pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Забайкальская глубинка

У меня в ЖЖ один из тэгов - сувениры забайкальские
Когда я там жил и служил, ничего не снимал. Делая свои записи о Забайкалье в 2007 году в ЖЖ, тоже, естественно, снадбить их фото не мог. Сейчас это хорошо сделал Александр Леснянский, местный блоггер. В этой части Читинской обл. я не был, впрочем, вообще. Но был в других местах, типа Нерчинского Завода, - ситуация качественно вряд ли чем отличается и там в лучшую сторону. Ну разве что чуть получше, чем то, что показал Александр.


Оригинал взят у lesnyanskiy в Луч света в забайкальской глубинке. ч.1
Сельскохозяйственная небылица быль в двух главах.




Глава первая, минорная
    Цивилизация перечеркнула Забайкальский край тонкой линией новой автострады Чита - Хабаровск. Однако, к федеральной трассе «Амур» никаких претензий нет. Дорога ровная и гладкая. Скорость 140 и даже 150 км/час на ней не чувствуется. Единичные свежевздутые шишки на асфальте – лишь странное и редкое недоразумение, и они¬ в счет.
    Везде устойчиво ловится сотовый сигнал. А вблизи поселков по обочинам торчат столбы с солнечными панелями для освещения пешеходных переходов в темное время. Расположены они рядами по четыре - шесть штук, симметрично справа и слева от дороги. Говорю же, цивилизация прошла строго по трассе.
    Правда, стоят столбы как-то по-китайски. В том смысле, что солнечные системы эти южно-китайского производства и соответствующей конструкции. То есть, панели имеют заданный заводской наклон из расчёта на высокую траекторию движения светила, как в южных широтах.



    А у нас солнце ходит над горизонтом ниже, а зимой тем более, поэтому половина панелей, ориентированных для симметрии на север, по большей части пребывают в тени. Это не я такой умный, это Андрей Шаманский мне по дороге объясняет. Он конкретно занимается альтернативными источниками энергии в Забайкалье, и ему можно верить. Кстати, и едем по трассе мы как раз в рамках этой темы. Наш путь – в Чернышевский район, где в одном подсобном хозяйстве недавно установлена солнечная станцию компанией «Art Solar». Андрей, которой руководит фирмой, хочет проверить насколько эффективно оборудование работает с наступлением зимы. А я … тоже хочу посмотреть. И еще с нами в машине Мария Вырыпаева – журналист ЧГТРК, ей тоже очень интересно.
  Таким образом, мы едем в забайкальскую глубинку. Вернее, не едем, а мчимся –дорога позволяет. Двадцать первый век, как никак!
    Перед Чернышевском нам нужно свернуть налево – к Старому Олову. Так мы и делаем. И тут же заканчивается всё – асфальт, сотовая связь и 21- й век. А еще через десять километров километров пути – в деревне Старый Олов – заканчивается уже и сама жизнь. А цивилизация даже и не начиналась. По крайней мере, так кажется.



    Жизнь в селе, конечно, продолжается, но после беседы с главой администрации Старого Олова впечатление об этом продолжении складывается мрачное. И это при том, что никак не скажешь, что глава села – Анатолий Владимирович Непейцин – не верит в будущее. Он про себя так и говорит: «Да, я оптимист».
    Анатолию Владимировичу на вид за пятьдесят. Работал механизатором, бригадиром в совхозе пока все не развалилось. А полгода назад его выбрали главой Старооловского поселения.



    А хозяйство прежде было знатное – 16 отар овец держали, большие посевные площади обрабатывали, по 6 тыс. га пшеницы и овса сеяли, МТФ было на 300 голов дойного скота.
Но в начале 2000-х годов стало дорожать топливо и запчасти, а дотаций не было. Зерно сдавали за копейки, в долги только все больше залезли…
    В 2007 г. совхоз полностью развалился, от хозяйства ничего не осталось. Имущество, технику отдали, в основном, за долги, которые накопились перед районом. И только небольшую часть выкупили бывшие механизаторы. Колхозные паи на землю оформило тоже лишь несколько человек

    Еще при СССР в Старом Олове действовал рудник. Добывали уран шахтным способом. «Раньше же не знали, что это опасно, местные вблизи выработок скот пасли. Там и трава по пояс, грибам в лесу тесно, и ягода с кулак, и надои великие. А потом расчухали, про радиацию, померяли…. Много рентген», – поясняет Глава.
    Рудник закрыли, однако, не по экологическим причинам, а из-за его нерентабельности. Ствол шахты замуровали, объект законсервировали. «Так у нас же все разваливается, – не стал нас удивлять Анатолий Владимирович. – Рудники Жирикен, Букачача поблизости, слышали, небось, нынче тоже закрывают?»
   В прошлом году снова проявился интерес к месторождению. «Приезжали люди из Минатома, что-то смотрели…, но отказались». В общем, дальше намерений дело не пошло, – не выгодно добывать. А местные жители уже и рады были бы, согласны на открытие рудника, перестали рассуждать о радиоактивной опасности. «Хотя, местные и так не болели, – рассказывает Анатолий Владимирович, – мы же к своему урану привычные».
    Сегодня вся промышленность в селе – это два магазина, пекарня да водокачка. Есть еще кочегарка, школа, сельский фельдшерский пункт. Два предпринимателя официально держат фермерские хозяйства. «Ну, одно, куда вы ездили, слабенькое – женщина…, она только год назад начала, (это про то, где солнечную станцию поставили) , а другое – то да хорошее, большое…». И все.
   А население Старого Олова 860 человек. В деревне остались в основном 50-60-летние. Работы нет. Молодежи заняться нечем. Если кто и трудится, то в основном вахтовым методом, не здесь, а на разных объектах – на рудниках, стройках, в том числе и за пределами края. Сын главы тоже ездит на работу из Старого Олова в Амурскую области, строит там дорогу. Месяц на вахте, месяц потом дома по хозяйству.
   Но при всем том, рождаемость в селе неплохая. «Но рожают в основном кто… – эти… – неблагополучные, пьяницы… Им же выплаты за ребенка полагаются, по шесть тысяч в месяц, вот они ради денег стараются. У некоторых по 4-5 ребятишек. Но пропивают все…»
   «А что, в магазинах водка продается?» – Спрашиваю
   «Ну, а как же без водки в деревне, на ней все и держится», – объясняет Непейцин. –«Кто не работает – у тех вообще одна водка на уме».

   А, что, неужели больше ничем другим нельзя занять свой ум? Вокруг такие просторы, столько свободной земли!... Однако, за этим занятием на селе, похоже, не торопятся. Вспахивать и сеять поля, как было раньше, никто не спешит. И вообще не собирается.
   – Скажите, Анатолий Владимирович, а много у вас в сельском поселении невостребованных земель? – Интересуется журналист.
   – О-ой, много простаивает…
   – А что надо сделать, по-вашему, чтобы хоть часть этой земли вернуть в оборот? Может быть, нужно, чтобы государство давало крестьянам субсидии?
   – Да субсидии–то дают, пожалуйста! Дело не в этом. Не хотят люди землей заниматься, и все. Молодежи это вообще не надо, они и жить тут не собираются. А пожилым тоже шибко не надо. В общем, нету желающих. Земля есть, а желающих нет.

   И что выходит!? В Старом Олове 860 жителей. Основной возраст от 40 до 60 лет. Ну, пусть 100-150 детей в деревне. Ну, будем считать, 100 человек работающих (магазины, пекарня, школа, медпункт, администрация). Допустим, есть еще 50 вахтовиков. Минус, пускай, 200 человек совсем пожилых. И все равно остается 300 работоспособных, ничем не занятых жителей села. Это, получается, минимум 30% населения, которым ничего от этой жизни не нужно.

    После этого разговора в старооловской администрации почему-то нет желания ни возмущаться властью, ни сочувствовать крестьянам, ни шутить. Вместо эмоций – апатия. Садимся в машину, едем через всю село. Пару раз останавливаемся, чтобы сделать снимки, и тягостное чувство безысходности лишь усугубляется.

С. Старый Олов




    С таким неважнецким настроением покидаем Старый Олов.
 
    За околицей все выглядит намного приятнее глазу, не таким серым. Начинаются перелески и степные холмы с желтой сухой травой, присыпанной белым снегом. Окраска лесостепи бело-желто-коричневая , в точности, как должна быть у деревенских коров. Наверное, потому мы не видим ни одного животного, что они слились с ландшафтом. Встретилась лишь одна лошадь, запряженная в телегу – тоже, кстати, уже редкость для современного сельского пейзажа. Вот, помнится, когда мы проезжали через уйгурские селения в Китае, так там от повозок было тесно на дороге …. Стоп, я немного отвлекся….
    Мы в Забайкалье, и едем среди сопок березовых колков по мерзлой грунтовой дороге, ведущей в село Новый Олов. Вряд ли Новый чем-то лучше Старого, но у нас и нет задачи сравнивать. У нас другая цель. Мы сворачиваем на полевую дорогу, к одинокой фермерской стоянке, затерявшейся среди безлесных сопок в нескольких километрах в стороне от основной грунтовки.



    Место кажется несколько унылым. Похуже, пожалуй, чем деревня, где мы сейчас были. Но это только на первый взгляд. Как раз тут и начинается вторая, оптимистическая глава.



Да-да, именно на этом месте начнётся мажорное продолжение нашего рассказа. Но будет оно только завтра – это светлое будущее продолжение. Или послезавтра, в пятницу. А, может, в воскресенье. Точно, это будет воскресение…. Даже воскрешение.


Tags: сувениры забайкальские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments