pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Христос и человеческая правда.

Доводы моих оппонентов в случае нейтралитета в острых конфликтах или дискуссиях на злобу дня примерно такие:

"Очередная попытка уравнять стороны конфликта. И те в чем-то неправы и эти. У тех своя правда, у этих своя. На самом деле за всем этим стоит простой релятивизм - все относительно, а Правды не существует вовсе. С неизбежным выводом - нечего рыпаться , все равно все будет только хуже. Это величайшая ЛОЖЬ."

Или еще: "Христос пришел в мир, чтобы научить нас отличать Добро от Зла".

Вот эти рассуждения, пожалуй, являются "ахиллесовой пятой" нашей российской интеллигенции. При всей их пафосности и убедительности они страдают определенным нечувствием общей слабости человеческой природы. Что errare humanum est, даже при самых искренних попытках докопаться до правда и истины в многочисленных общественно-политических коллизиях.

Но многие из нас (вас, читателей) наверняка сталкивались с многочисленными семейными или производственными разногласиями, когда очень трудно определить, кто прав и кто виноват. Поскольку правой (и неправой одновременно) может быть и одна, и другая сторона. У каждой находится вполне убедительный довод с точки зрения морали и нравственности, каждая может отстаивать свою правоту. И со стороны не так просто во всём этом разобраться! И многие годы могут пройти, прежде чем что-то может проясниться в подобных ситуациях.

Так вот, если уж на единичном или групповом уровне, когда в конфликт втянуто два или несколько человек, не всегда бывает легко разобраться и нет очевидных ответов и решений, то что ж говорить о конфликтах межгосударственных или межнациональных? Проблема усугубляется еще и тем, что каждая сторона, видя только свою правду, ни за что не желает признать определенную правду другой стороны. И от этого только углубляется конфликт, приводя к еще большей неправде - войне.

На нашей российской почве пафосность правды с абсолютизацией заведомо относительных вещей имеет довольно давнюю историю. Пожалуй, великий церковный раскол XVII в. уже наметил общую линию, с которой до сих пор обществу, уже давно секуляризованному после той эпохи, трудно сойти. Ведь в том расколе налицо была абсолютизация весьма относительных вещей. В какой редакции читать или петь богослужебные тексты, как складывать персты в крестном знамении, двоить или троить "аллилуйя", писать "Иисус" с двумя "и" или одним... и многое другое. В конце концов власть начала грубо расправляться с несогласными по поводу реформ, абсолютизируя свою приверженность к ним, а несогласные были убеждены, что страдают за самую веру, а не за какие-то второстепенные, относительные вещи в ней, касающиеся ее лишь внешнего выражения. Гонимые начали демонизировать сначала патр. Никона, потом и Петра первого, называя их "антихристами" и думая, что конец мира уже не за горами...

Подобным же образом "демонизация" идеологических противников происходила накануне революции 1917. Левые социалистические движения проклинали "Россию - тюрьму народов", расшатывали режим, будучи убеждены, что делают святое, правое дело, разрушая "весь мир насилья"... "до основанья". Разумеется, с консервативно-монархической и церковной стороны их называли бесами. В гражданскую войну при небывалом ожесточении друг против друга опять-таки каждая сторона была убеждена, что воюет до последнего за святое, правое дело.

Коммунисты-большевики впоследствии получили той же мерой, какой сами мерили. Причем очень скоро - уже Троцкий при жизни стал называть установленный Сталиным режим "термидором". Те, кто пламенно боролись с врагами революции в 1920-х, сами оказались в числе "врагов народа" в конце 1930-х.

В конце 1950-х произошел важный перелом в сторону общей гуманизации. И среди правящего режима в СССР, и среди интеллигенции. При общем ревизионизме по отношению к коммунистической идеологии возникло оппозиционное диссидентское движение. Достоинство которого, в отличие от социалистов-коммунистов в революционные годы, было в том, что оно принципиально основывалось на ненасилии и призывало власти соблюдать их же собственные законы. Но и в этом движении были свои абсолютизации относительного, свои иллюзии, мечты, не соответствующие реальности... Кто не ошибается, в конце концов? Это движение предопределило перестройку, а потом и очередную уже мирную и почти бескровную революцию августа 1991. А затем снова пошло-поехало - контрреволюция октября 1993, смутное время "лихих 90-х", когда из всех достижений реально была лишь свобода говорить или писать, что хочешь (впрочем, чаще всего уже в пустоту, ибо голос многих, в том числе трезвомыслящих людей, просто тонул в общей какофонии), и возможность выезжать за рубеж. Но развал когда-то единой страны спровоцировал локальные конфликты, которые до сих пор еще не могут быть изжиты. В этом тоже сыграла роль абсолютизация относительных вещей, либо в положительную, либо в отрицательную сторону: для кого СССР (или теперешняя РФ как его преемница) являлся "абсолютным злом", для тех Запад ассоциируется с воплощением гармонии, свободы, порядка, культуры и прочего. Для кого же тот же Запад ассоциируется лишь с гей-парадами, безверием, "новым мировым порядком"с его всеобщей нивелировкой и стандартизацией, нынешняя Россия видится чуть ли не как последний "удерживающий теперь" (2 Фес. 2, 7). Ясно, что оба этих мифа не могут пересечься один с другим. И нынешние западники никогда не договорятся с патриотами-государственниками в целом или с православными консерваторами. Но надо понять хотя бы православным, что Правда с большой буквы - только во Христе, царство которого "не от мира сего". В мире сем правда и ложь спутаны, перемешаны, как внутри нас, так и вокруг. Поэтому то, в частности, что нам искренне кажется правдой и истиной, на самом деле может заключать в себе лишь часть этой правды. И у либералов-западников, и государственников, и социалистов-коммунистов. Представления о правде в земном воплощении могут быть сильно субъективно обусловленными. Может быть общий консенсус, что есть правда, а может его и не быть. Поскольку одна и та же правда разным народам и людям открывается по-своему. И сам нравственный выбор при разных политических конфликтах может быть не только неоднозначным, но даже противоположным, и в этом выборе никто не застрахован от ошибок. Поэтому нет другого выхода, как допущение разных точек зрений при принятии друг друга как людей, несущих вечный образ Божий, пусть мы не согласны с кем-то во взглядах. Этому нужно учиться, внутренне работая над собой. Но почему-то мало кто всерьез желает такой работы! Отсюда каждый раз наступаем на одни и те же грабли: если мы уверены, что только на нашей стороне правда и истина, что только мы правы, то остальных приходится демонизировать, расчеловечивать, представлять их в карикатурном виде, а отсюда и до очередного конфликта, военного или революционного, совсем недалеко.

Многие ищут в этом мире правду и защищают ее. Но как часто в процессе этого поиска люди становятся врагами друг другу! Если вдуматься, вся история мира есть большей частью борьба за понимание правды, борьба разных логик на пути к этой правде и борьба этих логик друг с другом.

Ах ты гой-еси, правда-матушка,
Велика ты, правда, широко стоишь!..
Не объехать кругом тебя во сто лет,
Посмотреть на тебя – шапка валится!

Выезжало семеро братьев,
Семеро выезжало добрых молодцев,
Посмотреть выезжали молодцы,
Какова она, правда, на свете живет?...

Поскакали добры молодцы,
Все семеро братьев удалыих,
И подъехали к правде со семи концов,
И увидели правду со семи сторон.
Посмотрели добры молодцы,
Покачали головами удалыми
И вернулись на свою родину.
А вернувшись на свою родину,
Всяк рассказывал правду по-своему:
Кто горой называл ее высокою,
Кто городом людным торговыим,
Кто морем, кто лесом, кто степию.

И поспорили братья промеж собой,
И вымали мечи булатные,
И рубили друг друга до смерти,
И, рубяся, корились, ругалися,
И брат брата звал обманщиком;
Наконец, полегли до единого
Все семеро братьев удалыих.
Умирая же, каждый сыну наказывал,
Рубитися наказывал до смерти,
Полегти за правду, за истину.
То ж и сын сыну наказывал,
И досель их внуки рубятся,
Все рубятся за правду, за истину,
На великое себе разорение…
(Алексей Константинович Толстой)

Воистину, печальна картина, когда алчущие и жаждущие одной и той же, по сути дела, правды должны бы объединиться, но эта правда их разделяет. Вернее, не она сама, а множество ведущих к ней логик.

Христос не был ни либералом, ни пацифистом, ни социалистом, ни монархистом, ни борцом на независимость от римских "оккупантов"... Но Его ближайшие последователи сделали для мира и его дальнейшей истории гораздо больше, чем сотни тысяч последующих реформаторов и обустроителей разных стран вплоть до сего дня. Потому что настоящее христианство - "по ту сторону" всех многочисленных земных правд. Это не значит, что христиане призваны самоустраниться от относительных вещей в этом мире, но скорее они призваны понять сами и помочь понять другим, что абсолютизировать относительные вещи сами по себе, вынося им однозначные моральные оценки - значит в очередной раз давать овладеть себя мифом, и нередко далеко не безобидным.
Tags: жизнь, история, люди, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →