pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Свят. Афанасий (Сахаров) о русском благочестии + мое дополнение

Посколько сегодня память епископа Афанасия, то уместно привести его мнение. Очень мягко и щадяще выраженное.
Из письма протоиерею Николаю Голубцову 16 декабря 1959 г.
"Наш русский народ - не мыслитель, в узком смысле этого слова, не философ, а более практик. Приняв христианство, он не сделался богословом-мыслителем, какими были греки. Русский народ стал по преимуществу обрядовером в хорошем смысле этого слова. Ведь русские приняли веру от Восточной Церкви потому именно, что они были восхищены красотой восточного обряда. И основы веры православной они узнавали не столько из богословских писаний вселенских отцов и учителей, каковых писаний было не так-то много у нас в обращении, сколько и главным образом из богослужебных книг. В частности, пониманию догмата о Святой Троице они научились из Троичных канонов Октоиха, воспевавшихся на воскресной полунощнице, которая в древней Руси опускалась чрезвычайно редко, ибо тогда и бдения совершались очень, очень редко. (Даже в Пятидесятницу: "недельный поп... начнут полунощницу и поют по обычаю канон Троичен". Голубцов А.П. Чиновники Московского Успенского Собора, стр. 139. Новгородского Софийского Собора, стр. 226. Троичный канон не опускался даже в 1-й день Пасхи, но священнослужители должны были читать его дома в Великую Субботу на правиле. - Псалтирь со возследованием 1652 г., глава 44). А в этих Троичных канонах, между прочим, явление Аврааму Трех Странников изъясняется как явление Святой Троицы".

Действительно, это замечание еп. Афанасия хорошо проясняет, например, обстановку, в которой воспитывался с детства и юности преподобный Сергий Радонежский, в будущем посвятивший основанный им монастырь Святой Троице. И, тем более, пример "Троицы" Андрея Рублева. В остальном же, если бы обрядоверие на Руси было только в хорошем смысле слова, не возник бы великий раскол из-за явно несущественных и второстепенных причин, по которым ни реформаторская, ни антиреформаторская сторона никак не хотели друг другу уступить. Кроме того, богослужебные книги были доступны сравнительно узкому кругу грамотных людей на Руси, а остальные, крестьяне по большей части, вряд ли все до конца могли понимать из того, что читалось и пелось на клиросе. Поэтому просто стояли на службе, выстаивали, поскольку так было положено. Волевой элемент благочестия, таким образом, у русских мог быть развит гораздо больше, чем умственный или сердечный.

А вообще, мне часто кажется, что русские по благочестию очень похожи на древних евреев. Те тоже не были богословами и философами в академическом смысле этого слова, в отличие от греков, от которых эти самые "академии" и пошли. И вообще между евреями и русскими настолько, мне кажется, много общего, что это даже вызывает у некоторой части русских какую-то подсознательную к ним ревность... Можно проследить абсолютно те же религиозные типы фарисейства, зелотства и ессейства, например. Споры древних раввинов о соблюдении Субботы, типа того, повинна ли будет женщина в ношении тяжестей в Субботу, если ребенок запрыгнет к ней на колени, или сколько шагов в день допустимо в Субботу пройти, весьма напоминают споры некоторых современных русских православных о богослужебных деталях или о постовой диете. А место Талмуда у иудеев заняло святоотеческое предание у православных книжников... Иерархи, приближенные к власти и покровительствуемые ею, напоминают классических саддукеев. Борцы со штрих-кодами, паспортами, ИНН, близки к зелотам и ессеям одновременно, к последнему типу в особенности своим эскапизмом и сектантством, но, слава Богу, не так воинственны, как те зелоты.

Но есть и неплохая сторона в этих чертах, и даже определенное преимущество перед греками. Те очень часто за множеством слов и их оттенков могли увлечься словесной формой более, чем сутью, и это их роднило также с некоторыми иудейскими раввинами-книжниками. И потому поиски точных богословских формулировок неуклонно сужали поле для разномыслий, в результате чего малейшее отклонение от принятой церковной линии объявлялось опасной ересью, чего уже не было в иудейской среде, где разномыслия по многим вопросам бывали довольно широки. Этот "греческий" дух, наложенный на чисто русское обрядоверие, вряд ли что может родить ценное на нашей почве, кроме бесконечных споров о том, где есть чистое православие, и где ересь, и почему нельзя молиться с инославными, поскольку они никакие не инославные, а еретики, и т.д... И зачастую место тех инославных, а на самом деле еретиков, у современного типа православных книжников занимают другие православные, не согласные с ним, так что в предельном варианте всплывает типичный эгоцентризм типа "православие это я и все, кто со мной согласны". А вот библейский профетизм - другое дело. Здесь еврейский дух мог бы быть весьма близок к тем современным русским, кто ищет Живого Бога, понимая, что к Его тайне можно приобщиться помимо всяких слов, и никакие слова в конечном счете не в силах описать божественную реальность. Ибо они лишь только указатели ее, не более. Тогда как Писание открывает нам о Боге не столько то, как о Нем мыслить, хотя это тоже бывает важным, сколько то, как действовать в этом мире.
Tags: богослужение, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments