pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

От "Преображенской" революции до "Воздвиженской" контрреволюции: уроки 20-летней давности

От «Преображенской» революции августа 1991 до «Воздвиженской» контрреволюции 27 сентября – 4 октября 1993 успело произойти столько всего, что разгрести это ни в одной, ни в нескольких заметках в формате ЖЖ никак не возможно.
Постараюсь написать кратко, свидетелем чему я был лично и как это всё виделось мне тогда, да и многим другим людям, с кем я регулярно общался, тоже.

Я был одним из тех, кто был у стен Белого дома в решающую ночь с 20-го на 21-е вместе с 50000 москвичами. Как раз я жил тогда в угловом доме по ул. Чайковского и Калининскому проспекту, где буквально под окнами нашей комнаты в четырехкомнатной коммуналке погибли прославленные затем героями России Владимир Усов, Дмитрий Комарь и Илья Кричевский, о которых сейчас, впрочем, давно уже забыли. Скоро, однако, радость от свершившейся победы сменилась смутными буднями и в дальнейшем острым разочарованием. В декабре 1991 развалился Союз, вопреки результатам голосования на референдуме за полгода до Беловежских соглашений, в том числе в союзных республиках, где подавляющее большинство высказалось ЗА его сохранение (не помню уже, как было в Прибалтийских, которые взяли курс на решительное отделение ещё раньше, особенно после печальных событий января 1991 в Вильнюсе). В стране и столице ширился бандитизм, мелкая коммерция, проституция, наркомания, гиперинфляция, а московские улицы стали как-то особенно грязными… В 1992-93 гг. развернулась народная торговля, где только можно и чем можно – на улицах, в подземных переходах (выживать-то как-то надо было – и бабушкам-пенсионеркам, и лишившимся работы интеллигентам)... Вся страна превратилась в один копошащийся рынок средней паршивости. 2 года спустя настроения по поводу утвердившейся власти у меня и многих тех людей, с которыми я общался, стали едва не противоположными. И немало защитников Белого дома 91-го готовы были стать (а некоторые и стали) в начале октября 93-го снова на его защиту, в пользу оппозиционного Верховного Совета, но теперь уже против того самого президента, которого прежде с восторженным скандированием встречали на митингах в 1991: «Ель-цин! Ель-цин!».

Борис Николаевич шёл напролом, как танк, не допуская никаких компромиссов с вставшим к нему в оппозицию парламентом, и как раз распустил его накануне. Сами оппозиционеры были очень разные; к ним примкнули и откровенные националисты, и воинственные коммунисты, что, конечно, не добавляло им симпатий и убедительности. Но после указа Ельцина о роспуске законно избранного парламента начались бурные митинги и шествия с красными и черно-желто-белыми флагами, окончившиеся походом на мэрию Москвы, находившуюся тогда в самом начале Калининского проспекта в бывшем здании СЭВ, и разгромом её. После чего многочисленная толпа, уже отчасти вооружённая к тому времени, направилась штурмовать телецентр в Останкино. Вот эта невольная смычка оппозиционного Верховного Совета с маргинальными политическими течениями, проявившими в те дни свою агрессивность, приведшую к погромам, наверно, и ускорила его падение. Весь этот сыр-бор начался в точности в праздник Воздвижения креста по православному юлианскому календарю, а окончился в день его отдания.

Утром 4-го октября отлично помню, что я проснулся под залпы орудий по Белому дому. И потом неоднократно в течение дня приходилось отбегать от окна, дабы какая-нибудь шальная пуля не влетела к нам (чему довольно высокая была вероятность). Было, с одной стороны, ощущение полной нереальности происходящего - как в фильме, но не в жизни, а с другой, чувствовался какой-то животный страх внутри. Более всего меня поражало то, как на крышах высоких домов собирались люди и смотрели на эту стрельбу по зданию ВС России, как будто присутствуя на каком-то шоу (кстати, среди них были и жертвы). В тот момент я сказал себе: будь проклята вся эта политика!

Весь день Калининский проспект простреливался насквозь. Но к вечеру 4-го октября было, похоже, все кончено. Я как начинающий в то время регент должен был в тот вечер проводить службу, в храме Всех Святых в Красном Селе (к о. Артемию Владимирову, и поныне настоятелю этого прихода, а в то время явной «поп-звезде», молодой, но быстро взошедшей на небосклон РПЦ в конце 80-х, тогда тяготела отовсюду образованная молодежь, и мало, наверно, найдется из столичных православных интеллигентов, кто в том храме не перебывал хотя бы раз). Тем не менее, я был настроен с решимостью отправиться на богослужение, чего бы мне это ни стоило. Слава Богу, добрался благополучно – метро работало, а выстрелы стали редкими. Меня в храме предусмотрительно подстраховали, даже не надеясь особенно, что я на службу приду.

В последующие дни Белый дом выглядел черно-белым, с дымящимися пустыми окнами. Простоял он так недолго, может быть, с месяц. Отремонтировали, окружили дополнительными укреплениями, КПП, оградой. Больше уже ничего не напоминало о тех событиях… Главных оппозиционеров – Руцкого, изначально верного соратника Ельцина, Хасбулатова и еще нескольких человек – упрятали в Матросскую Тишину. Через год примерно выпустили...

По оценкам числа жертв в той перестрелке и пальбе по Белому дому, официальный подсчёт и данные оппозиции сильно различались. По официальным данным их было менее 200, по оппозиционным – больше тысячи. Поскольку вся трагедия разворачивалась вблизи Иоанно-Предтеченского храма на Пресне, там многих и отпевали, и (возможно) схоронили поблизости.

Сейчас очень часто встретишь жесткие мнения по поводу Путина и вообще нынешней власти. Не являясь апологетом ее и почитателем Владимира Владимировича, все же отмечу, что появление именно такой власти, как сейчас, было более, чем закономерно и неизбежно. Исходя как раз из событий двадцатилетней давности и всего, что им предшествовало. Когда ни разные ветви власти, ни партии, ни разно мыслящие люди в стране в целом не могут мирно договариваться между собой, но разделяются по малейшим поводам, с неизбежной необходимостью возникает потребность в «сильной руке». И в те самые годы именно такой тип власти, как сейчас, многие желали и ждали (вполне серьёзно даже озвучивались мнения, что режим по типу Пиночетовского в Чили просто желателен, и это представлялось единственной альтернативой той всероссийской смуте и криминалу). Правда, о масштабах коррупции по всей стране и о фантастических сверхдоходах властной элиты за счет подорожания нефти лет 15-20 спустя тогда никто не мог себе представить. Да и криминал приобрёл с тех пор более скрытые и искусные формы.

Настоящей демократии невозможно без общественной солидарности и местного самоуправления, при которых люди не только ждут от власти, что она сама им что-то должна сделать, улучшить, навести порядок, но сами берут инициативу в свои руки, умея в том числе договариваться друг с другом. Но ни того, ни другого почти и не видишь ни в России, ни в сопредельных бывших республиках. Или видишь только в исключительных и экстремальных ситуациях. Отсюда до сих пор была игра в демократию или её имитация. Учёба ей трудно даётся. А будет ли она дальше проходить, в том числе на ошибках недавнего прошлого?
Tags: история, личное, люди, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments