pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Пост: о кальмарах и не только о них

Выступил мой старый знакомый и ЖЖ-читатель glkz. С которым мы, правда, до сих пор лично так и не повидались...
Спасибо, о. Глеб!

– А как быть с «возлюбить Бога как самого себя»?

– У меня тоже нет рецепта. Зато есть 13-ая глава 1-го Послания коринфянам апостола Павла, где среди прочего встречаем «любовь не ищет своего». Вот критерий. Он кажется слишком простым, мол, не ищи своей выгоды, помогай другому. Но вдумайтесь, ведь выгоду мы можем часто искать и утонченно, даже скрыто от себя.

Например, пришел человек в храм. А зачем? Конечно же, чтобы с грехами побороться, стать лучше. Но ищет ли он при этом своего, выгоду? Или человек все-таки приходит к Богу и ближнему? Это нарочно безответный вопрос. Ведь когда мы в самых правильных наших проявлениях пытаемся достигнуть своего результата, своей, пусть и самой доброй, выгоды, оказывается, что наше целеполагание ошибочно.

У протопресвитера Александра Шмемана есть такие слова: «Древняя церковь – христиане вокруг престола и поэтому Тело и Кровь Христа на престоле. Современная церковь – Тело и Кровь на престоле и поэтому христиане вокруг». Кажется, похожие вещи, но на самом деле диаметрально противоположные.

Мы пришли встретиться друг с другом и Богом, попытаться увидеть другого, то есть не себя показать, а к другому потянуться? Или мы пришли в церковь получить себе духовную выгоду, освятиться и самим достичь высокого духовного уровня?

Современный человек все чаще хочет и в духовном плане быть потребителем, хочет получать, приобретать, пусть даже вещи вполне правильные и добрые.
Но это антитеза того, о чем говорит апостол.

– Могли бы вы привести пример?

– Хорошо ли, например, стремиться избавиться от греха? Да, в общем хорошо. А стремиться достигнуть молитвенности? И это неплохо. Но если первое и второе – единственная наша цель, выходит, мы ставим средство в положение цели. Значит, мы совершаем подмену. Это и отличает зачастую современного христианина. Есть такое греческое слово «амартия» (ἁμαρτία) – грех, промашка. Здесь происходит ровно такая промашка, подмена целеполагания.

Если в нашей подготовке к посту, в постовой практике цель – попытаться достигнуть хоть какого-то самоограничения, чтобы высвободившиеся ресурсы времени, внимания, сил, эмоций и молитвы направить к Богу и к ближнему, тогда все хорошо.

Если мы обычно вычитываем только утреннее и вечернее правило, а постом добавим в себе в нагрузку еще по три канона в день, то вот это – хорошо или нет?

– Хорошая цель вроде бы.

– Главный вопрос: зачем? Если для того, чтобы в собственных глазах выглядеть большими молитвенниками, то думаю цель плохая. Если мы стараемся в пище соблюдать пост, чтобы успокоить себя – мол, мы прилежные христиане, правильно исполняем устав, то (это мое личное мнение) лучше вовсе не поститься.

Святитель Иоанн Златоуст когда-то написал, что пост – это когда разницу в цене между обычной и постной трапезой мы раздаем нуждающимся. Это оптимальная формулировка и ответ на вопрос: для чего мы постимся. Мы постимся, чтобы экономить и отдать, делиться.

Но взглянем на наш сегодняшний пост. Если сравним дешевые пельмени и нормального уровня рыбу в магазине, то получится, что те самые нуждающиеся, вообще говоря, постом мне должны прилично приплачивать.

Пост – это попытка самоограничения, самообуздания, хотя бы в элементарном, ради того, чтобы поделиться собою с Богом, с ближним. Это время посмотреть на себя по-другому, под новым углом, чтобы слова «любовь не ищет своего» стали применимы к нам самим. Пост – это время, когда мы возрастаем в любви.

Все начинается с кальмаров в пост…
Tags: жизнь церковная, люди, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments