pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Памяти царственных страстотерпцев

Из дневников Николая второго, 1917 год

27-го февраля. Понедельник
В Петрограде начались беспорядки несколько дней тому назад{*}; к прискорбию, в них стали принимать участие и войска. Отвратительное чувство быть так далеко и получать отрывочные нехорошие известия! Был недолго у доклада. Днём сделал прогулку по шоссе на Оршу. Погода стояла солнечная. После обеда решил ехать в Ц.[арское] С.[ело] поскорее и в час ночи перебрался в поезд.

28-го февраля. Вторник
Лег спать в 3ч., т. к. долго говорил с Н. И. Ивановым, кот[орого] посылаю в Петроград с войсками водворить порядок. Спал до 10 час. Ушли из Могилёва в 5 час. утра. Погода была морозная, солнечная. Днём проехали Вязьму, Ржев, а Лихославль в 9 час.

1-го марта. Среда
Ночью повернули с М. Вишеры назад, т. к. Любань и Тосно оказались занятыми восставшими. Поехали на Валдай, Дно и Псков, где остановился на ночь. Видел Рузского. Он, Данилов и Саввич обедали. Гатчина и Луга тоже оказались занятыми. Стыд и позор! Доехать до Царского не удалось. А мысли и чувства всё время там! Как бедной Аликс должно быть тягостно одной переживать все эти события! Помоги нам Господь!

2-го марта. Четверг
Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т. к. с ним борется соц[иал]-дем[ократическая] партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с кот[орыми] я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!

3-го марта. Пятница
Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный. Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. В 8.20 прибыл в Могилёв. Все чины штаба были на платформе. Принял Алексеева в вагоне. В 9½ перебрался в дом. Алексеев пришёл с последними известиями от Родзянко. Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четырехвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше.

8-го марта. Среда
Последний день в Могилёве. В 10 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10½ ч. пошёл в дом дежурства, где простился с со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка — сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. приехал к мам'а в вагон, позавтракал с ней и её свитой и остался сидеть с ней до 4½ час. Простился с ней, Сандро, Сергеем, Борисом и Алеком. Бедного Нилова не пустили со мною. В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала. 4 члена Думы сопутствуют в моем поезде!
Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо.

11-го марта. Суббота
Утром принял Бенкендорфа, узнал от него, что мы останемся здесь довольно долго. Это приятное сознание. Продолжал сжигать письма и бумаги. У Анастасии заболели уши, — то же, что было с остальными. От 3 ч. до 4½ ч. гулял в саду с Валей Д. [олгоруковым] и работал в саду. Погода была неприятная, с ветром, при 2° мороза. В 6.45 пошли ко всенощной в походную церковь. Алексей принял первую ванну. Зашли к Ане и Лили Д.[ен] и затем к остальным.

12-го марта. Воскресенье
Началась оттепель. Утром были Бенкендорф и Апраксин; последний покидает Аликс и простился с нами. В 11 час. пошли к обедне. Алексей встал сегодня. Ольге и Татьяне гораздо лучше, а Марии и Анастасии хуже, головная и ушная боль и рвота. Погулял и поработал в саду с Валей Д.[олгоруковым]. После чая продолжал приводить бумаги в порядок. Вечером обошли жильцов дома.

13-го марта. Понедельник
Оттепель продолжалась, день был полусерый. Погулял утром полчаса. Всё ещё возился с старыми делами. У Марии продолжала стоять высокая темп.[ература] 40.6, а у Анастасии болели уши. Остальные себя чувствовали хорошо. Погулял также днём и поработал. Вечером сидели у Ани с Лили Д.[ен].

14-го марта. Вторник
Серый день и оттепель. Утром погулял с Валей Д. [олгоруковым] три четверти часа. Теперь — много времени читать для своего удовольствия, хотя достаточное время тоже сижу наверху у детей. У Марии всё сильный жар продолжается – 40.6. У Анастасии осложнение с ушами, хотя ей вчера сделали прокол прав[ого] уха. Днём погулял по всему парку.

15-го марта. Среда
Чудный солнечный морозный день. Сделал с Валей Д.[олгоруковым] и, как всегда теперь, в сопровождении одного из караульных офицеров, хорошую прогулку.
У Марии и Анастасии состояние, как вчера; плохо спали и высокая темпера[тура] Марии побила рекорд, т. к. у ней днём было 40.9. Остальные совсем поправились. Днём ещё долго гулял и работал.
До обеда читал, а вечером сидели с детьми до 10 ч. и пили чай вдвоем.

16-го марта. Четверг
Ясный морозный день. Утром погулял. Мария и Анастасия в том же положении, лежат в темной комнате и сильно кашляют; у них воспаление легких. Днём гулял и работал. Вечером посидели у Ани и затем у Бенкендорфов.

17-го марта. Пятница
Такой же солнечный день. Погулял от 11 ч. до 11½ ч. У Марии и Анастасии попеременно подымалась высоко темп.[ература], затем опускалась, была также рвота. Днём долго гулял и работал; кончил с Валей Д.[олгоруковым] дорожку у старой беседки. Вечером зашли к Ане и Лили Ден.

18-го марта. Суббота
Серый день и оттепель; утром во время прогулки падал мокрый снег. У Марии днём было 40.9 и по временам бред, к вечеру у неё опустилось до 39.3, у Анастасии днём – 37.8, веч[ером] – 39.3. Днём поработал. В 6½ пошёл с Ольгой и Татьяной ко всенощной. Вечер провели семейно и разошлись на покой рано.

19-го марта. Воскресенье
Лучезарный день. В 11 ч. пошли к обедне с Ольгой, Татьяной и Алексеем. Темп.[ература] у Марии и Анастасии опустилась до нормы, только к вечеру у Марии она несколько поднялась. Вышел на прогулку в 2 часа, гулял, работал и наслаждался погодой. Вернулся домой в 4½ . Сидел долго у детей, а вечером были у Ани и у других жильцов.

20-го марта. Понедельник
У Марии и Анастасии, по-видимому, наступил перелом, темп.[ература] держалась нормальная; они слабы и весь день спали, конечно, с перерывами.
Погулял от 11 час. Сильно таяло. Днём много поработал. Вечером посидели у Ани.

21-го марта. Вторник
Сегодня днём внезапно приехал Керенский, нынешний мин.[истр] юстиции, прошёл через все комнаты, пожелал нас видеть, поговорил со мною минут пять, представил нового коменданта дворца и затем вышел. Он приказал арестовать бедную Аню и увезти её в город вместе с Лили Ден. Это случилось между 3 и 4 час., пока я гулял. Погода была отвратительная и соответствовала нашему настроению! Мария и Анастасия спали почти целый день. После обеда спокойно провели вечер вчетвером с О. [льгой] и Т.[атьяной].
==============================
{*} 23 февраля (8 марта н. ст.) произошёл революционный взрыв, положивший начало февральской революции. 27 февраля (12 марта н. ст.) всеобщая политическая стачка переросла в вооруженное восстание.

* * *

Все дневниковые записи имп. Николая весьма скупые и лаконичные, но через них все равно можно прочувствовать драматизм тех событий. И как это отразилось тогда на здоровье всех детей!

О канонизации царской семьи на моей памяти было много всяких споров, были вполне весомые доводы против и у А. Солженицына, и у проф. МДА А. Осипова, и у других разных историков. Они могут быть по-прежнему и сейчас. Понятно, что на волне отталкивания от всего советского периода неизбежно рос интерес к судьбе царской семьи в 1970-80-е годы, а уже в 1990-е голоса за общецерковное их прославление значительно преобладали над теми, кто был против.
В 1991-1993-х на моей памяти молодой тогда о. Артемий Владимиров с амвона в конце вечерних служб неизменно возглашал: "Святии царственнии мученицы, молите Бога о нас!". Бравировать монархизмом тогда еще было по-своему смело, прогрессивно и отчасти модно. В последующие годы некоторые фанатичные группы почитателей царя, которых справедливо окрестили "царебожниками", лишь подпортили общецерковный фон и скорее могли охладить настроение тех сочувствующих, включая меня, которые вполне согласились с этим прославлением, состоявшимся в 2000 году.

Если вдаваться в тонкости истории и политики, то ясное дело, что к последнему императору может быть очень много вопросов, которые были, естественно, и у многих его современников (характерно, что почти никто в те самые февральско-мартовские дни ни из видных политиков, ни из заметных церковных деятелей, включая членов Священного Синода, не выступил в поддержку низложенного императора, но почти все скорее легко согласились с его отстранением). Тут и спорить не о чем. Другое дело - весь последующий период жизни семьи сначала под своего рода "домашним арестом" в Царском селе, а затем в ссылке в Тобольске и в последние месяцы в Екатеринбурге. Тут и проявились их лучшие христианские качества в весьма жестких и просто подчас унизительных условиях... Взять хотя бы слова из письма княжны Ольги: «Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь...»

Приведу здесь мнение прот. Георгия Митрофанова:
""Церковь никогда не претендовала на то, чтобы канонизовать "всех святых"; имена многих святых просто неизвестны. В то же время число праведников, канонизированных Церковью, очень велико, так что не все христиане могут в одинаковой степени его вместить. Я вот не могу вместить почитание Матроны Московской. Но у меня нет сомнений в святости последнего царя, Николая II. Оценивая критически его деятельность как императора, я, будучи отцом двоих детей (а он был отцом пятерых!), не могу представить себе, как он мог сохранять такое твердое и одновременно незлобивое состояние души в заключении, когда стало ясно, что все они погибнут. Его поведение в этот момент, эта сторона его личности вызывает мое глубочайшее почитание.
Царскую семью мы прославили именно как страстотерпцев: основанием для этой канонизации стала безвинная смерть, принятая Николаем II с христианским смирением, а не политическая деятельность, которая была довольно противоречива. К слову, и это осторожное решение многих не устроило, потому что кто-то не хотел этой канонизации вовсе, а кто-то требовал канонизации государя как великомученика, "ритуально от жидов умученного"".


И если сравнивать канонизацию последней царской семьи с теми разными благоверными князьями, которые были прославлены у нас гораздо раньше (Александр Невский, Андрей Боголюбский), или с канонизированными византийскими императорами, начиная с равноапостольного Константина, чьи образы жизни часто бывали весьма далеки от христианской кротости и других положительных качеств, то последний царь Николай займет в их ряду более чем достойное место. Так что тут смотря с какими мерками подходить. Психологически возражения против канонизации последнего царя и не возражения против уже давно состоявшихся прославлений Андрея Боголюбского, Александра Невского, византийского имп. Юстиниана и т.д. понятны: тут прошло всего сто лет, а там 700, 800 или полторы тысячи. Но стиль и подход самих канонизаций особенно не изменился с тех давних времен - политика и многие другие факторы всегда играли немалую роль в этом отношении.
Tags: богослужение, жизнь церковная, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments