pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Ответ о. Владимиру Вигилянскому по поводу интернет-дискуссий

http://news.pravmir.ru/article_2186.html

«Стеб, ироничное осмысление церковной жизни, а на самом деле - злоба, особенно разлиты в блогосфере», - заявил о.Владимир.

По его словам, сегодня в той или иной форме дискуссии в блогах ведут около 500 представителей духовенства Русской православной церкви, и тон многих из этих дискуссий является «удобрением, которое порождает церковные конфликты».


Да, проблема есть, и она имеет очень много разных сторон. Беда нашей современной церковной жизни в том, что приходящие в Церковь не всегда видят Церкви в данной конкретной церковной организации, начиная с прихода. Не видят братства, общины. Но только ли их вина в этом? Да, разумеется, представления о церковной жизни у них могут расходиться с тем, что есть Церковь в реальности, примерно так же, как созвездие пса отличается от живого пса. Да, конечно, люди испорчены грехами, и им часто в ответ их недоумения говорят: "Измените прежде всего себя, а потом рассуждайте и критикуйте" и т.д. Но - где, в таком случае, живые примеры этого изменения, преображения, силы духа в нашей церковной жизни (говорить красиво и правильно у нас многие умеют)? Где - плоды этой жизни, притом, что в Евангелии сказано: "по плодам их узнаете их"?
Ну конечно, они есть, только беда в том, что они тонут на общем коммерческо-"гламурном" фоне. Можно посоветовать съездить к батюшке Х. на другой конец Москвы или Петербурга, или к старцу N. за несколько десятков или сотен километров, но разве в этом выход? Для отдельных людей, не спорю, он случается, но – в общецерковном масштабе?

Как раз Церковь призвана в этом плане начинать сама с себя, прежде чем призывать остальных начинать самим с себя. Но чаще всего, увы, происходит совсем иначе... И я в жизни не видел примеров, чтобы архиерей мог публично признать свои ошибки или попросить конкретно у кого-то прощения, если чем обидел того или другого священника или несправедливо с ним обошелся. То же самое касается и многих священников, увы, в отношении прихожан. Все эти недоумения и негативные эмоции накапливались в течение последних 20 лет, когда Церковь получила свободу, когда количество прихожан и священнослужителей возросло в несколько раз, при этом не дав качества (по аналогии с Константиновским временем по сравнению с предыдущими годами гонений и исповедничества). Но тогда из видимой Церкви выделилось движение, сопротивлявшееся тому случившемуся тогда общему обмирщению - это было зарождение монашества. Сейчас такого похожего течения нет, увы, поскольку само монашество обмирщено по нравам. И эти накопленные эмоции сейчас стали прорываться в сетевом пространстве, которое предрасполагает для свободного выражения и обмена мнений.

Между прочим, на Литургии мы нередко слышим слова ап. Павла, когда празднуем память какого-нибудь монаха-преподобного:

"Братия! Если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового духом кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным" (Гал. 6, 1).
Ну и, есть ли успехи у нас самих в этом плане? А если нет, то призывать к исполнению того, что сами не делаем, как-то несолидно.

Прот. Александр Шмеман еще 40 лет назад в докладе "Авторитет и свобода в Церкви" выразил замечательную мысль:

«Было время, когда Церковь как бремя, как падение переживала торжество "казенщины" в себе, свою "казенную судьбу". Теперь она начинает любить ее, поистине "наслаждаться ею". Па наших глазах возник и воцарился в Церкви тип епископа, священника, мирянина, захлебывающегося в "административном восторге", потерявшего - благодушно и безболезненно - саму "печаль по Боге", вполне удовлетворенного какой-то космической консисторией, в которую на наших глазах превращается постепенно жизнь всей Православной церкви, и в принятии которой, во внутреннем и свободном подчинении которой даже очень хорошие люди видят "спасение Церкви" и ее "правду". Расчет, дипломатия, "международные нормы", "канонические взаимоотношения" - это извне, это на всех "Родосах", а изнутри - указы и приказы, отношения и донесения... В церкви воцарился и, повторяю, изнутри, а не только по внешнему принуждению, какой-то всеобъемлющий "референт" какого-то безличного "отдела", и мы начинаем любить эту казенщину, скуку и тоску, этот "иерархический страх", пронизывающий нашу церковь, и самое ужасное, повторяю, это то, что мы уже почти не ощущаем больше невозможности жить в этой лжи, лукаво и лицемерно покрытой всей "священностью" и "торжественностью" традиционного православного быта.

…Нам нужно внутренне освободиться, отделаться в самих себе от страха, от казенщины, от лукавства. Только тогда мы снова поймем и ощутим, что Церковь — это не организация и не авторитет, а тело, напоенное Духом, в котором нам дана потрясающая возможность верить друг другу в свободе. “Дети, берегите себя от идолов”. Но, как ни страшно это сказать, сама церковь может стать “идолом”. И она становится идолом всякий раз, когда “ради пользы Церкви” нас призывают черное назвать белым, неправду правдой, зло добром, всякий раз, что “ради Церкви” уничижается Дух Святой, “ради” Которого и Которым она только и существует. Церковь не есть “высшая ценность”. Она существует для того, чтобы Святой Дух приходил и все время освобождал и отпускал “измученных на свободу”. В каком-то смысле ничего и никогда не нужно делать “ради Церкви”, а только знать, что когда мы живем и поступаем ради Христа и по Христу, тогда мы — в Церкви и Церковь...»


http://www.krotov.info/libr_min/25_sh/shme/man_08.html

Тон всех подобных интернет-дискуссий порождает уже реальная конфликтная ситуация, пока еще тлеющая. Пусть уж лучше пар выпускается здесь, чем потом произойдет настоящий взрыв, раскол. Дело отнюдь не в ругани (ругань составляет довольно малую часть всех интернет-дискуссий). А вот то, что в инете ставятся и обсуждаются вопросы, на которые предпочитают гласно не отвечать, и что накопилось столько самых разных болей и проблем, это очевидно, и свободное их обсуждение хотя бы в сети это плюс. Думаю, что изменения, и немалые, в общецерковной жизни последуют - вопрос только в сроках (как бы ни было уже слишком поздно). И в какую сторону, однако... Как в свое время книгопечатание поспособствовало развитию протестантизма как нового явления в христианстве, так и интернет сейчас уже существенно начинает влиять на церковную жизнь в целом, где бы то ни было. Вопрос, однако, в том, что тогда Католическая церковь безвозвратно потеряла десятки миллионов из своей паствы…

А пока, как справедливо отметила журналистка Светлана Солодовник в статье «НЕМНОЖЕЧКО КОНСЕРВАТОРЫ ПРОТИВ НЕМНОЖЕЧКО ЛИБЕРАЛОВ»,

"ни история с епископом Диомидом, ни неправосудное лишение сана клирика Латвийской православной церкви Московского патриархата Яниса Калниньша, ни продолжающийся до сих пор скандал с увольнением с настоятельской должности заслуженного пастыря Павла Адельгейма (вся Псковская епархия пишет возмущенные и просительные письма правящему архиерею митрополиту Евсевию) — ни один из случаев не рискнули не только обсудить собравшиеся в Издательском совете, но даже назвать (на дело Калниньша прот. Всеволод Чаплин, правда, намекнул)".

И вывод Солодовник:

«А глаза церковной элиты, так же, как и светской, прикованы к Дмитрию Медведеву: в какую сторону он повернет, как будет выстраивать отношения государства и церкви? А стало быть, если свобод в обществе прибавится, то и рамки церковной дискуссии неизбежно расширятся. Если же демократию и дальше будут давить, то, пожалуй, и о. Тихона с о. Александром (имеется в виду архим. Тихон Шевкунов и прот. Александр Шаргунов – свящ. Ф.) скоро запишут в неообновленцы».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments