pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

ЧТО ПРОИСХОДИТ В АЛЕКСАНДРОВСКОЙ ЕПАРХИИ?

Когда во вновь образованную Александровскую и Юрьев-Польскую епархию был назначен архиепископ Евстафий (Евдокимов), никому из православных и в страшном сне не могло присниться, что у них начнется такое же духовное разорение, от которого много лет страдали прихожане храмов Читинской епархии, где самодурно правил архиепископ Евстафий со своими «архиерейшами» - тремя особо приближенными монахинями. Много потрясающих подробностей можно узнать на читинском форуме в теме «Что происходит в Читинской епархии» (forum-chita.com/viewtopic.php?t=163543).

Увы, приходится и в Александрове начинать печальную тему – «Что происходит в Александровской епархии?» – на фоне славословий «чуткому отцовскому сердцу» владыки на епархиальном сайте. Допекло…

12 ноября в газете «Александровский голос труда» была опубликована статья ДЕЗИНФЕКЦИЯ ИЛИ ЛЮБОВЬ? Да не будет наша земля выжженной!». Но публикации предшествовала совершенно детективная история. За 3 дня до выхода в свет текст статьи был… выкраден из газеты и бурно обсуждался в епархиальном управлении! Да, не случайно Евстафий прославился в Чите как организатор стукачества, доносов и интриг. Угодливые стукачи нашлись и в Александрове…

Самое интересное, что в понедельник, 10 ноября, секретарь Александровской епархии о. Владислав Москаленко не постеснялся придти к редактору газеты и, не скрывая своей осведомленности насчет содержания статьи, давил на редактора, настаивая, чтобы статья была снята. «Прессовали» также и автора, убеждая ее забрать статью, открыто признавшись, что… они уже ее читали! Надо сказать, что единственную попытку подобной цензуры александровская газета пережила всего один раз: еще в советские официально цензурные времена, в 1987 году. Вот тебе, бабушка, и новый «день цензора»! Конечно же, статья вышла. Предлагаем ее вниманию читателей.

Валерия ВОЗНЕСЕНСКАЯ


Размышления публициста

ДЕЗИНФЕКЦИЯ ИЛИ ЛЮБОВЬ?

Да не будет наша земля выжженной!

Сегодня, 4 ноября, праздник Пресвятой Богородицы – в честь Казанской иконы Божией Матери. Я пришла на Литургию в кафедральный собор Рождества Христова, прихожанкой которого являюсь уже около двадцати лет, и не узнала его. Он был совсем другим, но не внешне – а по духу, по внутренней атмосфере. Было такое странное чувство, будто я пришла домой, а там живут и хозяйничают новые люди, которых я не знаю и которые не знают меня. И новые священники во главе с владыкой Евстафием, и новые лица в иконной лавке взамен изгнанных, и новые прихожане. Впрочем, новых прихожан нет – есть прихожане других храмов, которые пришли сюда вслед за переведенными в собор из других церквей батюшками. Что же это? Прихожане есть, а прихода нет? Он раздроблен, распылен, в одночасье уничтожен?

Церковный приход – это община, которая складывается в каждом конкретном храме на протяжении многих лет. По сути, это семья со своей строгой иерархией во главе с настоятелем. Наша семья образовалась более двадцати лет назад, когда возрождался собор. Семья множилась, крепла, посредством воскресной приходской школы воспитывала и растила детей. По тем или иным причинам менялись настоятели, но каждый, кто приходил вновь, с уважением относился к сделанному предшественниками и приумножал их достижения. Общими усилиями поднимали мы храм – и он расцветал на глазах. Как радовались мы новому иконостасу, новому куполу с крестом, новому дому, где расположились трапезная и воскресная школа… Со слезами на глазах мы слушали проповеди наших батюшек, которые призывали нас к чистой жизни, вели к спасению души, прося Господа простить наши грехи. Словом, мы жили христианской жизнью, довольные тем, что можем приобщить к ней наших детей и внуков.

Когда мы узнали, что скоро у нас появится свой владыка, мы обрадовались. Мы любим нашего митрополита Владимирского и Суздальского Евлогия, всегда с благоговением встречаем его у нас – и он одаривает нас лаской и любовью. А теперь у нас будет свой владыка – и мы будем любить его, будем ему помогать, найдем в его лице доброго пастыря, с которым будет легче идти к Богу.

Архиепископ Александровский и Юрьев-Польский Евстафий прибыл к нам со своими приближенными нынешним летом. Среди церковного люда пошли разговоры о неблагоприятной обстановке в Читинской епархии, откуда был переведен владыка. «Поживем – увидим», - говорили мы, не придавая значения этим слухам.

Прошло несколько месяцев. Отовсюду слышится плач. Везде царят раздор, нестроения, сплетни. Ситуация стремительно развивается по «читинскому сценарию», где за несколько лет десятки священников без суда и следствия были запрещены в служении, а оставшиеся подвергались постоянной перетасовке, где большинство приходов были разорены, где директор воскресной школы была неожиданно и безвинно уволена и предана анафеме, где царила атмосфера угроз, расправы, доносов, где Православная Церковь была дискредитирована так, что почти опустела.

То же самое начало твориться у нас. Всего-то за пару месяцев произошел раскол на два лагеря: одни с недоумением и болью смотрят на происходящее, другие поют славу «великому молитвеннику». Откуда взяли, что он «великий», не знаю, наверное, молятся вместе с ним. Но каждому христианину известно, что результатом молитвы должны быть мир, покой, созидание, радость, а у нас разрушение, злость, сплетни: еще чуть-чуть – и мы сцепимся друг с другом и станем врагами.

Первой была уничтожена приходская школа собора, с амвона названная неполноценной. В ее помещении теперь оборудуется кабинет владыки. Но дело отнюдь не в том, что не хватает помещений. Страшная правда заключается в том, что за всем этим видится попытка разрушения Церкви изнутри под благовидными предлогами. К примеру, говорится, что школа вовсе не уничтожена, а благополучно перейдет в другое место – в помещение школы №3. Ложь. Это будет другая школа, она как раз готовится к открытию, но какой она будет, пока никто не знает. Но разве когда-то хоть что-то доброе и хорошее строилось на месте разрушения?

Как и в Читинской епархии, у нас тоже началась перетасовка священников. А ведь недаром еще приснопамятный Святейший Патриарх Алексий II указывал, что недопустимо переводить священников с места на место, разрушая тем самым общину, отрывая паству от пастыря. Ведь христианская жизнь осуществляется через деятельность общин.

С приходом владыки и его свиты, мы узнали, что мы неграмотная «деревенщина», что все поголовно лишены Божией благодати, которую теперь нужно восстанавливать, что все находимся в прелести и требуем совершенствования по всем направлениям. Поэтому наши «дикие, невежественные» души будут подвержены дезинфекции посредством крестных ходов. Однако не странно ли, что владыка Евстафий называет крестные ходы таким неподходящимя для христианина словом, как «дезинфекция»?

А мы-то, «папуасы», считали, что крестные ходы – это молитвенный подвиг во славу Божию. И с какой радостью встречали всегда крестные ходы, приходившие к нам с чудотворными иконами Пресвятой Богородицы и святых, и с какой любовью и благоговением присоединялись к ним! Да, мы грешные люди, но мы скорбим, мы молим Господа помочь нам в очищении наших сердец, чтобы мы могли принять хоть искру Божественной Любви. Не надо делать из нас идиотов: мы знаем, что Бог – это Любовь. Мы видели ее во взгляде Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который не раз приезжал к нам. Мы ощущали ее в Дивееве, когда шли по Канавке Пресвятой Богородицы, где сам преподобный Серафим целил наши души. Наконец, мы живем в самом сердце России, рядом с Троице-Сергиевой Лаврой, под молитвенной защитой преподобного Сергия Радонежского. У нас благодатные места: вокруг находится несколько старинных монастырей, в которых пребывают мощи святых. Мы знаем, что любовь – это не морализирование, а мужественное милосердие. Да, мы нуждаемся в очищении, но не в дезинфекции. «Дихлофос», конечно, сильное средство, но после него остается не чистота, а безжизненное, выжженное пространство. Мы нуждаемся в Пастыре, а не в дезинфекторе.

Не случайно один из читинских священников, пострадавших от произвола владыки, пишет нам: «Могу посочувствовать вашей ситуации. Надо бороться за Церковь, за доброе устройство епархиальной и приходской жизни. Здесь после Евстафия как выжженная земля. Поэтому держитесь, не сдавайтесь. Бог в помощь!».

Девять лет, как пишут читинцы на страницах интернета, они «плакали в подушку» и молили Господа избавить их от этой удушающей «дезинфекции», от авторитарного режима в епархии. Они жалуются на «неканонические действия епископа Евстафия, полный произвол по отношению к служащим священникам, политику разобщения, натравливание священников друг на друга, на непомерные сборы с приходов, на обнищание и бедственное положение духовенства епархии». Они свидетельствуют, что «на настоящий момент разорены все сильные приходы», что «деятельные, уважаемые и грамотные священники находятся под запретом (а это более половины всего духовенства епархии!)», что «в епархии сложилась и поддерживается атмосфера доносов, сплетен, а также угроз и открытого шантажа со стороны архиерея», что «священство затравлено и подавлено». Они предупреждают нас, что «сложность заключается в том, что извне все выглядит благополучно, а ситуацию изнутри знают только верующие», которые «боятся не только архиерея, но и друг друга», они сокрушаются, что в такой целенаправленно выстроенной атмосфере «слабые духом ломаются, теряют веру», что «много молодежи и интеллигенции ушли из Церкви». Один из священников признается, что в сложившейся ситуации есть и их вина: «Мы часто потакаем распущенности высших церковных сановников. Да еще наши бабушки-тетушки церковные своим подобострастием в это вклад вносят (для некоторых архиерей-то просто как Бог!). А еще разобщенность всеобщая, поповская в особенности, когда никто за гонимого не постоит, все по своим углам прячутся». А еще, добавим, ложно понимаемое смирение, а еще – приспособленчество, лесть, хождение по головам других!

Мольбы читинцев были услышаны. Теперь, по попущению Божию, испытание предстоит нам. Испытание нашей веры и нашей порядочности. Мы слишком падки на внешнее «благочестие» и легко попадаемся на крючок духовных подмен, забывая, что все ответы надо искать в Евангелии, которое учит, что «Бог есть Любовь». И наша верность Христу заключается отнюдь не в количестве крестных ходов, а в способности «кровь пролить за други своя», в способности к любви и милосердию.

Сегодня наше испытание заключается в том, чтобы защитить наших священников, которые сами не могут этого сделать в силу зависимости. Оно заключается в том, чтобы мы не разъединялись, а объединялись в защите своих приходов. Оставаясь в стороне от сложившейся нездоровой ситуации, предавая вчерашних наставников и друзей, участвуя в сплетнях, доносах, мы предаем Церковь. Это как раз тот случай, когда наша совесть призывает нас действовать, когда наш христианский долг – открыто говорить правду и называть вещи своими именами. Да, у нас могут отобрать помещение храма, но нас не смогут отлучить от Церкви, если мы будем верны Богу.

О. СЕМЕНОВА.

Газета «Александровский голос труда», №46, 12 ноября 2014 г.

Нам известно все, что происходит в Александровской епархии – и вопиющий произвол, и имена всех пострадавших. Но мы намерено их здесь не называем, чтобы не навредить этим людям и не усугубить ситуацию. Если «высочайший» произвол будет продолжаться, мы обнародуем подробности происходящего.
http://fr.aleksandrov.ru/showthread.php?t=9471
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=387093661444068&id=100004303128515&substory_index=0
Tags: жуть, свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments