pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

"Сердце достанем, согреем глинтвейном..."

Глинтвейн

До Рождества – не так уж далёко:

испаряются злобы и страхи,

но – к зиме повернулось Господне око

и падает наземь, как будто с плахи.

Холод осенний – глинтвейном спрыснем.

Который год – всё снова и снова –

под пестрым покровом осенних листьев

ждет земля снегового покрова.

Стóит ли спорить с планетным бегом? –

Сердце, покрытое инеем колким,

укроем листьями, спрячем под снегом, –

и пусть лежит до рождественской елки,

а уж под шелест ее тиховейный,

под перезвон стеклянных игрушек, –

сердце достанем, согреем глинтвейном, –

а заодно – небеса и дýши…

Святок морозы – глинтвейном спрыснем!

Алыми каплями – снова и снова!

Круговоротом вселенской жизни –

феерическим белым покровом…

………………………………………

До Рождества не так уж далёко:

растворяются злобы и страхи,

к Земле повернулось Господне око.

и падает наземь, как будто с плахи.

Евгений Рашковский

16.10.06


Вигилия для тех, кто опоздал


Опоздали.

Замело снегом белым

все скрещенья дорог…

Опоздали.

Помещенье в ночи опустело.

Двери скрипят под ветром.

Куда же запропастился Бог?



Опоздали.

И вовсе не виноваты.

Наверное,

зря торопились

такому чуду предстать.

А в прежних яслях дубовых,

полных сена когда-то, –

только одна осталась

замшелая пустота.



И непонятно, что делать:

то ль возвращаться в печали,

то ли двигаться дальше

новое чудо искать.

Ангельского пения

средь леса не услыхали.

В недоуменье стояли.

И продолжали молчать.



И совсем непонятно, –

но всё ж это было, было:

глянув на опоздавших,

сквозь темную толщу времен

Сам Господь милосердный

повелел Гавриилу

послать опечаленным людям

некий пронзительный сон.



Сон,

что был послан Свыше,

был и краток, и тонок,

но такое приснилось,

что не поймешь наяву:

ласковый волк мохнатый

и рядом – спящий ягненок,

что сила и слабость людская

в непонятном согласье живут,



и в этом сне показалось,

о чём молчали давно:

что отныне печаль и радость,

и жизнь, и смерть – заодно…



Сны растворяются скоро,

а юности – как бы и не было,

но память о сновиденьях – всё же вовек не молчит,

и только глубокой ночью

взглянешь на звездное небо:

сердце твое пробивают

серебряных терний лучи.

Марек Скварницкий (1930-2013)
Перевод с польского Евгения Рашковского.
Tags: богослужение, разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments