pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

"Может что-то в консерватории не так?.."

Точнее, в соответствующем королевстве...
Пишет Георгий Гупало, хорошо знающий Оптину пустынь, поскольку много лет там живший:
Первый эконом венедиктовой Оптиной - игумен М. - был человеком ревностным, как и его духовник-наместник. Католиков и модернистов не любил, за веру православную стоял горой и любые отклонения от священных традиций и преданья старины глубокой воспринимал как борьбу против Святого Православия и Святой Церкви. Он был очень строг к себе и окружающим и крепок, как броня. За то о. Венедикт игумена очень любил. Наместник вообще терпеть не мог всех врагов Христовых вроде католиков, протестантов или наших обновленцев. Но это другая история, о ней в другой раз. Я только хочу ублажить сердца всех самых рьяных ортодоксов: о. Венедикт всегда был яростным врагом всех еретиков, т.е. всех неправославных.
Игумен М. был прекрасным экономом: каждую копейку считал, во все вникал со тщанием, был жестким в деловых переговорах. Потому, когда наместник решил построить себе огромную дачу под Чеховым, то поручил стройку игумену М. Более того, любезно разрешил своему верному ученику и духовному сыну построить рядом свой двухэтажный дом. Оптина тогда еще была без колокольни, но дачи вышли на славу. Чего в них только не было. Когда дом был построен, спустя год, точно уж не помню, у игумена М. появилась любимая женщина. Первое время все скрывалось. Потом чем-то эта особа насолила соседу по даче о. наместнику и он решил, что пора чадо приструнить. С него сняли крест на месяц. Не сан, а крест. В Оптиной все шушукались, но об этом мало кто знал из внешних. Еще через год игумен из монастыря ушел, сан с него сняли, монашество списали в архив. Ушел игумен к этой самой женщине. Говорят, что позже появилась вторая, но этого точно я не знаю и потому обсуждать не хочу.
Архимандрит Венедикт переживал недолго. Заместитель игумена М. был назначен новым экономом. Этого мальчика я знаю, как чистого, верующего и очень порядочного человека. Таким я его увидел, когда мы познакомились. Помню, как он впервые приехал в монастырь, его привели в оптинский скит, в котором я тогда жил, и он долго мялся в дверях, боясь переступить порог домика старцев. Для него даже вход в мою келью был священным актом, соприкосновением со святыней. И дело, конечно, не во мне, а в келье "амвросиевского домика". Юноша был из бедной семьи, растила его одна мать, он не имел никаких связей, попечителей, какого-либо духовного образования и даже просто высшего образования. Может поэтому юношу приметил наместник (он любит людей простых, не испорченных лишними знаниями), обогрел и очаровал своей заботой. Фактически он стал его настоящим отцом, духовным и почти физическим (т.е. о. Д. готов был за отца наместника жизнь отдать, если ему прикажут)... Несколько лет спустя, уже будучи архимандритом, с легкостью вращая многомиллионными оптинскими сделками, он приобрел такой лоск и шик, что даже горько становилось от осознания того, что русская экономика потеряла в лице о. Д. выдающегося бизнесмена. Десять или двадцать миллионов для него были не деньги. О них ему было говорить даже скучно. Как взлетел скромный юноша, переминающийся с ноги на ногу у моего порога, - думал я тогда. - Что его ждет дальше? Епископство, митрополия, огромные проекты, высокие связи, миллиардные сделки? Вид у него был очень представительный, борода окладистая, русак-красавец. Панагию на пузо и на амвон - все будут говорить "вот он воин Христов, молитвенник о всех нас, предстоящий за нас пред Богом, сила Оптинская, наследник оптинских старцев".
И вдруг, как гром, прозвучало - о. Д. ушел из монастыря, женился, вскоре родился ребенок... Сан сняли, монашество списали в архив.
О. Ростислав не первый. Далеко не первый. Это только две истории из пяти.
Может что-то в консерватории не так?


Я сам примерно ту же картину могу обрисовать о Высоцком монастыре в Серпухове, который считался вполне себе образцово-показательным с внешней стороны (викарный епископ Григорий Можайский, направляя меня туда в 1995 году перед предполагавшейся хиротонией, которая потом не состоялась из-за моих неполадок с тогдашним наместником, как раз из говорил, что там монашеская жизнь налажена лучшим образом). Из тех иеромонахов, которых я знал тогда, большинство покинуло монастырь и ушло в мир, некоторые женились (я об этом тоже писал, еще когда только начинал вести свой ЖЖ).
И вот теперь, когда в своём Фейсбуке дал я ссылку на последнее интервью экс-игумена Ростислава Якубовского, оно вызвало целый шквал комментариев, часть из которых была примерно следующего содержания:
- это вообще на него не похоже (мол, даже вовсе может быть не его интервью);
- человек неправильно понимал монашество, как минимум, неполно понимал суть Церкви;
- он вообще ко Христу не приходил;
- пошел в хиппи, а не в монахи, - затем разочаровался.
- После перестройки многие перепутали Церковь с клубом по интересам. Похоже, что и Якубовский, если это его интервью, из тех же людей.

Я диву даюсь этим комментаторам! А что, человек, только начинающий делать первые шаги на пути ко Христу, уже призван непременно всё сразу прочувствовать и понять? И вы, дорогие оппоненты, уже всё сразу поняли, вы в этом так уверены?.. А вы сами не могли перепутать Церковь с бюро религиозных услуг? Впрочем, претензий здесь ни к кому быть не может, ибо в российской действительности другой церкви мало кто знает вообще. Однако... Когда человек уже с немалым церковным стажем и с ученой богословской степенью пишет: "Христос принес ценности, вполне себе предполагающие обряд и культ. Повторяю: Евхаристия", у меня возникают серьёзные сомнения, что этот человек вообще что-то понял про Церковь. И что он понял её лучше, чем ушедший из монашества о. Ростислав! Ну да, слово "церковь" вообще имеет разные пласты и смыслы. Но если сводить это слово только к одной вещи - типа золотых куполов храма Василия Блаженного - то мы имеем дело с банальной и примитивной редукцией. Церковь - да, это здания с куполами. Тогда Евхаристия - да, это культ, обряд с вкушением пресуществлённого хлеба и вина внутри огромной сети этих зданий, филиалов единого предприятия, удовлетворяющего религиозные потребности. И главное в христианской жизни - быть участником этого периодического культового потребления. Но от такой редукции, воспринимающейся в сознании даже вполне образованных современных православных в порядке вещей, становится как-то тоскливо. И вовсе не удивительно, что от этой редукции бегут думающие люди в разные стороны. Я писал уже, что просто бежать - это вовсе не выход. Но я не могу быть судьёй тем, кто не выдержал.
Tags: свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments