pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Послесловие к «Ною» и его конфликту с милицией. И о разнонаправленных молитвах

Съездил в очередной раз в с. Капустино в один из домов трудолюбия, где провожу небольшие беседы и исповеди с желающими. Обратно Емельян отвозил меня домой уже за полночь, хорошо вместе пообщались. Много чего интересного рассказал.

По современному российскому законодательству бездомных никак нельзя оформить на какую-либо работу, поскольку, как правило, они все без документов. Без документов на работу не принимают, а если так, как есть – будет незаконно. Приходится договариваться с работодателями (в основном на стройках, куда ездят подопечные), чтобы платили на руки. Естественно, что поскольку никаких трудовых договоров не заключается, то бывали случаи, когда работодатели элементарно «кидали». Поэтому договариваются о немедленной оплате. Если не платят, приходится искать другие объекты. А над самим Емельяном (Эмилем Сосинским) постоянно висит дамоклов меч возможных обвинений в незаконном предпринимательстве.

Работающие отдают 60% заработанных денег на содержание дома, остальное оставляется им на личные расходы. В других вариантах домов, у протестантов, и этого нет, как и в аналогичной системе «Преображение России» с их явно сектантским уклоном, по мнению Емельяна.

В Домодедово, откуда сейчас всем придется съезжать, был арендован дом 700 кв. м., там проживало около 100 человек. Конфликт, спровоцированный местной милицией, о котором многие СМИ недавно писали, произошел во многом благодаря старшему этого дома. Такие ответственные назначаются Емельяном из тех же бездомных. В общем, назначенный ответственный элементарно проворовался на вполне приличную сумму. Его отстранили и выгнали из дома. Он к тому времени уже завел знакомство с работницей местной милиции, которое переросло в некий роман. Поскольку разные недочеты и нарушения дисциплины в доме, конечно же бывали (контингент-то непростой, куда ж без этого!), то был повод и сгустить краски, и подать информацию в отделение милиции в соответствующем свете.

Сложность для Емельяна тут следующая. По установленным правилам общежития, если первый раз человека поймали на пьянстве, он лишается месячного заработка и работает бесплатно. Во второй раз выселяется, скажем, на три дня. В третий раз на больший срок. Когда доходит до пятого раза, если мне не изменяет память, то с таким расстаются уже навсегда. Понятное дело, те, кто привыкли пить годами и не справляются со своей пагубной страстью, из-за которой оказались на улице, снова там оказаться не заинтересованы, но и оставлять выпивку не все желают или не все имеют решимость. Соответственно, при любом благоприятном случае стараются договориться с ответственным дома, и подчас это удается. Ну и до Емельяна, понятное дело, не вся информация может доходить. Так было и в Домодедовском доме. А некоторые, когда напиваются, могут и буйствовать, и браться за ножи. Поэтому, при желании, конечно, можно расписать дом трудолюбия как если не притон для рецидивистов, то как скопление социально-опасных элементов. Хозяин дома, не без влияния местной милиции и соседей, которых запугали, теперь прекращает аренду и требует выселения в месячный срок. Покупка большого дома в Подмосковье, особенно в ближнем, – удовольствие слишком дорогое. Аренда доступнее, но и тут несколько домов за последние месяцы ушли «в минус», 400 с лишним тысяч, и только один оказался «в плюсе» на тридцать тыс. р. О каком-то бизнесе и личном обогащении, как некоторые подозревают Емельяна, говорить просто смешно. Если бы не предыдущие накопления, спасшие положение, пришлось бы просто отпускать многих бездомных восвояси.

О. Александр Борисов в разгар гонений на дом в Домодедово специально поехал туда в один из воскресных дней, пообщался с начальником местной милиции. Этим как-то спас отчасти положение, подтвердив, что дал добро на создание подобных приютов. Все-таки у нас пока милиция с Церковью сотрудничает! Хотя благочинный Домодедовского округа не только никак не участвовал в жизни приютов, но в областной епархии их упорно считают сектантами и никакое дело с ними, соответственно, иметь не хотят. О. Александру бросают претензии: а знаете ли, что месячный доход дома составляет 1 миллион рублей? Он спокойно возражает: а что такое миллион на сто человек?..

Были и некоторые комические моменты. У протестантов в Домодедовском районе есть тоже свой приют для бездомных. Там дисциплина пожестче будет, насельники его не работают, денег им никаких не дают, телевизор и прочие мирские блага не предоставляют. Емельян пробовал с ними сотрудничать. В частности, некоторых проштрафившихся, которых положено было изгонять на время, а жалко было все-таки их, он направлял в протестантский приют, рассматривая его в качестве этакого вытрезвителя. Их принимали, внешне в общении с Емельяном всё было благообразно. И тут он узнает, что их местная община давно уже усиленно молилась о том, чтобы с православным домом в Домодедово было покончено. И последние события были расценены, разумеется, с радостью, что их молитвы были услышаны! «Победили», значит, православных.
Мне это в очередной раз напомнило о том, как разные люди толкуют волю Божию и промысел Божий при всяких ситуациях, когда их желания исполняются или, наоборот, не исполняются. Вопрос этот, конечно, интересный, неоднозначный, но чаще всего, думаю, здесь стоит пользоваться той самой «бритвой Оккама», предлагающей отсекать лишние допущения без достаточного основания. Когда разные группы людей по одному и тому же поводу молятся зачастую о противоположном, всегда ли есть основание предполагать, что Бог исполнит просьбу какой-то одной группы, а не другой, особенно в том случае, когда и та, и другая группа искренне убеждена в своей правоте и находит реальные доводы в свою пользу? Скорее всего, не логичнее ли предположить, что Бог будет над схваткой? И тогда события будут развиваться естественным образом, без всякого вмешательства, и результат можно оценивать с точки зрения той или другой вероятности.

Вот молятся у нас, к примеру, о «спасении России». Но под этим можно подразумевать совершенно разные вещи. Одни православные, к примеру, с радостью подхватили прошение «Богородица, Путина прогони!». А другие православные считают, что нынешняя власть, при всех ее недостатках, меньшее зло по сравнению с либералами 90-х или с нынешней несистемной оппозицией, и будут молиться о стабильности. Чьи молитвы Бог предпочтет? Либо здесь практика критерий истины, либо уместен следующий антропоморфизм - Бог вздохнет и про Себя скажет: «Заварили вы эту кашу все вместе, вместе сами и расхлебывайте».
Tags: жизнь, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments