pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Святые Церкви и звёзды мира: больше общего или различного?

Общее, несомненно, между ними то, что
1. И те, и другие – талантливы по сравнению с остальными и выделяются на их фоне. Иногда гениальны.
2. И те, и другие почитаемы, как при жизни, так и после их кончины. Хотя при своей жизни и те, и другие могут не сразу получить признание, а долгий период быть сначала в тени, а то и быть преследуемыми или притесняемыми.
3. И тех, и других могут идеализировать, иногда наделять какими-то несуществующими качествами в превосходной степени, и вокруг них неизбежно создаются какие-то мифы.
4. Вследствие этого, они становятся культовыми и подчас лубочными фигурами, и этот образ кого-то из них в массовом сознании может быть не совсем такой, как в реальности.
5. И те, и другие проявляют себя и свои лучшие качества именно тогда, когда раскрывают свои способности в общении с множеством разных людей (в творчестве, в служении). В быту же, в кругу близких коллег по цеху (служению) или родственников они выглядят вполне обыкновенно, имеют свои устойчивые недостатки и даже могут проявлять свои худшие, а не лучшие черты характера (по крайней мере, с точки зрения тех, кто с ними имеет дело регулярно, в повседневности).
6. И тем, и другим любящие и почитающие их таланты готовы простить очень многое или просто не замечать ничего дурного, которое может прорываться и предаваться огласке, что, в общем, понятно: любовь всё покрывает и всё переносит. И не обязательно даже только духовная, но и чисто человеческая и эмоциональная. Напротив, обычному человеку никогда не прощается и не позволяется то, что позволяется святому или гению в глазах массы людей.
7. Недоброжелатели и тех, и других, наоборот, готовы следить за каждым их шагом и подлавливать в реальных или вовсе не существующих грехах. Обе категории людей имеют своих завистников, которых немало, или конкурентов.

Что же, в таком случае, различного?
1. Первый и основной тезис, как будто плавающий на поверхности, но рискующий оказаться простым штампом:
Звёзды используют свой талант для тщеславия и жажды мирского почитания, а святые бегут от этого и ищут славы Божией.
Конечно, если брать полярности, то есть худшие проявления гордыни среди звёзд и лучшие образцы смирения среди святых, то так оно и будет, безусловно. Но действительность куда более сложна и многообразна. Многие выдающиеся творческие люди, не-святые, тоже воспринимали свою роль как крест, тоже могли тяготиться людской славой не меньше, чем канонизированные впоследствии подвижники. Они просто не могли жить без того, чтобы постоянно реализовывать себя в творчестве, это было для них такой же потребностью, как дышать. Или как тем же святым – служить, молиться.
2. Понятно, что следование за Христом и достижение мирской славы – разнонаправлены. Но в некоторых случаях гениальность (талант) как дар, реализованный и умноженный многими годами работы над собой, и святость как плод тех же многих трудов, могут иметь много общего, где-то даже смыкаясь между собой. Люди науки или искусства, не все, но некоторые, по крайней мере, могут быть аскетами не худшими, чем стремящиеся к святости монахи. И личности, изначально наделённые какими-то творческими способностями, ближе к Богу и легче к Нему приходят по существу, чем многие другие, хотя могут видимо и систематически не принадлежать к определённой религиозной организации.
В общем, получается скорее больше общего между теми и другими, чем различного, если не брать крайности.

Взять хотя бы Льва Толстого и Иоанна Кронштадтского. При жизни оба были непримиримыми противниками, даже просто врагами. Однако автор недавно вышедшей книги «Святой против Льва» литератор Павел Басинский убедительно показывает, что между обоими было во многих случаях явное сходство, гораздо большее, чем можно было бы подумать. Отец Иоанн – дитя своего времени, как и Лев Толстой. Синодального периода русской церковности, весьма не однозначного, и «Серебряного века», в том числе. Той среды, или системы, в которой оба варились…

К примеру, о. Иоанн в дневниках своих клеймит театр. Однако, как читаем у Басинского,

«Известный театровед Б.Н.Любимов в работе «Церковь и театр» обращает внимание на сходство названий книг Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе» и К.С. Станиславского «Моя жизнь в искусстве».

И наконец, в дневнике Иоанна Кронштадтского конца пятидесятых годов мы находим поразительное рассуждение: «Что за актер, который конфузится на сцене? Тем более, что за священник, который конфузится в церкви при служении?»

Еще одна интересная мысль отца Иоанна в дневнике относится к тому, как правильно читать Священное Писание: «При чтении какого-нибудь места из Священного Писания нужно принимать живое, искреннее участие в том лице, о котором идет речь или которое представляется говорящим, нужно быть на время как бы одно с ним, как бы одна душа, тогда чтение достигнет своей цели. Но оно не достигнет своей цели, когда читаемое место будет как бы чуждым для души читающего, когда он верою не примет участия в лице, о котором идет речь, когда он не станет в его положение или, лучше, – во все его положения (курсив мой. – П.Б.)».

По сути, речь идет о перевоплощении в героев Ветхого и Нового Заветов по системе Станиславского. При этом автор дневника предлагает удивительный пример подобного прочтения, пересказывая своими словами историю третьего явления Христа ученикам после Воскресения. Мы имеем дело с весьма талантливой режиссерской «читкой».

«Господь является при озере Тивериадском семи ученикам Своим. Симону Петру нужно было заняться прежним, любимым своим промыслом – рыбною ловлею, и он сказал прочим: я пойду рыбу ловить. Согласились и те с ним попытать своего счастья: пошли, уселись в лодку, трудились целую ночь и не поймали на этот раз ничего. Утро застало их еще в лодках. Вдруг они слышат с берегу голос: дети! Есть ли у вас что-либо съестное? (Какая заботливость Отца о детях! Он знает, что у них ничего нет, и, как Владыка суши и моря, достал им завтрак из моря.) Те отвечали: нет. Господь сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки и поймаете. Закинули – и что же? Уже не могли и вытащить ее по причине множества рыбы. Святой Иоанн говорит Петру: это – Господь. Петр, услышав, что это Господь, подпоясался одеждою, так как был нагой (какая простота и невинность: таковы были люди до падения), и бросился в море. А другие ученики подошли лодками к берегу, потому что не больше как на двести локтей были от земли, таща полную рыбы сеть. Вышедши на берег, они увидели разложенный огонь, на нем рыбу и хлеб на земле: вероятно, всё это приготовил Господь. Спаситель сказал: принесите-ка рыбы, пойманной ныне. Петр вошел в лодку, вытянул сеть на землю и насчитал больших рыб сто пятьдесят три. Ученики удивились, как при таком множестве не прорвалась сеть, а она к тому же, вероятно, была ветхая. Господь пригласил обедать. Никто не смел спросить такого чудесного Гостя: Кто Ты? – верно зная, что это Чудодействующий Господь. Вот Он подошел, взял хлеб и дал им, равно как и рыбу. Нежнейший Иисусе! Как счастливы были Тобою теперь дети Твои – апостолы! А мир? Он и не знал теперь об этом. Ты судил давно не являться ему по Воскресении. Это уже в третий раз Господь явился ученикам Своим, восстав от мертвых. Во время этого обеда Господь трижды спрашивает Петра, любит ли Его Петр, и получает троекратное уверение его любви к Себе; и поручает ему пасти овец Своих разумных, для чего требуется горячая любовь ко Господу, и предсказывает ему затем род смерти – на кресте. Сказавши это, Господь сказал Петру: иди за Мною. Петр, обратившись, заметил Иоанна и сказал Господу как бы так: вот Ты мне предсказываешь и род смерти моей, а этому что Ты скажешь? Господь отвечает: если Я хочу, чтобы он оставался, пока Я приду, что тебе до того: ты иди за Мною. И вот разнеслась молва в учениках, что святой Иоанн не умрет, хотя и не сказал ему Господь, что он не умрет, а сказал только: если хочу, чтобы он оставался, пока Я приду, что тебе до того: ты иди за Мною. Не так поняли апостолы слова Господа. Ах, дети! Как они были тогда недалеки умом своим».

Но для чего потребовался священнику этот подробный пересказ 21-й главы Евангелия от Иоанна? Можно допустить, что это подготовка к проповеди. Однако не может не удивлять тщательная и, так сказать, профессионально режиссерская проработка этой сцены, где каждое действие персонажей не только объясняется, но еще и наполняется свежим эмоциональным содержанием, как если бы он втолковывал актерам свое видение этого сюжета, не говоря уже о том, с каким знанием дела эта сцена пересказана! Сразу чувствуется, что это говорит бывший мальчишка из рыбацкого поселка, понимающий толк и в ловле рыбы, и в сетях, и в приготовлении рыбы на костре, и в том, как это важно – быстро обогреть и накормить мокрых рыбаков хотя бы самой простой пищей.

И наконец, театральная составляющая дневников отца Иоанна выражается в постоянной смене лиц обращения, где «я» меняется на «ты», что превращает эти записи в страстные монологи, которые буквально просятся к исполнению на сцене».


Вообще, схожесть театрального действа и церковного богослужения местами слишком очевидна. Не отсюда ли эта подсознательная ревность к театру у самого о. Иоанна?..

И еще по поводу театра и его артистов. Вот только что почитал много раз переиздававшуюся книгу «Фаина Раневская. Случаи, шутки, афоризмы». Немало нашёл интересного, кое-что уже было знакомо при чтении, но в то же время неприятно поразило то, как артистка иной раз была груба и вульгарна. Такое впечатление, что у артистки слово «жопа» было одно из любимых и чаще всего употребляемых. Это тоже к вопросу о том, как может сложиться образ известной личности в собственном сознании и как эта личность может проявлять себя совершенно неожиданным путём, не укладывающимся в этот образ. Но еще хуже может быть, когда из известного святого делают застывшую икону или лубок, а потом выясняется, что в реальной жизни он был гораздо более неоднозначным человеком, в некоторых моментах еще более интересным, а в некоторых и весьма спорным с точки зрения той же христианской аскетики и этики. Это касается как раз о. Иоанна Кронштадтского в первую очередь.
Tags: жизнь церковная, книжная полка, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments