pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

"Радость моя, Христос воскресе!" (преп. Серафим Саровский)

Пасхальный период кончается, через два дня Вознесение. Замечено, что у многих прихожан православных храмов уже неделю спустя после Пасхи чувствуется определённое расслабление, радость притупляется, и даже может наступать скука, лень или еще что-то, скорее негативное. Об этом в своих дневниках хорошо выразил, к примеру, свящ. Александр Ельчанинов: "вот наступает суббота Светлой недели, закрываются врата алтаря, как будто запираются двери небесные, и все становится труднее, душа ослабевает, малодушествует, ленится, всякое духовное усилие становится трудным".

Индивидуальные признания, которые иной раз приходится выслушивать, в том числе по данной теме, вообще иной раз могут быть совершенно удивительными и загадочными. Сам человек не может в себе разобраться, а как тут со стороны прочувствуешь его состояние и повлияешь на него, если "чужая душа - потемки"? Однажды я выслушал признание человека средних лет, моего где-то возраста, что уже в течение долгого времени он не только не чувствует никакой радости на Пасху, но совсем наоборот, на него каждый раз наваливается депрессия. Начинается это за день до пасхальной ночи, кончается несколькими днями после. Его депрессивное состояние усиливается в том числе и потому, что он вынужден про себя думать, что, видимо, какой-то он ненормальный или слишком грешный, порочный?.. Я только и смог сказать ему: а не является ли в его случае это каким-то особым искушением, испытанием, подобно тому, как апостолу Павлу было дано "жало в плоть", а здесь это своего рода "жало в психику"? Дьявол, конечно, может подходить к каждому, никто от этого не застрахован, и искушает он каждого тоже особым образом, и вовсе не потому, что данный человек хуже других (Христа ведь искушал же!).

Своими силами, конечно, пасхальную радость никак не получишь и не сохранишь. Христианство в данном случае сверхъестественно, как и во всех остальных чертах. Радость Воскресения – не столько то, что дано каждому из нас, сколько то, что задано, во что мы призваны войти и входим всю жизнь. В то же время это по-настоящему – дар свыше, который нельзя вытребовать, невозможно по собственному желанию в себе умножить и сконцентрировать. Это – как и с любовью, с этой вечно «новой заповедью», которую дал нам Христос. Влюблённость, за которую многие склонны принимать любовь, может быть бурным чувством, но оно скоротечно и подвержено угасанию. Любовь же, которая свыше, пребудет во век, никогда не кончаясь (см. 1 Кор., гл. 13). Это не столько чувство, сколько энергия. Так и с радостью: земная радость может быть бурной, но она неустойчива, скоротечна, преходяща. Небесная радость подчас не столь ярко выражена, но она мирна, светла, чиста и легка. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам» (Ин. 14, 27). Совершенно эти же слова подходят и к радости о Христе Воскресшем. Каждый раз на православном вечернем богослужении, и в будни, и в праздники, поётся один и тот же древний гимн «Свете Тихий…». Этим «тихим светом святой славы бессмертного Небесного Отца» назван Иисус Христос. По-гречески – «фос иларон». Но перевод на славянский в данном случае оказался неточным, хотя нельзя сказать, что неверным. «Иларон» - это не тихий, а весёлый, радостный. Но радость эта – конечно же, особая, тихая, сродни дыханию «тихого ветра», что испытал пророк Илия на горе Хорив (3 Цар. 19, 12). И Сам Христос в пасхальной службе, а именно в первой песне пасхального канона, назван «веселием вечным».

В нашей повседневной реальности обычно всё перемешано, и нет в чистом виде чего-то небесного, потустороннего, неотмирного, которое не было бы смешано с земным. Более того, небесное и не нужно отделять от земного, а скорее стремиться к тому, чтобы наша земная реальность пропитывалась бы этим небесным, оживотворялась бы им. Христос вознёсся на небо, чтобы небо сошло на землю, и никак иначе. Как доносит концовка евангелия от Марка, «проповедуйте евангелие всей твари», иначе говоря, несите радостную весть всему живому. И - «Всякое дыхание да хвалит Господа». Но другая, теневая сторона этого смешения земного и небесного – в том, что весь мир несёт печать отпадения от Творца. В мир вошёл грех, а с ним – смерть. И потому в этом мире нет полной и совершенной радости. Вся тварь, призванная к восхвалению Господа, тем не менее, «совокупно стенает и мучается доныне» (Рим. 8, 22). И поэтому здесь всё «отчасти»: «отчасти знаем, отчасти пророчествуем» (1 Кор. 13, 9), радуемся тоже отчасти. И если даже эта радость не всегда бывает смешана со скорбью и печалью, то она постепенно угасает, «приедается», к ней привыкаешь.

Но есть один всё же существенный момент: путь к обретению подлинной радости связан с постоянным внутренним трудом, с упорной работой души. «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои» (Пс. 125, 5-6). Радость здесь не отделима от благодарности. Если воспринимаешь всё хорошее как должное, а не как дар, то где в конце концов может остаться место для радости?
Кроме того, сами жены-мироносицы и апостолы Христовы сколько испытали скорбей, страхов, душевных мучений, сомнений, прежде чем удостоверились в Воскресении Учителя и Господа? Мы просто не сможем миновать те неизбежные этапы, через которые прошли они!
Tags: богослужение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments