pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

"Широк" человек...

И так иной раз его хочется "сузить", по мысли одного из героев Достоевского.
И понятно в общем, почему.
Как могут иногда в одном и том же человеке сочетаться семейная любовь с нежностью и садистическое зверство, остаётся загадкой.
Попался любопытный материал на эту тему.
Был такой следователь НКВД при Берии - Борис Родос. Лично пытавший Исаака Бабеля, Всеволода Мейерхольда, членов Политбюро Косиора и Чубаря.
В архивах ФСБ сохранилось письмо Мейерхольда, где режиссер описывает применявшиеся к нему "методы следствия":

"Меня клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам, по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам. В следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-синим кровоподтекам снова били этим жгутом… Следователь все время твердил, угрожая: "Не будешь писать, будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного окровавленного тела".

В 1953 Борис Родос сам был арестован, а через три года расстрелян за "измену родине в составе группы лиц".

Из письма Бориса Родоса сыну:
"Я очень рад, что ты уже дома и здоров. Худенький мой, Валерочка. У тебя мама, она очень переживала и нервничала во время твоей болезни. Смотри, не обижай маму. Ты уже ученик и во всем должен быть примерным. Старайся помогать маме, не заставляй ее нервничать. Я уверен, что ты будешь хорошим мальчиком. Если ты маму и меня любишь, то не станешь делать ничего плохого.

Дорогой Валерочка, с момента заболевания до возобновления учебы в школе пройдет не меньше двух месяцев. За это время ты крепко отстанешь от своих учеников, если не будешь каждый день заниматься дома. Попроси маму и Нелю, чтобы они взяли тебя "на буксир".​
Ты обязательно должен нагнать упущенное. Ты легко сможешь этого добиться, если будешь внимательным и послушным и если будешь хорошо "без капризов" кушать. Я надеюсь, что все будет хорошо. Обещай мне это.
Будь здоров Валерочка, желаю тебе успехов в учебе. Пиши мне часто о себе: как учишься, с кем дружишь, где бываешь.

Я пошлю тебе Валерочка новых денег
(письмо написано в 1947 году после денежной реформы. – РС), будешь собирать.

Целую крепко. Твой папка"
.

И ведь многие другие функционеры либо из НКВД, либо из Гестапо в семейной жизни или в общении с кем-то вне их профессиональной деятельности могли казаться или даже просто быть вполне симпатичными людьми, о которых никогда в жизни иной раз не подумаешь, на что они могут быть способны при некоторых условиях!

Сын этого палача Валерий написал о себе книгу, которая так и названа - "Я - сын палача".
В советское время был преподавателем Томского университета, в годы перестройки уехал в США.
С его следующими замечаниями трудно не согласиться:
"Моя позиция проста: там, где нет должности – палач, там их и нет. А если объявить вакансию, набежит сколько требуется. Нет, ничему не поможет покаяние. Если вот сейчас, скажем, Путин решит полностью восстановить тот режим, найдется столько палачей, сколько потребно. Вне и независимо. Вообще эта погоня за ведьмами, в какой уже раз, наказание людей и их детей за вину государства… Давайте не разрушать Бастилии, а прекратите их строить. И есть еще одно: глубоко уверен, что личная вина Сталина сильно преувеличена. А Ленин? Мао? Ким? Пол Пот? Виновата идея (преступная) коммунизма. Необходимо большое исследование: "Работа и вина". Виноват ли хирург, который ошибся, и пациент умер; строитель, у которого дом развалился и похоронил под собой тысячу. Солдат, который убивает незнакомых ему людей. Вообще является ли выражение "Я делал свою работу"– индульгенцией?
... Была такая песня "и, если Родина прикажет быть героем, у нас героем становится любой". Родина приказывала быть стукачом, и их набрались миллионы, выйди на лестничную площадку одной из квартир, может быть той, что у тебя за спиной, –стукач. Родина приказывала быть палачом. И набралось добровольцев, сколько требовалось, а могло бы быть и больше. Я бы руку, ногу, жизнь отдал, чтобы мой папа стал, как его отец, портным. В какой-то другой семье бились бы головой об стену, плакали бы и каялись. Моя бы семья горя не знала, оно грянуло бы в другой семье. Социальный заказ! Не было бы заказа – и мой папа, быть может, неглупый, со способностями еврей, сумел бы стать и хорошим, и полезным. Когда-то я собирал коллекцию этих их высказываний: Молотов говорил: "А что я мог сделать?", Каганович говорил: "Мне приказали, я исполнял", Микоян, Хрущев... Да, наверное, и сам Сталин так мог сказать. Но отвечать приходится мне и моим детям...
Не следовало ему откликаться на этот призыв, вступать в дьявольский легион. Но я всю жизнь мучился вопросом, а у меня хватило бы (точно не знаю, чего), чтобы удержаться не вступить?.. Не знаю. И есть твердая уверенность, что 95% нынешних наших граждан с радостью и добровольно вступили бы, особенно те, кто сейчас все это яростно осуждают.
"


И то, что в каждом из нас может где-то глубоко "дремать" этот самый палач, подтверждает эксперимент Милгрэма:

"Милгрэм уверен — в нас глубоко укоренилось сознание необходимости повиновения авторитетам. По его мнению, в проводившихся им экспериментах решающую роль играла неспособность испытуемых открыто противостоять «начальнику» (в данном случае исследователю, одетому в лабораторный халат), который приказывал испытуемым выполнять задание, несмотря на сильную боль, причиняемую «ученику»".
Tags: жуть, история, люди, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments