pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Административно-командная система и судьба России

Предлагаю вниманию читателей большую часть одноименной статьи Бориса Думеша (1947-2010), ученого-физика, доктора физ-мат. наук, публициста, православного христианина. Познакомился недавно с его вдовой, которую соборовал. Она подарила мне сборник его разных статей и воспоминаний (в том числе о П. Капице). Очень легкий, теплый и остроумный язык, как и сам человек, совершенно очевидно, был таким же, Царство ему Небесное.


…Согласно советской историографии в России было всего три хороших правителя: Петр Великий (и то с оговорками), В.И. Ленин и последний на момент издания ген. сек. А сейчас всё смешалось. Не только возникла масса взаимно противоречивых версий Русской истории, но и на Ленина вкупе с Петром вылили столько компромата, что за сто лет не отмоешь. Но ведь и в других странах были самые разнообразные правители, а ничего, живут, дай Бог всякому. Да и мы за двадцатый век перепробовали и монархию, и социализм, и уже больше десяти лет живем при демократии, а всё не то. Но, может быть, дело не только в правителях? Ведь, как говорят в народе: «До Бога далеко, до царя высоко, а до урядника близко». И вот тут мы приходим к полному единодушию и великой русской литературы, и публицистики, и нашего ежедневного опыта – с урядниками (точнее с теми представителями власти, с которыми реально сталкивается простой человек) нам крупно не повезло. Именно благодаря этим «урядникам» за советской, а следом и российской властью прочно закрепилось наименование антинародной.

Но ругать мелких чиновников скучно и бессмысленно, правда безопасно. Гораздо важнее понять, почему, несмотря на титанические разнообразные усилия верхнего начальства и героическую борьбу литературы и журналистики, наши чиновники никуда не годятся…

Рассмотрим, например, проблему роста. На моей памяти все наши правительства упорно занимались сокращением аппарата управления, который в результате только возрастал. Как в сказке про Змея Горыныча: отрубишь одну голову, ан тут же две вырастают. Почему так происходит? А очень просто. Чиновники тоже люди и стремятся выдвинуться, то есть продвинуться по служебной лестнице. А для этого нужны вакансии. Ждать их высвобождения по мере вымирания старших товарищей слишком долго. Поэтому любая реорганизация проводится так, что появляются новые должности, тем более что все в этом заинтересованы. И неважно, объединяются министерства, или разъединяются, число чиновников растет. Я раньше по наивности думал, что число чиновников в конторе ограничивается площадью, на которой можно поставить столы, но опытные товарищи объяснили мне, что в случае недостатка площадей организации работают в две смены и на один стол приходится несколько служащих.

Проблема состоит не только в росте фонда заработной платы. Государство у нас богатое, своих прокормит. Хуже то, что резко падает качество управления из-за того, что сильно возрастает время подготовки решений, а ответственность за их качество расплывается настолько, что превращается в коллективную безответственность. Ведь известно: «У семи нянек дитя без глазу». Причем по мере возрастания и усложнения аппарата руководство теряет реальные возможности им управлять. Ведь все решения вырабатываются на основе информации и предложений, подобранных, разработанных и согласованных аппаратом, да и контроль за их выполнением проводится тем же аппаратом. Тут вспоминается другая поговорка: «Министры приходят и уходят, а аппарат остается». И внутри сложившейся государственной системы никакие серьезные преобразования, ущемляющие интересы аппарата, невозможны, так как разрабатываются они им же, разве что соседним департаментом, а «ворон ворону глаз не выклюет». Не зря Петр Великий не только создал для своих преобразований новый аппарат – петровские коллегии, но и перевел его в новую столицу, чтобы изолировать от старых приказов. А два великих знатока аппаратных нравов Сталин и Мао для повышения (сохранения) управляемости регулярно устраивали кровавые чистки вплоть до самых верхних его слоев.

А что же на западе? В том-то и дело, что там есть реальная сила, препятствующая росту госаппарата снаружи – гражданское общество, обеспечивающее действительное, а не формальное разделение ветвей власти, подпитывающее мощную оппозицию и создающее влиятельное общественное мнение. Но и там не всё просто: тоже люди со своими интересами. Однако опыт показывает, что у них долгоживущие и достаточно эффективные структуры управления всё же существуют. Но базируются они на динамическом балансе коллективных эгоизмов госаппарата и общества. Он же обеспечивает плавную адаптацию управления к постоянно изменяющимся условиям жизни и фантастическую (по нашим понятиям) стабильность государственного устройства. Напомню, что в Великобритании и Швеции не только революций, но и серьезных внутренних катаклизмов в течение последних двухсот лет не было. Конечно, установление такого баланса – дело не простое. Франции для выработки разумного государственного устройства потребовалось почти сто лет революций, а Германия, Италия, Япония и пиренейские страны за недоученные уроки демократии заплатили фашизмом. Но всё же «овчинка стоит выделки».

Но вернемся в наши пенаты. Именно отсутствие оппонентов и амортизаторов у государственной власти придавало любым преобразованиям на Руси особо кровавый характер (однако именно общество спасло страну в смутное время. Но этот факт остается чуть ли не единственным в русской истории). Православная церковь тоже мало чем могла помочь, так как «христианское» государство быстро ее подмяло: при Иване Грозном был низложен, а затем убит св. митрополит Филипп, при Алексее Михайловиче низложен и сослан патриарх Никон, а Петр Первый вообще отменил патриаршество и поставил церковь под управление сугубо гражданского учреждения – Синода…

Да и откуда взяться у нас гражданскому обществу, если в Англии Великая хартия вольностей, провозглашающая неотчуждаемые государством права пусть некоторых граждан, появилась уже в 1215 году, а у нас аналогичный указ о вольностях дворянства – только в 1785. Гражданское общество в России стало активно формироваться в результате реформ Александра II, но в том-то и трагедия, что оно тут же «сцепилось» с властью. Именно этот конфликт, осложненный тяжелейшей войной, привел к февральской революции и полному разгрому, как царской администрации, так и гражданского общества. Впрочем, об этом лучше сказано в «Красном Колесе» А. И. Солженицына. Надо ли упоминать, что советская власть жестоко карала любые попытки автономизации граждан от государства.

А что же сейчас? В результате бурных событий конца 1980-х – начала 1990-х годов пресс государства существенно ослаб, появилась легальная частная собственность, альтернативные выборы, даже некоторое время существовали независимые телеканалы. Но административная система умеет хорошо приспосабливаться и быстро брать реванш. Действительно, демократия не помеха, если подавляющее большинство госдумы – свои люди. Новоявленных буржуев тоже легко приручить, например, замучив непрерывными проверками. И даже олигархи не так страшны, свой брат судейский чиновник не выдаст! Попробовал Ходорковский поиграть в независимость и оказался в Лефортово. Заодно и его фирму пустили по ветру – государство у нас богатое, не обеднеет. А президент такой же заложник государственного аппарата, несмотря на все его многочисленные конституционные полномочия. Как говорится, «Короля играет свита». Впрочем, кажется, ему вполне уютно в таком состоянии.

Пожалуй, от произошедших реформ больше всех выиграл госаппарат. Во-первых, чиновники теперь могут легально передавать нажитое (как правило, немалое) состояние детям. Во-вторых, исполнилась хрустальная мечта советских начальников – возможность свободно «оттянуться» за рубежом без всяких унижений в парткомах и райкомах. К тому же с аппарата свалилась нудная и почти неразрешимая задача: обеспечивать население продуктами и одеждой.

А как со всем этим связано наплевательское отношение к нам мелких чиновников? Заметили ли вы, что куда-то исчезло, казалось бы, неизбывное хамство наших советских продавцов? Естественно, такой продавец сейчас быстро окажется на улице, так как его избегают покупатели, и магазин терпит убытки. А чиновник защищен всей мощью нашего государства и плевать он на вас хотел. К тому же, он тоже получает маленькую зарплату, зато имеет возможность хотя бы выплеснуть накопившуюся злость, а то и подкормиться за счет клиентов. Например, механизмы подкормки милиции известны каждому приезжающему в Москву и любому автолюбителю. Попробовали бы так действовать западные полицейские. Их бы мгновенно затаскали по судам. А наши милицейские начальники разводят руками и объясняют, что если с этим бороться, райотделы останутся без сотрудников.

Так что всё у нас хорошо за исключением отдельных недостатков. Страна бодро шагает к управляемой демократии и рыночной экономике. И если кто и пытается помешать этому движению, так это либералы. Как только их не поносят. И что интересно, чем уютнее патриот устраивается в новой системе, тем отчаяннее он обвиняет либералов во всех возможных грехах. Действительно, именно либеральная идеология ограничения государства гражданским обществом реально угрожает всемогуществу административной системы. Но их, увы, слишком мало, они почти не имеют влияния и доступа к СМИ. Да и вполне естественно: либерализм – идеология людей, твердо стоящих на своих ногах, а много ли у нас таких? К тому же в России носителем идеала свободы всегда была интеллигенция, по которой перестройка «ударила» особенно сильно. Так что зря патриоты стараются, административной системе пока ничто не угрожает.

Какие же у нас перспективы? В основном они безрадостны. Страна будет медленно развиваться с опережающим отставанием в передовых технологиях, где грубое администрирование наиболее неуместно, низкий жизненный уровень будет колебаться вместе с ценами на нефть, администрация будет раздуваться и стареть, а через некоторое время повторится кризис управления, аналогичный тому, который привел СССР к распаду.

Но может быть, всё не так плохо? Ведь на сцену выходит молодежь, не испытавшая советского идеологического пресса и уже потому свободная. Предпринимателям, опять же, может надоесть пресмыкаться перед чиновниками. Да и мы сами показали в августе 1991 года, что мы уже не быдло. Может, и для нашей многострадальной страны еще не вечер!

PS.
Невнимательному читателю может показаться, что автор – какой-то чиновниконенавистник. Уверяю вас, это не так. Имея по долгу службы некоторый опыт общения с чиновниками, в том числе довольно высокообразованными, могу авторитетно заявить, что это такие же люди, как и мы с вами. Но в том-то и дело, что поставь (как предполагают некоторые) всех чиновников к стенке, а на их место посади самых честных людей, через два, максимум три года наступит то же самое. Об этом я и пытался сказать.

Москва, 2009 г.
Tags: жизнь, история, люди, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments