pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Власть быть детьми Божьими

К своим пришел, и свои Его не приняли.
Всем же, кто принял Его, верующим во имя Его, дал им власть стать детьми Божиими,
Которые не от крови, и не от хотения плоти, и не от хотения мужа, но от Бога были рождены.

(Медитативное размышление на Ин. 1: 11-13)

Удивительные слова насчет того, какая может быть дана верующим власть! Впрочем, каждому человеку, явившемуся в этот мир, уже дана некоторая власть. Вся проблема в том, на что люди её употребляют. Чаще всего её используют для самоутверждения, комфортного самоощущения, всякого рода господства над ближними. Гораздо реже – ради действенной помощи ближним в любви без навязывания им своей воли. «Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18, 18) – такая власть дана по сути каждому христианину, а вовсе не только представителям иерархии.

«Если, говорит, ты, обиженный, будешь иметь как мытаря и язычника того, кто поступил с тобой несправедливо, то таковым он будет и на небе. Если же ты разрешишь его, то есть простишь, то он будет прощен и на небе. Ибо не только то, что разрешают священники, бывает разрешаемо, но и то, что мы, когда с нами поступают несправедливо, связываем или разрешаем, бывает связываемо или разрешаемо и на небе» (блаж. Феофилакт Болгарский). Воистину, власть прощения или непрощения по-своему сильна и таинственна. Как хорошо, как прекрасно, если она прилагается на созидание в любви, а не на разрушение! Тогда воистину мы становимся этими самыми «детьми Божиими». «Если не обратитесь и не станете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3)». Дети не безгрешны, но они легче отходят от обид, легче их забывают и легче прощают друг друга. И вот, чтобы стать такими детьми, важно, будучи, к примеру, взрослым, повторно родиться заново и уже жить, как дитя, став младенцем на зло, но совершеннолетним по уму (см. 1 Кор. 14, 20)! Израильский мудрец Никодим не случайно с недоумением спросил у Иисуса: «как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?» (Ин. 3, 4). Действительно, своими силами человеку это невозможно, но что невозможно людям, возможно Богу. Что тогда требуется от людей? Как минимум, сильно, остро, по-настоящему этого захотеть.

Крещение, совершаемое в любой институциональной церкви, может послужить такому рождению свыше, может его инициировать, но может и пройти вхолостую – сам по себе обряд ещё ничего не даёт, а таинство в полном смысле совершается при синергии Бога и человека. Притом, рождение свыше – процесс не одномоментный, а продолжающийся едва ли не всю оставшуюся после крещения жизнь! И связан он с умиранием, также не одномоментным, для мира сего, где господствует «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Ин. 2, 16). И помимо всего прочего, «плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления» (1 Кор. 15, 50), поэтому «и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим. 8, 23). Поскольку, «находясь в этой хижине (палатке), воздыхаем под бременем, потому что не хотим совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено было жизнью» (2 Кор. 5, 4). Окончание физической жизни, неизбежно болезненное и сопровождаемое муками нового рождения, таким образом, явится ключевым звеном в этом рождении свыше и в Боге, «не от хотения плоти, и не от хотения мужа», то есть, не биологическом, а сверхприродном для вечности, в Воскресении.

Кто же эти «верующие во имя Его», которые Его приняли? Могу ли я сам назвать себя таковым? Увы, далеко не всегда: моя вера, как «трость, ветром колеблемая». Вера предполагает непрестанное доверие и открытость Иисусу с готовностью самопожертвования и этого самого умирания, но природный инстинкт самосохранения перевешивает. Спасает меня от отчаяния только уверенность, что Сам Бог ищет, как нас приблизить к Себе, но не отдалить. И если даже я веду себя больше как раб или наёмник, нежели как сын (чадо Божье), то есть, теряю эту власть быть Его чадом; если я как соль, теряющая свою силу, то хотя бы прошу у Бога быть тем материалом, субстратом, тоже по-своему годным, на котором бы настоящая соль проявляла своё действие (ведь соли всегда нужно мало).
Tags: высокое богословие, писание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments