pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О некоторых истоках церковно-государственных взаимоотношений

Процитирую отрывок из книги Г.П. Федотова "СВЯТОЙ ФИЛИПП МИТРОПОЛИТ МОСКОВСКИЙ"
До середины XV века русские митрополиты или присылались из Константинополя, будучи греками по происхождению, или назначалась вселенскими патриархами из кандидатов, предлагавшихся русскими князьями, Московскими и западно-русскими. Не имея права самостоятельно ставить митрополита, великий князь Московский тем не менее мог низлагать его. Для этого требовался формальный суд патриаршего собора в Цареграде. Эта независимость от местной власти возвышала первоиерарха русской церкви над всеми политическими силами русской земли. Он занимал по отношению к князьям отеческое положение, хотя и не всегда равно беспристрастное, хотя и не чуждое определенной политической линии - покровительства растущему единодержавию Москвы. Достигши, с помощью церкви, своей цели, московские князья начинают тяготиться ее патриархальной опекой. Мы видим трения уже при первом государе - самодержце Иване III. Много лет великий князь враждует с митрополитом Геронтием по чисто церковному вопросу (хождение "посолонь"). Он явно добивается его ухода с кафедры. Когда утомленный борьбой и изнуренный болезнью владыка удалился в монастырь, не слагая с себя сана, великий князь стал добиваться его формального отречения. Однако Геронтий не поддался на уговоры и вернулся на митрополию. Государь должен был уступить ему во всем - и в том, что касалось предмета разделявшего их литургического спора...

Василий III мог дерзнуть на то, перед чем остановился его "Грозный" отец. Митрополит Варлаам стал первой жертвой новых отношений. Когда прецедент был создан, пользоваться им стали с чрезвычайной легкостью. Даниил, умевший угождать Василию III, был сведен с кафедры в эпоху боярщины, так же, как и его преемник Иосиф. Гордому и ученому владыке пришлось даже подписать небывало унизительную грамоту при своем отречении.

Если взять 9 иерархов, занимавших московскую кафедру за время Василия III и Ивана IV, то мы увидим, что из них лишь трое умерли в своем сане. Остальные были лишены его насильственно или "добровольно" отреклись: один из них (св. Филипп) оставил не только кафедру, но и самую жизнь. Отрешения продолжаются и при кротком Федоре Ивановиче, указывая на прочно установившуюся традицию.

=============================================================================
Вот здесь неизбежно может встать вопрос о канонах и их соблюдении (к тому времени существующий ныне канонический корпус был уже оформлен). Откуда и почему у нас такие крайности в отношении канонов в церковной среде? Либо акцентируют внимание до каждой буквы, либо полностью забывают про них. Либо вспоминают про каноны, когда выгодно, когда нужно кого-то смирить или наказать, но не готовы отвечать по канонам по существу, прежде всего сами представители власти. Видимо, в том числе и от того, что какой-нибудь один важный прецедент их нарушения в истории и относительная независимость от вселенского православия в их избирательном применении дают повод к более систематическому произволу в понимании канонического права и его применения. Вот, например, Русская Церковь законно ли получила автокефалию в 1448 году, с соблюдением ли соответствующих канонических норм? Отнюдь нет. С точки зрения матери-Церкви Константинопольской, она около 150 лет существовала, получается, незаконно, то есть, в расколе по своей сути. Разумеется, каноны относятся прежде всего к области права, а любовь выше права. Но нельзя пренебрегать правом, когда еще не доросли до определенной меры зрелости в морали, и уж тем более в христианской любви! На Руси, получается, пренебрегли как раз этим правосознанием во имя собственной церковно-государственной идеи, порвав с той Церковью, от которой сами приняли веру. Что получилось в результате? Русская Церковь потеряла былую силу и независимость... После митрополита Филиппа, можно сказать, воцарилась окончательная "симфония" Церкви и государства, где первую партию в ней стало, разумеется, играть государство, отнюдь не на равноправных началах. С тех пор так и живем, что в Синодальный период, что в советский, что в постсоветский. Другой модели у нас просто не способны воспроизвести - опыта соответствующего нет. Как, впрочем, и опыта нормального применения канонов как возможных инструментов, без крайностей уклониться либо либо в ветхозаветное законничество, либо в полный произвол в толковании канонов и применении.

Теперь, кстати, этот же самый довод нашей РПЦ в пользу отделения от "большой Церкви" предъявляют многие украинцы, хотящие видеть свою церковь независимой от Москвы. "Филаретовцы" это сделали уже более 20 лет назад. Вы нас называете раскольниками? - говорят они. - Помилуйте, да вы сами 150 лет в расколе пребывали! И что? И вот болгары тоже более 70 лет в расколе были, и ничего, в конце концов их признал весь мир православный.
А действительно, что? Какой мерой мерили, такой нам самим и отмерилось. Тут соблюдаю каноны, там подожду, тут помню, там не помню... В результате каждое государство хочет видеть свою собственную подконтрольную церковь. С государственной точки зрения это вполне объяснимо. А вот с собственно церковной?
Tags: жизнь церковная, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments