pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О святых мучениках Димитрии и Несторе Солунских: некоторые размышления

В тропаре великомученику Димитрию, в частности, поётся:
"якоже убо Лиеву низложил еси гордыню и на подвиг дерзновенно сотворив Нестора..."
Будучи уже в тюрьме незадолго перед тем, как его закололи копьями, Димитрий вдохновляет своего ученика Нестора на сражение с великаном Лием, подобно тому, как когда-то будущий царь Давид сразился с Голиафом и победил его. И здесь возникает одна богословско-этическая проблема, о которой очень выразительно написал dm_nikolich:

""Святой мученик Нестор Солунский мною почитаем особо. Форма его христианского подвига, описанного в житии – беспрецедентна. Полагаю, что в его случае мы имеем место с совершенно уникальным способом исповедания. Св. Нестор – единственный в своём роде: по крайней мере, не припомню более ни одного святого бойца-поединщика, исповедавшего Христа подобным путём.

…В православном обществе не прекращается давняя-давняя дискуссия о том, допустимо ли для христианина применять физическое насилие в процессе отстаивания своих ценностей. Кто-то считает, что недопустимо не при каких обстоятельствах, ссылаясь на слова Спасителя: «Не противьтесь злому, но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф, 5,39).
Другие не соглашаются с однозначностью трактовки евангельского текста и ссылаются на многочисленные примеры воинов-святых.
В этой связи хочу обратить внимание на пример мученика Нестора. На мой взгляд, для лагеря «православных милитаристов» сей пример гораздо серьёзнее традиционных ссылок на Александра Невского, Меркурия Смоленского и Пересвета с Ослябей. Поскольку, в отличие от названных, действия мученика Нестора никак не могут оправдываться долгом службы – он не был воином, и его поединок с Лием не имеет никакого отношения к защите Отечества.Имеется известное высказывание свт.Афанасия Великого: «… В других случаях жизни обретаем различие, бывающее по некоторым обстоятельствам, на пример: не позволительно убивать, но убивать врагов на брани и законно и похвалы достойно. Тако великих почестей сподобляются доблестные в брани, и воздвигаются им столпы, возвещающие превосходные их деяния. Таким образом одно и тоже, смотря по времени, и в некоторых обстоятельствах, не позволительно, а в других обстоятельствах, и благовременно, допускается и позволяется» (Из послания святого Афанасия великого археепископа александрийского к Аммуну монаху).
Данное мнение свт.Афанасия также часто приводится разными «православными боевиками»; так, сам я удосужился ознакомиться с данным святоотеческим мнением не где-нибудь, а на сайте русского рукопашного боя «Буза», в тематическом разделе «Наша вера».))))
Смех смехом, однако тогда в силу моей юношеской «милитаризованности» высказывание мне весьма и весьма понравилось, и я его цитировал направо и налево. По мере же взросления и воцерковления я потихоньку осознавал, что «битьё врагов» всё же никак не может стать в один ряд с христианскими добродетелями миролюбия, кротости и смирения. Что-то здесь является правилом, а что-то исключением, и важно не перепутать.
Однако, разобравшись с приоритетами, я всё же остаюсь решительным противником безусловного «христианского пацифизма». Сторонники последнего на озвученное мнение свт.Афанасия обычно возражают, что его слова могут оправдать христианина-военнослужащего, убивающего врагов при исполнении своего служебного долга, но никак не самочинной агрессии – даже если эта агрессия оправдывается некими высокими мотивами.
Из буквальной трактовки слов свт.Афанасия, действительно, получается так. Однако здесь можно привести мнение свт.Иоанна Златоуста – его весьма знаменитые рекомендации на тот случай, если христианин становится свидетелем публичного богохульства: «Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом» (Беседы о статуях, говоренные к Антиохийскому народу. Беседа 1, ч. 12).
Здесь, как мы видим, речь идёт уже вовсе не о воинах. Здесь на первый план выдвигается уже не долг в силу социального статуса (князь, воевода, воин), а мотивация. Аз высказывал уже свой взгляд на первостепенную значимость мотивации для христианина в ситуации конфликта.
Однако пример св.мч.Нестора Солунского – еще «радикальнее». Ибо он не просто ударил и сокрушил уста - он взял в руки оружие и умертвил его - говоря уголовно-процессуальным языком, «причинил телесные повреждения, несовместимые с жизнью». Но при этом его поступок не только не осуждается Церковью, но приводится в качестве несомненно положительно примера.
Отметим важную деталь, отличающую св.Нестора от Александра Невского или Меркурия Смоленского. Лий – это не пёс-рыцарь на Чудском озере, не Челубей на Куликовом поле и не гитлеровец на Курской дуге. Лий - не захватчик и не оккупант, а Нестор, в свою очередь - не воин-освободитель и даже не «партизан». Лий был, можно сказать, представителем законной власти, исполнителем воли императора Максимиана. Император олицетворял собой законную земную власть, Лий был его слугой (рабом или наемником – неважно), а Нестор – рядовым поданным (гражданином). Император придумал особо изощренный и зрелищный способ убийства свои поданных - христиан, Лий претворял в жизнь его решение.
Вправе ли были христиане оказывать сопротивление, да еще путём лишения кого-то жизни (убийства)? Вся история мученичества показывает нам, что христиане палачам не сопротивлялись. Но здесь ситуация интересна тем, что Лий не был обычным палачом. Император-язычник решил поиграть со своими жертвами. Его орудие – Лий – убивал христиан не в ходе казни, а на поединке. А поединок – такая штука, которая предполагает игру в двое ворот, а не в одни. То есть император – законный правитель - сам санкционировал сопротивление со стороны жертв. Христиане получили законное – по понятиям земной власти – право на сопротивление гонителю и даже его физическое уничтожение. Но было ли у них такое право с точки зрения закона Христова?... Святая Церковь, прославившая подвиги святых мучеников Димитрия и Нестора, отвечает на этот вопрос – да!
Итак, выступление Нестора против Лия не было бунтом против земной власти. Но и в то же время это выступление не было вынужденным актом, но - добровольным и волевым. Нестор вполне мог не вступать в поединок, а с именем Христа на устах склонить голову под меч и быть сброшенным на копья. Однако он добровольно выбирает другой путь: берет в руки оружие, вступает с Лием в единоборство и сокрушает его. Спрашивается, зачем? Ответ может быть только один: в данном случае именно такое действие – бой с врагом Христа и его публичное умервщление - было наилучшим способом исповедания Христа. Как бы это не выглядело парадоксальным. Заметим, что оба святых – мученик Нестор, решивший выйти на бой, и великомученик Димитрий, благословивший его на это - прекрасно понимали, что христианин Нестор будет лишать жизни человека. И тем не менее они не увидели в этом преступления заповеди «не убий». Более того, из содержания жития очевидно, что действия мученика Нестора преподносятся Преданием как христианский подвиг, как форма христианского исповедания.
Есть над чем задуматься и «пацифистам», и «милитаристам».

Святыи мучениче Несторе, моли Бога о нас.

p.s. Полагаю, что мученик Нестор Солунский по праву может считаться покровителем всяческих православных «единоборцев» и «поединщиков», вплоть до боев без правил:)) Господам Емельяненко и Зенцову - взять за образец. Кто знает, как повернётся жизнь, и в какой именно форме Господь потребует от них отчета в данных им талантах.""
http://dm-nikolich.livejournal.com/21815.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments