pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Нескончаемая революция

Помню, ровно 25 лет назад к 70-летию Октябрьской революции везде, где только можно, был напечатан доклад М.С. Горбачева, тогда Генерального секретаря ЦК КПСС - «Октябрь и перестройка: революция продолжается». Конечно, я его толком не читал, да и читать его было невозможно, поскольку жалко было времени терять на эту «воду в ступе». Но в одном Михаил Сергеевич был, безусловно, прав, - это в том, что революция, действительно, продолжилась. Причем так, как он сам и не ожидал, и не хотел такого развития событий, которое привело в конце концов к августу 1991-го. Это было по-своему пророчество…

Общественный консенсус, сформировавшийся в перестроечные 80-е, однако, достигнут был на очень короткое время. Галопирующая инфляция, дикий рынок, приватизация, плодами которой сумели воспользоваться лишь ловкие дельцы, нажившие впоследствии миллиардные состояния, нескончаемые мафиозные разборки за сферы влияния и передел собственности, - всё это явно не вдохновляло тех простых людей, которые поддержали август 91-го. И немалая часть тех, кто стоял у Белого Дома на Пресне тогда, готова была оборонять его и два года спустя, но уже совсем по другим мотивам, контрреволюционным (что, в общем, было обратной стороной той же революции, которая продолжилась и дальше, подавив тот октябрьский мятеж).

Затем были 15 лет относительного затишья, с некоторыми всплесками, например, в 1996 году (президентские выборы, на которых еще непонятно было, кто на самом деле выиграл, поскольку победа Ельцина для многих тогда была вовсе не так убедительна, как пятью годами ранее; некоторые политики убеждены, что именно там создался прецедент последующей фальсификации выборов со стороны власти по мотивам целесообразности). Или дефолт 1998-го, который, впрочем, был пережит относительно мягко по сравнению с 1991-92 годами. Затем последовало 10-летие относительной стабильности при Путине, по окончании которого страна подошла к очередной революционной ситуации. И она бы могла в очередной раз вырасти во что-то серьезное, если бы не отсутствие яркого и харизматичного лидера в оппозиционном лагере, равно как и серьезной программы действий. Сам по себе этот факт можно оценивать по-разному, как благо для тех, кто не желает никаких революций (и впрямь, сколько же можно-то!?), или как существенный недостаток с точки зрения тех, кто желал бы для страны крутых перемен.

Я лично склонен думать, что это скорее благо. Не столько потому, что «ворюга мне милей, чем кровопийца», по словам И. Бродского, сколько потому, что в условиях общественной раздробленности современной России любой из возможных результатов будет неудовлетворителен, будь то «бархатная», «оранжевая» или какая-нибудь еще революция. Если победит одна часть общества, будет неудовлетворена другая, и наоборот, не говоря уже о неизбежных и нежелательных потрясениях в целом. Кроме того, ни один лидер не сделает все за самих людей на местах, не ликвидирует эгоизм, коррупцию, раздробленность людей, их недоверие друг другу и неумение совместно отстаивать свои позиции перед злоупотреблением начальников. Но всё это создает условия для некой «перманентной» и вялотекущей, нескончаемой революции с периодическими судорогами в разных частях страны, если уж совсем прижмет. Что скорее похоже уже на эволюцию, хотя и не всегда ровную. При многих недостатках современной жизни в России приходится согласиться с Львом Прыгуновым в следующем, не со всем, но в некоторых моментах:

«Если посмотреть на историю России, то за всю историю России Россия никогда не жила так роскошно, как она живет последние 20 лет. Это не заслуга Владимира Владимировича…
В 1962 году в Москве было всего 3 места, где можно было выпить кофе и коньяк, и встретиться с друзьями или познакомиться с новыми. Всего 3 места. Сейчас их тысячи. Понимаете, я про что? Сейчас для молодежи невероятные возможности. Тогда для молодежи не было ничего. Там молодой режиссер в 55 лет был. Это еще молодой. Не было никаких книг. Я не знаю, я читал Кафку в 20-м перепечатании на папиросной бумаге. Мы переписывали Марину Цветаеву, мы переписывали Анну Ахматову, потому что купить в антикварном магазине было очень дорого – она стоила 20 рублей, 15 рублей. Для нас это были большие деньги тогда…
Сегодня людей не устраивает ложь. Как всегда, кстати. Нас тоже не устраивала ложь, но мы понимали, что лезть на рожон или лезть на баррикады тогда было невозможно. Вот, пожалуйста, Бродский ни слова не написал о политике, ни одного слова, а его судили. Понимаете? А люди вышли после Чехословацких событий (шесть), и их всех в психушки, в тюрьмы и загнобили, да? И все боялись» (Эхо Москвы, «Дифирамб» от 14.10. 2012).
Tags: жизнь, история, люди, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments