pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Заочное интервью об итогах прошедшего Архиерейского собора.

Для интернет-портала russned.ru

- Архиерейский собор собирает епископов церкви. Что обычно ждет от таких соборов народ Божий?

Трудно ответить на этот вопрос, поскольку между епископатом и народом Божиим пока нет устойчивой обратной связи. Да и организованного, сплоченного народа церковного тоже почти нет, кроме разве что отдельных общин, православных изданий и группирующейся вокруг них православной интеллигенции. Преобладает в храмах женская составляющая, среди которой, в свою очередь, немало пожилых, и которую глобальная церковная политика как-то не затрагивает и не очень интересует, поскольку на первом плане у них личные житейские проблемы или скорби.

- Что, по вашему мнению, явилось главной задачей нынешнего архиерейского собора?

Как сказано в документе “О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви”, “Собор считает необходимым скорректировать направления и приоритеты церковного возрождения таким образом, чтобы больше внимания уделялось духовному измерению церковной жизни, просвещению и воспитанию народа Божия, православному свидетельству в современном мире”. Далее в документе даются около 40 различных рекомендаций по возрождению общинной жизни, миссионерской и образовательной деятельности.

- Можно ли сказать, что главным результатом стало прославление в лике святых новомучеников, и что особо символично – святителя Иоанна (Максимовича)?

Не знаю, главный ли это результат, но прославление свят. Иоанна, безусловно, значимое событие.

- Каково Ваше отношение к «письму 19 московских священников», которое было распространено перед Архиерейским Собором в СМИ и интернете?

Отрицательное. Возможно, что влияние охранителей-традиционалистов сейчас начинает ослабевать, поэтому они прибегли к такому способу публично заявить о себе и своих взглядах перед созывом Собора.

- Главная идея «письма московских священников к Собору» была в невозможности поднимать сегодня вопрос о реформе богослужебного языка. Как Вы к этому относитесь?

С недоумением. Такой вопрос давно уже назрел. Но никто из сторонников допущения русского богослужебного языка не выступает за отмену славянского. Речь всего лишь о том, чтобы допустить И то, И другое, а не по принципу "ИЛИ-ИЛИ". Как это уже практикуется в Сербии, Болгарии и на Украине кое-где. Как это давно уже есть в западных странах, где католические мессы служатся на родных языках, но в какие-то дни и часы - на латыни, а в православных богослужениях широко применяется сочетание славянского и французского, английского и др. языков в разных пропорциях, в зависимости от состава и желаний прихожан.

- В Церкви всегда сосуществовали и охранительные и реформаторские тенденции. Какие тенденции более сильны сегодня?

До сих пор преобладают охранительные тенденции, но вроде бы ширится и реформаторское течение, поскольку необходимость реформ назрела еще к началу ХХ в., ее осознал поместный Собор 1917-18 гг. Но почти ничего из задуманного на соборе осуществить не удалось, долгие десятилетия из-за гнета со стороны атеистической власти, а затем, по причине неудачных реформ в государственной жизни во время перестройки, многие внутри Церкви по боязни стали противиться вообще каким-либо возможным переменам. Реформы сами по себе не самоцель, они призваны быть для самих же людей, а не люди приноситься им в жертву. Но поскольку по многим вопросам в РПЦ сегодня есть разномыслия, и подчас острые, то допущения многообразия, плюрализма в церковной жизни вовсе не помешало бы.

- Впервые Архиерейский Собор получил такую широкую огласку в СМИ. Его заседания транслировались через Интернет, документы публиковались незамедлительно, сюжеты о Соборе стали часть новостных блоков центральных телеканалов. Нужна ли такая публичность Собору архиереев?

Не усматриваю в публичности, в открытости как таковой ничего плохого. Единственный минус был в том, что из-за повышенного ажиотажа в связи с делом еп. Диомида остальные вопросы во многих СМИ обсуждались мало или не были затронуты вовсе.

- На Ваш взгляд, стоило ли Собору поднимать дело епископа Диомида? Принесло ли это пользу Церкви?

С одной стороны, к многочисленным воззваниям еп. Диомида нельзя было не выразить отношения. С другой, мне кажется, что решение о его запрещении в служении с последующим возможным скорым извержением из сана было принято поспешно. Вообще, ситуация показала, что единства в РПЦ ни среди верующих, ни среди иерархии по многим вопросам не существует, - это реальность, которую долгое время священноначалие пыталось замалчивать. Путь к единству может быть только через диалог, через свободное, соборное обсуждение и терпеливую дискуссию по многим вопросам, а все это так или иначе предполагает допущение оппозиции, пусть и такой лично для меня малосимпатичной, выразителем которой и явился еп. Диомид. Хотя сейчас выясняются новые очень неприятные подробности о его деятельности, как доепископской, так и епископской, на Камчатке и Чукотке. Если все это правда, то его надо было бы запрещать еще много лет назад или, по крайней мере, не рукополагать во епископы. См., например, http://apistos.livejournal.com/661.html

- Нужно ли широкое обсуждение результатов Собора в прессе? Приносит ли такое обсуждение пользу Церкви?

Вопрос весь в том, что понимать под “пользой Церкви”; кто и как будет ее оценивать. Возможно, что пользы не будет, но если намеренно скрывать информацию и препятствовать обсуждению, это даст повод для больших кривотолков и домыслов, что в конечном счете уж точно принесет вред.

- Собор утвердил Положение о церковных судах, что оно изменило в существующей ситуации?

Об этом говорить слишком рано, поскольку пока не изменилось ничего. Хотелось бы надеяться, что необходимые изменения последуют в дальнейшем.

- Собор утвердил Положение «Об основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», что оно изменило в существующей ситуации?

Должно также пройти немало времени, прежде чем можно будет судить об изменениях. Документ сам по себе заслуживает внимания и по-своему интересен. Однако есть, на мой лично взгляд, непроясненные и спорные моменты, на которые можно указать. Например:

  • “III.4. Права человека не должны противоречить любви к Отечеству и к ближним.


  • Творец вложил в человеческую природу необходимость общения и единения людей, о чем Он сказал: «Не хорошо быть человеку одному» (Быт. 2, 18). Любовь к своей семье и другим близким людям не может не распространяться на народ и страну, в которой человек живет. Не случайно православная традиция возводит патриотизм к словам Самого Христа Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13)”
    .

    «Не хорошо быть человеку одному» сказано исключительно по поводу брачного союза, начиная с Адама и Евы. Тогда как вышецитированные слова Христа скорее подходят к братской любви среди учеников Христа в церковной общине. Любовь к жене и детям личностна и конкретна, она в любом случае будет отличаться от любви к стране, которая более абстрактна и у каждого человека понимается весьма по-разному, так же, как и патриотизм. Например, одному критика недостатков российской действительности может показаться непатриотичной, а другой посчитает своим долгом обличать как раз из-за патриотических побуждений. По недавней войне в Чечне общество весьма разделилось: одни оценивали военные действия как патриотический шаг, другие как бесполезный и безусловно антипатриотический и т.д. Единых и универсальных критериев оценок в данном случае нет, и если какая-то из сторон решится постулировать определенный ею выбранный критерий как общеобязательный или даже просто рекомендательный для всех, то сразу возникнут проблемы и напряженность в обществе.
    К тому же, в древнехристианском “Послании к Диогнету”, автором которого предполагается св. Иустин-мученик, например, о христианах пишется: “Живут они в своем отечестве, но как пришельцы; участвуют во всем, как граждане, но все терпят, как чужестранцы. Для них всякая чужая страна есть отечество и всякое отечество - чужая страна".

    О праве на жизнь (п. IV, 2):

  • “Христианство свидетельствует, что земная жизнь, ценная сама по себе, обретает полноту и абсолютный смысл в перспективе жизни вечной. Поэтому на первом месте должно стоять не само желание во что бы то ни стало сохранить земную жизнь, а стремление устроить ее так, чтобы человек мог в соработничестве с Богом созидать свою душу для вечности”
  • .

    Это утверждение содержит в себе внутреннее противоречие. Для того, чтобы устроить земную жизнь «так, чтобы человек мог в соработничестве с Богом созидать свою душу для вечности», нужно чтобы сам человек был, чтобы его жизнь продолжалась! Правда, в пояснение к этой мысли далее приводится пример мучеников, отдававших свои жизни Христа ради. Но это их был свободный выбор, никем и ничем не продиктованный извне, как и Христос Сам говорил: «Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее» (Ин. 10, 17-18). Это важный, на мой взгляд, момент, требующий уточнения.

    О свободе совести (IV, 3):

  • “В условиях светского государства провозглашенная и утвержденная законом свобода совести позволяет Церкви сохранить свою самобытность и независимость от людей иных убеждений, дает юридическое основание как для неприкосновенности ее внутренней жизни, так и для публичного свидетельства об Истине. Вместе с тем «утверждение юридического принципа свободы совести свидетельствует об утрате обществом религиозных целей и ценностей» (ОСК, III, 6)”
  • .

    Вовсе не обязательно! Юридический принцип необходим в условиях многоконфессионального общества, где эти религиозные цели и ценности понимаются по-разному.

  • “Некоторые идеологические интерпретации религиозной свободы настаивают на признании относительными или «равно истинными» всех вероисповеданий. Это неприемлемо для Церкви, которая, уважая свободу выбора, призвана свидетельствовать о хранимой ею Истине и обличать заблуждения (см. 1 Тим. 3, 15)”
  • .

    Свидетельствовать об истине и обличать заблуждения можно только лишь в свободном диалоге христиан и, например, неверующих, для которых все вероисповедания будут так или иначе “равно истинными” с точки зрения светского законодательства. А у иноверцев их собственные исповедания будут рассматриваться как самые истинные. В таком случае светское законодательство призвано предоставить свободный же выбор каждому человеку в его поисках истины и самоопределении по отношению к ней, поскольку сам поиск истины и ее принятие невозможны без свободы. Это и будет уважением свободы выбора!


    - И последний вопрос: каковы ваши личные впечатления от прошедшего Архиерейского Собора Русской Церкви?

    В целом Собор был похож на предшествующие, но проходил в условиях более повышенного интереса и внимания со стороны разных СМИ. Главным образом, из-за “дела Диомида”, которое фактически затмило собой все остальное.
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 13 comments