pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Мой Париж. Люксембургский сад, 15-й округ и др.

Помимо Тэзе, у нашей паломнической группы была обширная культурная программа. 9-10 августа мы были в Париже, но только один человек из 52 захотел ко мне присоединиться погулять. Многие были в первый раз, хотели попасть на Эйфелеву башню, заказать экскурсионный автобус по центру города, пойти в Нотр-Дам, а молодежь вообще тянуло в Диснейленд. А я сходил в Трехсвятительский храм, побродил по привычным и полюбившимся мне улочкам и скверикам 15-го округа, где прожил достаточно долгое время (2002-2003 гг.), посетил некоторых давних знакомых, но не успел многих других повидать, поскольку времени было очень мало. И побродил также по Люксембургскому саду и Латинскому кварталу.
Такие дома не могут не нравиться!
1

Церковь св. Северина (сен-Северэн):
2

Улочки Латинского квартала:
3

4

Люксембургский сад,
одно из моих любимых мест в Париже, и не только моих, конечно.
5

6

7

8

В дворце этом я ни разу не побывал. Стоит ли вообще, - кто бывал и знает?
9

10

11

Фонтан Медичи
12

13

Много разных статуй в этом саду, всех запомнить невозможно.
14

Здесь, как и из многих других мест сада, виднеется купол известного Пантеона. В свое время Людовик XV построил его как новый храм, посвященный св. Женевьеве, патронессе Парижа, но после Французской революции его превратили в музей.

По этому поводу известный историк Георгий Федотов писал в 1927 году:

«На самой вершине холма стоят два храма, хорошо знакомых каждому туристу. Один из них посвящен культу гениев, официальной религии атеистической республики. Другой остался христианским. Но и пышный классический Пантеон и скромная, нестройная в наслоении разных стилей церковь св. Стефана на Горе (St. Etien du Mont) – являются оба храмами св. Женевьевы, – один настоящим, другой бывшим. В 1754 г. Людовик XV во время болезни дал обет заново перестроить древний парижский храм святой, первые камни которого относятся ко времени Хлодвига, погребенного здесь вместе с Клотильдой. Революция застала великолепное здание близким к окончанию и, соблазненная его классическими формами, захватила для новой религии человекобожества. Святая Женевьева должна была очистить место для Мирабо, Марата, Вольтера и других “благодетелей человечества”. Ее останки были сожжены на Гревской площади, месте публичных казней. Теперь лишь фрески Пювис де Шаванна напоминают о первоначальном назначении храма.

Город Париж сжег, как преступницу, кости той, в ком он чтил столько веков свою небесную заступницу. Св. Женевьева была, действительно, не только патроном студентов, но и всего города – той Лютеции, которую она так бдительно охраняла при жизни. Сколько раз во время народных бедствий, наводнений, чумы, засухи, ее раку носили в торжественных процессиях по улицам старого Парижа в Собор Богоматери. Св. Женевьева была для Парижа тем, чем стала ныне Жанна д'Арк для всей Франции.

Годы революционного безумия пронеслись, и рака св. Женевьевы снова сделалась предметом набожного почитания. Она нашла себе приют в церкви св. Стефана, некогда скромной капелле ее обширного аббатства. Поучительно зайти в эту церковь после обязательного для иностранцев посещения Пантеона. Там мертвое нагромождение памятников – героям, злодеям и святым, соседствующих, как в антикварной лавке, жуткий холод мнимого бессмертия, непреодоленной смерти. Здесь – теплота живой веры, намоленного угла. Церковь св. Стефана на Горе одно из самых живых средоточий католического культа в современном Париже. В одной из боковых капелл вокруг хора стоит маленькая рака святой и ее гробница, озаряемая кострами свечей. Здесь всегда видишь молящихся, по стенам ex-voto, костыли, мраморные дощечки с благодарностью от услышанных. Тут и исцеленные, и студенты, удачно сдавшие страшный экзамен. Из этих надписей и знамен-хоругвей мы узнаем, что св. Женевьеве приписывают даже честь победы на Марне. Женевьева, быть может, единственная святая, сохранившая сквозь века любовь и верность народа, единственная популярная святая современного Парижа. Ни св. Дионисий, ни Герман, ни Марцелл, ни Клотильда – никто из местных святых, некогда прославленных во всем католическом мире, не выдержал жестокого испытания неверующего века. Одна Женевьева торжествует над Вольтером, отнявшим у нее ее великолепный храм».

К сожалению, в этот раз в эту церковь мне попасть не удалось, была закрыта. Фото февраля 2006:
*

Вот и статуя св. Женевьевы в Люксембургском саду:
20

Бахус:
15

Поль Верлен:
16

Мария Медичи:
17

Маргарита Анжуйская.
Надпись по-французски: «Если вы не уважаете низложенную королеву, уважьте несчастную мать!»
18

Мари Стюарт:
19

Какой-то сравнительно новый памятник, от студентов, в честь победы во Второй мировой, если память не изменяет:
21

Вековые каштаны, платаны радуют глаз:
22

Как и небольшие лужайки с клумбами.
23

Шелковица:
24

15-й округ
Церковь преп. Серафима Саровского, 91 rue Lecourbe (Константинопольский патриархат, русская архиепископия):
25

В будни она, как и другие храмы, закрыта. Находится во внутреннем дворике, а снаружи несведущему человеку ни за что не догадаться:
26

Ну это наш патриархийный Трехсвятительский храм на rue Petel:
27

Католический храм st. Lambert de Vaugirard по-соседству:
28

Вот откуда пошли петербургские дворы-колодцы! И вообще с первого взгляда в 2002 г. Париж мне весьма напомнил Питер (ну скорее, конечно, наоборот, но в Питере я бывал и раньше, чем увидел Париж в первый раз). Но питерские дворики темнее и мрачнее все-таки:
29

Сквер возле Hôpital de Vaugirard :
30

31

Родные березки. Только здесь они более низкорослые и тонкоствольные:
32

Rue de la Procession:
33

Сквер на rue Bargue:
34

35

Сюда успел зайти в гости к одной из прихожанок Трехсвятительского:
36
Tags: путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments