pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

О Греции с любовью. Записи 2004 г.

Досточтимый pavlos1, прочтя мои египетские заметки и узнав, что я бывал в Греции, просил меня поделиться своими впечатлениями. К сожалению, после очередной переустановки Windows тот файл исчез... Мне самому было ужасно обидно. Однако, я вспомнил, что некоторым друзьям я присылал свой текст. Догадавшись написать одной своей бывшей прихожанке, я, слава Богу, быстро получил свои записи более, чем трехлетней давности, в предыдущий, парижский период моего служения. Тогда от Трехсвятительского парижского храма собралась хорошая группа паломников, и путешествие было в самом деле незабываемое. То была первая неделя мая 2004 года, между Пасхой и Вознесением.

Итак, 1 мая в Грецию нас отправилось 15 человек, из которых 3 священника и один диакон: свящ. Михаил Руссо, взявший на себя всю организацию паломничества и предварительно ведший переговоры со священноначалием Элладской Православной Церкви, архимандрит Симеон (Коссек), настоятель франкоязычного монастыря преп. Силуана Афонского в 300 км от Парижа, присоединившийся к нам на следующий день после прибытия в Афины с Кипра, иеродиакон Алексий Дюмон (он же Литвинов-Федосеев) и пишущий эти строки. Около двух третей мирян было от Трехсвятительского храма Парижа, остальные из соседнего Свято-Троицкого прихода в Ванве. Из них было 4 француженки: три из Троицкого и одна из Трехсвятительского храма, плюс два священника, - итого 6 человек, по-русски не говорящих; из русских же прихожан все более-менее говорили по-французски. Посему к нашей группе был прикреплен гид-священник, говорящий по-французски – архим. Спиридон (Катрамадос), встретивший нас в афинском аэропорту Венизелос и сопровождавший нас непрерывно все дни паломничества до самых последних секунд перед отлетом в Париж.
В Афины прилетели после полудня, после трех с небольшим часов лету. Столица меня и всех других, кто никогда здесь не бывал, быстро разочаровала. Город огромный, разбросанный, весьма шумный и в целом совершенно непрезентабельный с точки зрения внешнего вида. Сравнивая Москву с Парижем или хотя бы с Петербургом, я, после того, как побывал в обоих этих городах, о Москве отзываюсь критически, хоть и сам закоренелый москвич. Особенно сильно Москва испортилась, увы, за последние годы с этой бессистемностью и полной архитектурной мешаниной и бесвкусицей. Но проезжая вдоль афинских кварталов с их однообразными серо-бело-желтыми трех-пятиэтажными коробками, с обшарпанными и кое-где даже облезлыми стенами, или же в ремонтных лесах (к Олимпиаде все же готовятся), с узкими пыльными и довольно грязными улицами, лишенными часто всякой растительности (в городе вообще очень мало зелени, за исключением отдельных приятных парков), Москва тебе начинает казаться настоящим архитектурным раем! Можно себе представить, каково здесь жить летом, особенно в июле и августе, когда днем температура обычно всегда выше 30°, дождей нет, и над городом нависает смог. Нет, конечно и в Афинах есть отдельные приятные дома и улицы, но их надо знать, где найти в этой массе общей серости и безликости. (Все дальнейшие фото - Татьяны Циолкович, одной из наших паломниц)
улица в Афинах
Но самое главное, как Москва не является лицом и выражением всей России, так и современные Афины тем более не выражают ни дух, ни сущность Греции, ни ее историю. Мы видели издалека в вышине античный Акрополь, но в конце первого дня после перелета не было уже сил и времени туда идти, тем более – в последующие дни. Лицом города с двухтысячелетней христианской историей должен бы быть, по идее, кафедральный собор, но и он, наполовину в лесах, ничего впечатляющего нам не явил – куда более приятной оказалась древняя часовня по соседству с ним, св. мученика Елевферия, VIII века.
Вот наша паломническая группа у этой часовни:


Переночевав в центре города в четырехзвездном отеле, мы помолились на воскресной Литургии в одном из районов Афин, Илиополе, в церкви Успения Пресв. Богородицы.
церковь
Здесь мы впервые по-настоящему ощутили и оценили гостеприимство местных жителей и духовенства. После Литургии нас поприветствовал сам мэр Илиополя, раздав каждому из нас подарки, а ответную благодарственную речь произнес о. Михаил Руссо, сказав, что ничего подобного он не мог бы себе представить во Франции. После угощения мы отправились на полуостров Пелопоннес, южную часть Греции, сделав остановку близ Коринфа. В перешейке, отделяющем Пелопоннес от остальной части Греции, пробит сквозь скалистую породу впечатляющий канал, начатый еще при Нероне, но завершенный только в 1893 г.
канал
Почти весь Пелопоннес мы проехали с севера на юг, остановившись близ небольшого селения Мистры, где в горах расположился некогда монастырь-крепость, XIII века, а сейчас музей истории Византии.
Мистра
Вид с Мистры на Спарту
Затем сделали остановку в Спарте, посетив местный собор и перекусив. В отличие от античных времен, когда спартанцы уничтожали всякого младенца, имевшего малейший дефект, нынешняя Спарта городок приятный, тихий и мирный, в пальмах и цветах.
Вид на кафедральный собор Спарты:


Последующие три ночи мы проводили в тихом селении Калаврита, в северной части Пелопоннеса, посреди живописных гор, в уютном отеле-резиденции местной епархии.
Калаврита
Отдельные пейзажи удивительно напоминали забайкальские в середине лета: две параллельные гряды гор-сопок, а между ними ровное открытое пространство, зеленые луга с отдельными редкими деревцами, теми же ивами, например. Хотя преобладают в основном оливковые деревья, и к июлю пейзаж изменится, трава будет уже выгоревшей.
типичный вид Пелопоннеса
Согласно мифам, где-то здесь Геракл совершил очередной свой подвиг, поборов какое-то чудовище. Нас же интересовало совсем не это. На третий день, 3 мая, мы посетили Патры – центр провинции Ахайя, где мученически окончил свою жизнь св. апостол Андрей Первозванный. Сравнительно недавно, в 1964 году, Патры обрели главу св. ап. Андрея, хранившуюся в Ватикане, и части креста, на котором он был распят, доставленные в 1979 году из Марселя. Сейчас эти реликвии находятся в новом кафедральном соборе Патр, самом большом в Греции, строившемся в середине ХХ века и освященном в 1974 году.

Глава св. ап. Андрея:

Крест:

Купол собора:

Алтарная абсида. Богоматерь, хранящая город под своим Покровом:

Паникадило:

Часть иконостаса:


Поклонившись святыням и полюбовавшись собором, мы пошли на заранее приготовленный для нас в ресторане обед с обильным угощением из традиционных греческих блюд. В течение оставшихся дней кроме езды, мы только и делали, что ели и ели, по причине очень теплых везде приемов и обилия угощений – все прибавили в весе на несколько килограмм, без преувеличения! Вечером в тот же день мы посетили женский монастырь близ Патр свят. Николая Чудотворца, откуда с высоты полукилометра открывается чудный вид на город и море. Затем, возвращаясь в Калавриту, мы заехали в Агиалею, поклонившись чудотворной иконе Божией Матери «Живоносный Источник», и нас принял управляющий епархии, митрополит Калавритийский Амвросий, одарив нас очередными сувенирами. Очень простой и улыбчивый, он произвел на нас неизгладимое впечатление.
Следующий день был посвящен осмотру горных достопримечательностей района Калавриты. С утра в небольшой и уютной церкви Калавриты была отслужена Божественная Литургия, возглавленная архим. Симеоном. Настоятель, почтенный седобородый батюшка, уже в годах, тепло поприветствовал нас после Литургии, зачитав заранее приготовленный текст на французском языке, несмотря на определенные усилия и трудности, которые ему приходилось во время чтения преодолевать.
Литургия
Он служит уже 40 лет, в детстве был свидетелем немецкой оккупации, когда половина жителей Калавриты, мужчин, около 1300 чел., была зверски уничтожена. В память об этом воздвигнут мемориал. Затем нам была показана горная пещера – объект туристический – где можно было полюбоваться подземными озерами с кристально чистой водой, причудливыми наростами на стенах, напоминающими то каких-то монстров, то складки различных одежд, вплоть до богослужебных облачений. Нам были открыты двери двух мужских монастырей: Агиа Лавра (Благовещенский)



и Мега Спилеон (Успенский).

Вход в монастырь:



Мега Спилеон расположился у подножия огромных, отвесных скал 940-метровой горы. Монастырь здесь существовал уже с середины IV века. Предание гласит, что в то время девица Ефросиния, пасшая коз, догоняла одного козла, отставшего от стада для того, чтобы напиться из источника в скальной пещере. Когда она вошла в пещеру, то тотчас увидела огромного змея, который, впрочем, не причинил ей никакого вреда, ибо тут же был поражен молнией. И у источника в этой пещере Ефросиния тотчас увидела икону Божией Матери. Два брата-странника из Солуни, Феодор и Симеон, встретившие Ефросинию и узнавшие от нее об этом чуде, решили основать здесь монастырь. Икона эта (Спелеотисса) и поныне там хранится – не писанная, а вылепленная из воска, по стилю явно одна из самых ранних икон. Монастырь много раз горел и восстанавливался: в 840 г., возродившись в 1285; затем в 1400 и 1640, в1641-м отстроен заново; последний раз пожар был в 1934-м. Икона немного деформировалась от случавшихся бедствий, но каждый раз была, тем не менее, чудесно сохранена. Современное здание монастыря 8-этажное, над которым нависают величественные и немного устрашающие многосотметровые скалы.
5 мая, покинув уютную и гостеприимную Калавриту, мы отправились в порт Пирей, примыкающий к Афинам, чтобы отплыть на остров Эгина и поклониться одному из величайших последних святых Греческой Церкви, преп. Нектарию Эгинскому.
порт Сувала, о. Эгина
Порт, церковь свят. Николая:


Женский монастырь на этом острове еп. Нектарий построил своими руками, часто появляясь перед посторонними посетителями или гостями, включая архиеп. Афинского, в грязной рабочей одежде, мешая строительный раствор.
Монастырь свят. Нектария:


В миру Анастасий, этот подвижник родился в 1846 г. в очень бедной семье, с ранних лет терпя нужду и недостаток во всем. Обладая хорошими способностями к учению в сочетании с глубокой верой и благочестием, 14-летний мальчик устраивается в Константинополе, покинув родительский дом в северной Греции, рабочим на табачной фабрике, одновременно много читая и занимаясь самообразованием. Из Константинополя 8 лет спустя он удаляется на о. Хио, где работает школьным учителем, одновременно посещая местный монастырь, где в 1875 г. принимает монашество. Два года спустя рукоположен во диакона. Затем – знакомство с патриархом Александрийским, порекомендовавшим ему поступить в Афинский университет для обучению богословия. По получении диплома о. Нектария приглашают в Александрию, и в 1886 г. он становится священником. Благодаря патриаршей поддержке он быстро продвигается по ступеням иерархической лестницы, становясь архимандритом, затем епископом, в помощь уже престарелому патриарху. Со стороны патриаршего двора к благочестивому служителю и блестящему проповеднику исходит зависть, перерастающая в ненависть. Нектарий становится оклеветанным перед патриархом, который изменяет к молодому епископу свое отношение и верит клевете, - его обвиняли во властолюбии и домогательстве патриаршего престола, распространяли порочащие слухи о его нравах и моральном облике. Одним росчерком патриаршего пера следуют в 1890 г. отставка и изгнание еп. Нектария из Александрии. Святитель уезжает в Афины, но там в течение нескольких лет перед ним закрываются все двери – по пятам за ним следует враждебная тень клеветнических слухов из Александрии. Никто не брал на себя труд защитить его. Наконец он становится простым провинциальным проповедником одного из греческих районов. И здесь клевета обогнала его – первое время он выходил благовествовать перед ироничной и враждебно настроенной аудиторией. Но епископ имел на руках приветственное письмо с 900 подписями от своей бывшей египетской паствы, и перелом в отношении к нему все же произошел. В 1895 г. он становится директором богословской школы в Афинах. Но до конца дней своей жизни он так и останется епископом «проезжим», «путешествующим», без собственной кафедры и не оправданным при жизни, в неясной канонической ситуации, не принадлежащим ни к одной Церкви. В 1908 г. святитель переселяется на о. Эгина, подав в отставку и имея к этому времени множество духовных чад, желающих монашеской жизни и мудрого духовного окормления. Здесь и основывается женский монастырь. Последние годы своей жизни святителю пришлось снова испытать недоверие и определенные притеснения со стороны церковного руководства. Умер он от рака в 1920 году в одной из афинских больниц, в третьеразрядной палате для неизлечимых больных, где к нему отнеслись как к простому безвестному монаху, не поверив, что это епископ, ибо он был одет скромно и был без денег. Рядом со смертным одром находилась кровать, где лежал парализованный местный житель. Монахини стали готовить его тело для перевозки на Эгин, и со святителя сняли старую майку, чтобы надеть чистую, и положили ее на кровать парализованного. Тотчас парализованный обрел чувствительность своего тела, встал и был исцелен. Так Господь прославил Своего угодника и явил его святость первым чудотворением, которых затем было неисчислимое множество. В палату после этого в течение полу-года никого не клали, настолько сильно она благоухала. Благоухает и поныне рака с его честными мощами, пребывающая в его же монастыре. Рядом с монастырем в 70-80-е годы был возведен просторный и светлый собор в честь имени святителя:


Каждый день к нему на поклонение прибывают по несколько тысяч паломников со всего мира – я лично видел и китайцев, и японцев, и негров, и французов (его очень любят и почитают во Франции, он знал французский язык). Один из колодцев, расположенный на территории монастыря вскоре после его основания, был выкопан вопреки всяким надеждам – настолько это место казалось сухим и бесплодным. Все советовали святителю отказаться от этой затеи, утверждая, что здесь никогда не удастся найти воду. Однако в день Преполовения Пятидесятницы святитель повелел копать снова, и произошло чудо – вода забила ключом. Этот колодец и поныне обильно поит и паломников, и монастырь. Интересно, что мы оказались на этом месте как раз в день Преполовения.
Умиленные под впечатлением от посещения этого благодатного места, к вечеру мы возвратились в порт Пирей. Был очень сильный ветер, и на море штормило, - даже думали, что останемся из-за этого на ночь у свят. Нектария.
непогода...
Но нет, мы сели на большой пароход, хотя на пристани нас буквально сдувало ветром, и благополучно доплыли. Пирей – шумный, большой международный порт, и город выглядит куда более приличнее, чем Афины. Красивым оказался и кафедральный собор, куда мы зашли на короткое время.


И поздно вечером, совершив долгий путь, мы прибыли на остров Эвбея в гостиницу возле собора преп. Иоанна Русского.
Иоанн Русский – другой замечательный святой, также один из самых почитаемых у греков, в то время как в России он почти никому не известен, притом что во всех наших календарях с богослужебными указаниями ему указывается праздничная, полиелейная служба. О нем, впрочем, сведений дошло совсем немного. Он родился на Украине, около 1690 года. В период войны с Турцией, которую вела Россия с 1711 по 1718 год, он был воином в царской армии при Петре Великом. В битве за освобождение Азова Иоанн со многими другими воинами-соотечественниками был захвачен в плен и переправлен в Константинополь. Оттуда он попадает в г. Прокопион, на восток Турции, в Каппадокию, и оказывается в подчинении у некоего Аги, содержавшего лагерь янычаров. Он испытывает на себе унижение и ненависть турок, ибо отказывается принять Ислам, когда многие другие пленные согласились на это. Он – «неверный», и достоин мук. Его подвергают жестоким палочным побоям, оплеваниям, сжигают ему волосы и кожу на голове, бросают в навоз и, наконец, определяют жить в конюшне. Он терпит, слушаясь приказаний хозяев относительно своей работы, но остается стойким и непреклонным в вере во Христа, готовясь пострадать за Него даже до смерти. В конюшне, возможно, напоминавшей ему вертеп Вифлеема, он молится, постится, и своим терпением и смирением умиляет турок, которые сами стали называть его святым. Причащавшись с благоговением Св. Таин, он причастился и в день своей смерти, 27 мая (9 июня по н.ст.) 1730 г., прямо в конюшне, куда священник принес ему Св. Дары в разрезанном полом яблоке, во избежание препятствий со стороны турок. Через три с половиной года тот же священник увидел Иоанна во сне и узнал, что тело его сохранено нетленным, и в это же время над могилой святого появился свет в виде столба. Христиане, решившись открыть могилу, обнаруживают его тело совершенно неистлевшим и благоухающим, и переносят его в храм, который когда-то посещал святой. Однажды посланник султана Осман Паша, желая отомстить христианам, сжигает св. мощи. Однако на другой день христиане нашли тело Иоанна в целости среди обгоревших углей и пепла – оно стало почерневшим от копоти, но оставалось таким же благоуханным. В 20-е годы ХХ в., после жестоких гонений на греков в Турции при Кемале Ататюрке, греки-беженцы из Малой Азии переносят мощи Иоанна Русского и другие святыни в Грецию. В 1925 г. его мощи прибывают из каппадокийского Прокопиона в поселок Нео Прокопион на остров Эвбея, где почивают с тех пор. В 1930 г. был заложен храм, строительство которого завершено в 1951 г. От раки по-прежнему исходит приятное благоухание, и тело, ссохшееся и почерневшее, остается почти все целым. Протоиереем Иоанном Вернезосом, настоятелем этого храма, служащим здесь уже около 40 лет и рассказавшим нам о праведном Иоанне, записано множество чудес, явленных в ХХ веке от его мощей, икон, или связанных с его явлениями разным людям, ранее не знавших о нем (фото, к сожалению, у меня сохранились только бумажные).
Утром 6 мая, еще раз поклонившись честным мощам св. угодника, мы отправились на север по направлению к монастырю Метеоры, что в гористой местности в центре Греции, более 300 км от Афин, ближе к Фессалоникам. Перед отплытием парома от Эвбеи в порт Волос у нас было свободное время погулять. Тут же был тихий безлюдный пляж с ярко-синим морем, горами вокруг, подернутыми нежной дымкой, и ослепительно ярким солнцем. Все дни погода нам благоприятствовала и была просто идеальной для путешествия и прогулок, за исключением небольших дождей с утра два дня подряд - +20-25°. Вода в море была еще холодной, думаю, градусов 15-16 – я один отважился искупаться, но более 2-3-х минут пробыть в такой воде не смог. На пароме от северной оконечности о. Эвбея мы прибыли в порт Волос, и оттуда отправились в близлежащие живописные горы, где посмотрели один женский монастырь, близлежащие традиционные греческие деревни, и отовсюду открывался чарующий вид на море, город внизу и горы по сторонам, с высоты около 700 метров.
Волос. Вид с высоты
Возле невероятно широкоствольных платанов, в дупле одного из которых можно разместить несколько человек, мы расположились на обед в местном ресторане, с видом на все те же горы и море вдалеке внизу. Обильный вкусный обед переходил постепенно в ужин и сопровождался веселыми анекдотами и заразительным смехом от о. Спиридона или о. Симеона, отметившего, что юмор есть важная сторона духовной жизни, ибо он является посредником между смирением и любовью. Как бы в подтверждение своей мысли о. Симеон выстроил цепочку созвучных французских слов humilité (смирение), humour (юмор) и amour (любовь). Спустившись с гор в город Волос, мы посетили собор свят. Николая Чудотворца, где с совсем недавних пор хранится часть его мощей, сравнимая с той, что находится в Нанси, и доставленная сюда из Венеции после продолжительных переговоров с Римско-Католической Церковью. Ближе к полуночи мы прибыли в гостиницу, опять же 4-звездочную, близ поселка Каламбака провинции Фессалия, где в отвесных скалах расположился комплекс монастырей под названием «Метеоры», что буквально значит «подвешенные в воздухе». Весь следующий день был посвящен их осмотру.
После Афона это второе в Греции монастырское «государство в государстве», появившееся в средние века и основанное на громадных обрывистых скалах высотой более 400 м над уровнем Каламбаки, которые создают непередаваемое чувство страха, благоговения перед Создателем и восхищения.


После Нектария Эгинского и Иоанна Русского это стало еще одной кульминацией нашего паломничества перед самым его концом, уже в плане зрительных впечатлений и восприятий. Мы посетили 4 монастыря: 3 женских и один мужской (Руссану, Свято-Троицкий, Св. Стефана и Варлаама).
Руссану:


Варлаам:

Стефан:
М-рь Св. Стефана
Еще виды:






Я, в задумчивости


Особенно тронула выразительная и внушающая глубокое восхищение и благоговение роспись первого и последнего монастыря, XVI века, лучшей в средневековой Греции Критской школы. Вспоминая роспись того же времени, виденную в московских Кремлевских соборах, могу предположить, что наши иконописцы испытали ее благотворное влияние. Настенная роспись исключительно целостна по своей композиции. В Преображенском храме Руссану вспоминается «Восшествие на Престол» Христа, судить народы, с ангелами, смертными и огненной рекой. Немного выше видны три ангела, один из которых держит свиток, где записаны все поступки души, представшей на суд, второй ангел держит весы правосудия (что перевесит, хорошее или дурное?), а третий отгоняет трезубцем дьявола, пытающегося утащить с собой в ад душу, находящуюся на суде.
Мы были приняты на званом обеде почтенным епископом-старцем, управляющим диоцезом Метеор, митрополитом Серафимом.
митр. Серафим
Вот наша группа вместе с митрополитом:
Группа паломников
Он все полу-шутя извинялся за столь скромный обед, по случаю пятницы, а мы все не знали уже, куда деться от этого изобилия яств. Последнюю ночь мы провели также в люксовой гостинице в городке Кардица той же Фессалийской долины, где находятся и Метеоры. Здесь нам организовал ужин митрополит Фессалийский Феоклит, 45-летний интеллигентный симпатичный владыка.
митр. Феоклит
Он бывал в России, Белоруссии, болеет за нас, радуется нашим успехам и в то же время откровенно высказался о наших проблемах, прежде всего о поведении иерархии по отношению к церковному народу. Он дал понять, что среди наших епископов не хватает простоты, но часто заметен дух господства над паствой, высокомерия, властолюбия и отчужденности, и он высказывал это даже патриарху. И если не будут иерархи ближе к народу, когда-нибудь может повториться в нашей Церкви то, что уже у нас было в 17-м году. Я его горячо поддержал и сказал через о. Спиридона: «Вы почаще, когда приезжаете в Россию, напоминайте об этом, а мы вас поддержим. По этому поводу я мог бы приберечь свое слово до завтра». Ужин, в самом деле, затянулся, говорили хорошо и о. Симеон, и о. Михаил, и много говорил сам митрополит. На следующее утро после Божественной Литургии во главе с о. Симеоном в ближайшем к гостинице храме и короткого завтрака мы тепло попрощались с митрополитом, обложенные очередной порцией подарков, коих у каждого из нас набралось к концу паломничества столько, что некоторые были вынуждены здесь же покупать новые сумки, и взяли курс на Афины. Но по пути заехали в еще один женский монастырь в горной и живописной, как всегда, местности.
Возвращаться в Париж никому не хотелось. Было такое ощущение, что обрел здесь вторую родину, или же когда-то в далеком детстве здесь бывал, или даже родился тут и навестил эту землю после долгих лет отсутствия, - все ощущалось каким-то родным и близким, кроме афинского мегаполиса. Нечего и говорить, что все духовные наши истоки - здесь, да и вся мирская, земная культура западно-европейской цивилизации пошла отсюда же. Народ спокойный, дружелюбный, теплый. Ну а современный дух коммерции, потребительства и рекламы, масс-культуры в разных ее проявлениях проник давно и сюда, и заметно это прежде всего, конечно, в Афинах. Греция давно уже светское государство, принятое в Европейское сообщество, и отнюдь не чистый рай земной.
Париж нас встретил при посадке нудным дождем, густой низкой облачностью и холодом в +10° после ослепительно-солнечной и теплой Эллады, что символично, ибо соответствует иногда и различному духовно-психологическому плану этих двух миров. А нам, обогащенным и подогретым, теперь надо пытаться с новыми силами создавать эту теплоту вокруг себя…
12 Мая 2004, Кламар-Париж
Tags: Путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments