pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О спорах по поводу имяславия 100-летней давности

Вот тут вспоминаются эти дискуссии в заметке одного современного автора. Который, естественно, пренебрежительно отзывается о дореволюционном синодальном богословии в целом.
Лично мне кажется, что неправы были обе стороны. Синодальная - прежде всего потому, что не смогла сделать ничего лучшего, как только административными и силовыми методами подавить то движение. Н.А. Бердяев по свежим следам тогда выступил со статьей "Гасители духа".
Кстати, заодно уж и небольшой отрывок из той бердяевской заметки:

В антихриста больше верят, чем в Христа. Христианство выродилось в религию греха и зла, в человеконенавистничество и человекоистребление. Будь свиньей, живи в грязи — этой греховностью, этой слабостью можно угодить одряхлевшему, упадочному христианскому сознанию. Но, упаси тебя Боже быть человеком, быть духовно-сильным, идти ввысь, раскрывать свою творческую природу. Человеком быть гораздо хуже, гораздо опаснее, чем быть свиньей. Бытовое свинство православного мира снисходительно поощряется церковью. Смирись перед нашей божественностью, и мы сквозь пальцы будем смотреть на твою свинскую жизнь. Можно быть зверем (огромное большинство) и можно быть ангелом (небольшое меньшинство), но нельзя быть человеком. Православие незаметно вырождается в монофизитскую ересь. Господствующее православное сознание, как и монофизитство, признает Иисуса Христа Богом, но не признает его человеком. Православие не верит в Богочеловека, и оно не есть религия богочеловечества. Ведь признание Христа не только совершенным Богом, но и совершенным человеком, обязывает к вере в человеческую природу, к уважению человека, к признанию свободной человеческой стихии. Но монофизитствующее православие хотело бы истребить человека и признать одного Бога. Человек и человеческое -- безнадежная грязь и свинство. Пусть грязью и свинством остается до полного исчезновения. Это будет смиренно. Грязь и свинство по крайней мере не возгордится...

Имяславцы же излишне зацикливались, по-моему, на магии имени как такового. Может, это всего лишь особенности религиозной психологии, религиозного типа людей? Ну пусть им так легче было воспринимать Бога и молиться - это их дело, в конце концов. Но что такое имя само по себе? В общем-то, это условный и опознавательный знак, связанный с нашим сознанием и языком, разве не так? Как любое слово или число. Имеет ли Бог имя само по себе, вне нашего сознания, вне наших представлений о Нем? Тут можно и насчет других свойств и качеств задать тот же вопрос. Имеет ли Бог особую "божественную природу"? Можно сказать, что не имеет вовсе, поскольку Он сверхприроден. "Природа" в данном случае - условный, технический термин. До сотворения людей не было никакого особого имени Бога. Был Он Сам, и всё. А уже люди Его начали называть по-разному. Да, Он открылся с имением "Сущий", "Я есть кто Я есть". Для древнего человека это было качественно новой ступенью в богопознании. Но у Бога было и есть много разных имен, отражающих Его другие, так сказать, "свойства" (тоже слово вполне техническое).

Однако, автор, Алексей Зайцев, почему-то думает иначе:
"святость имени Божия определяется как вечная святость, а вечность – также одно из собственных свойств Божиих, которым по природе не обладает ни одно из творений, а приобщается ему только по дару Божию. Эта вечная святость имени Божия может только являться в людях, но сама по себе не зависит от их внутреннего настроя и от того, прославляют они имя Божие или нет.
Вопрос: тварным или нетварным является имя Божие, согласно катехизису митрополита Филарета? Ответ, по-моему, очевиден – имя Божие определяется как святое само в себе и вечное, т.е. оно нетварно, а нетварен только Бог."

Какое-то странное отождествление святости Бога и святости имени Бога. Святость Бога, действительно, не зависит от внутреннего настроя людей и от того, прославляют они Бога или нет. Но святость имени Бога может существовать лишь только в сознании людей, она от сознания не отделима. Думается, что автор (как и многие другие до него, включая даже святых отцов средневековья и более позднего времени) просто находится в плену платоновской философии с её особым "миром идей". Если имя - некая совечная Богу идея, предшествовавшая миру тварному, тогда да. Но только с библейским контекстом это как-то трудно согласовать, ибо тогда надо отказываться от строгого единобожия, вводя дополнительные сущности.
Tags: высокое богословие, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments