странные тенденции, а году как раз в 2010-м оттуда ушли ключевые его члены, как Виктор Котт или Семен Зайденберг, я стал задавать кое-кому откровенные вопросы, правда ли это. У меня были и до сих пор остаются несколько друзей по ЖЖ и ФБ из ПСМБ, и им я начал их задавать. После чего почувствовал глухую стену. В частности, Анна Алиева через личные сообщения стала мне присылать разные упреки, ни на один вопрос так и не ответив по существу. Естественно, что все приглашения на конференции братств в последующие годы мне после этого присылать перестали.

Как-то раз на одной из общецерковных уже конференций по библейской тематике, году не то в 2013, не то в 2014, я в последний раз встретил о. Георгия Кочеткова. Чуть-чуть пообщались, совсем недолго, и напоследок вдруг о. Георгий мне высказал такую реплику: "Вы слишком доверяете раскольникам". Я опешил и сначала ничего не понял: какие раскольники, кто они и где, откуда взялись?... Потом дошло, наконец. С точки зрения о. Г., все, кто ушел из его братства и теперь относится к нему критически, - теперь "раскольники". Ни больше, ни меньше. Что ж, в самом деле это скорее свидетельствует о более чем "архиерейских" амбициях о. Г. Или даже "папских".

Очень обидно и больно всё это. В 1990-е содружество братств много хорошего сделало в общецерковном масштабе. Но сейчас оно в точности повторяет "систему" РПЦ в виде архиерейского диктата, когда "благословение" о. Георгия фактически значит одно: "только попробуй иначе!". Ну и окружил себя о.Г. судя по всему, подобными же по складу людьми, которые ни слова, ни возражения против не скажут.

И вообще, такие видные и заслуженные люди, как тот же о. Павел Адельгейм, Ольга Седакова, Сергей Юрский, покойный Сергей Аверинцев находились в братстве на особом почетном счету, и им, естественно, не предъявлялось ничего из той "дисциплины", которая предъявляется рядовым братчикам и из-за которой многие в последние годы оттуда ушли, или их выдавили.
Tags: полемика, свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments