pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Свящ. Георгий Чистяков. «Пятикнижие: дорога к свободе»

Вышла недавно очередная книга бесед отца Георгия Чистякова, изданная Библиотекой иностранной литературы (изд. Рудомино). Как и во всех его предыдущих, которые мне приходилось читать, легкость и простота повествования здесь соединяется с хорошей богословской глубиной: ее читать может и начинающий, и вполне уже теоретически подготовленный христианин. Это запись бесед 1998-99 годов.
В книге в том числе даются любопытные остроумные гипотезы, вполне реалистичные, объясняющие некоторые непонятные с точки зрения современного человека вещи, которые, исходя из самого библейского текста и его восприятия у многих христиан, претендуют на реальность. При этом, разумеется, подчеркивается, что Библия – не учебник по антропологии, космологии, палеонтологии и т.д., у нее другая задача, а потому её текст скорее символический и иконописный.



«Из естественной истории ясно, что человек, по своим чисто биологическим параметрам, 930 лет жить не может. Более того, данные исторической антропологии показывают, что с течением времени продолжительность человеческой жизни не уменьшилась, а, наоборот, выросла, и выросла довольно сильно. О чем же тогда идет речь здесь, в священном Писании? И почему сообщается нам, что Адам жил 930 лет?

От Адама до потопа – десять поколений, от потопа до Авраама – тоже десять поколений. И это уже наводит нас на мысль о том, что цифра здесь используется какая-то условная. Енох жил 365 лет, как раз столько лет, сколько дней в солнечном году. Если же мы возьмем и сложим возраст патриархов от Сима до Ламеха, то увидим, что на каждого в среднем приходится по 333 года. Если затем мы сравним эти библейские родословные с родословными древнейших царей Вавилона, то увидим, что там используются те же самые числовые образы: живут они бесконечно долго, и результат подсчета всегда известен заранее. Это либо какое-то круглое число, либо какое-то число со значением.
Этим же путем идет и книга Бытия. Однако если мы посчитаем, сколько лет, согласно Писанию, прошло от Адама до Рождества Христова, то получим 3760 лет. Очень важное число. Правда, греческий перевод Ветхого Завета, или перевод семидесяти, несколько увеличивает это число – до 5199 лет*. Но давайте подумаем, что может стоять и за той, и за другой цифрой».
----------
*Тут кажется о. Георгий несколько ошибся в значении.

И далее о. Георгий анализирует известные ему и многим другим данные эволюции: останки питекантропа-синантропа датируются 1300000 летней давностью, останки неандертальца – 300000-летней. Кроманьонцы, жившие 30-40 тыс. лет назад, уже вполне походили на современного человека. Первые письменные памятники появляются в Шумере и Египте около 5000 лет назад, а незадолго до письменности – обработка бронзы. Обработка меди – еще чуть раньше. Адам, получается, жил примерно за тысячу лет до появления первой письменности, и он – современник возникновения обработки металла (меди). Вывод о. Георгия: «Он намного младше кроманьонца, но он старше на тысячу лет тех людей, которые впервые начали записывать свою историю в Египте или в Шумере. Но ведь для того, чтобы научиться письменности, надо было пройти очень большой путь. Нужно было, как минимум, именно это тысячелетие, которое Библия отводит на становление человечества от Адама и до тех, кто начал записывать свою историю. За это тысячелетие совершилось что-то очень важное. Но можно смело говорить, что в тот момент, когда медь появляется в жизни человека, он уже умеет думать, он уже умеет мыслить… Удивительно, что Библия точнейшим образом фиксирует эту дату, что Библия связывает Адама и его эпоху с той эпохой, которая действительно, с точки зрения современной науки, была поворотной в истории человечества: когда человек перестал быть представителем биологического вида, но стал носителем культуры».

О грехопадении первых людей. Здесь приведу еще рассуждения о. Георгия:

«Змей на иврите – нахаш. Слово происходит от глагола со значением шептать, шипеть, нашептывать, гадать и т.д. Именно с его нашептывания в мир входит зло. Змей, действительно, начинает со лжи…
Змей вообще достаточно распространенный образ в древних религиях, особенно Востока, и причем именно как олицетворение зла. Змей Апоп борется с солнечным богом Ра у египтян. Змей, именно змей, похищает у героя вавилонского эпоса Гильгамеша траву жизни, которую тот добыл на дне моря, чтобы вернуть жизнь своему погибшему другу Энкиду. И здесь, в книге Бытия, тоже как олицетворение зла действует змей. В Библии змей передергивает сказанное Богом, вводит в оборот полуправду и, таким образом, заставляет Еву задуматься: а правду ли сказал им Бог или обманул их? Здесь, в словах змея, содержится призыв увидеть в Боге злого идола. Увидеть в Боге, Который сотворил небо и землю со всею лепотою их, языческого божка, который жаден и коварен, злобен и завистлив. Не хочет ли Он обмануть вас, скрыть от вас что-то хорошее, не допустить вас к чему-то прекрасному – примерно так провоцирует змей Еву. Так он соблазняет её, и она поддаётся…

Ева, наслушавшись того, что говорит ей змей-искуситель, делает рывок к свободе от Бога, в котором увидела злого демона. Если хотите, она здесь выступает в роли Прометея, который у злых и завистливых богов похищает огонь, для того чтобы дать его несчастным людям, для того чтобы помочь людям выйти из того приниженного состояния каких-то земляных муравьёв, в котором жили они, согласно греческому мифу, прежде…»

Ну и в чем тогда состояло грехопадение прародителей? Не в нарушении запрета и не во вкушении плода как такового, справедливо замечает автор. «Нагота прародителей означает здесь только то, что они обнаружили свою слабость, свою беспомощность, свою беззащитность. Они увидели, что мир вокруг полон опасностей и беды. Они прячутся, потому что им страшно. Но на самом деле, в этот момент они еще не пали, в этот момент грехопадение еще не совершилось. Он только впереди.
Адам и жена его прячутся. Бог это замечает и обращается с вопросом: где ты? Адам, услышав голос Божий, отвечает: «Голос Твой я услышал в раю и убоялся, потому что я наг, и скрылся». И сказал тогда ему Бог: «А откуда ты знаешь, что ты наг? Кто сказал тебе это? Не ел ли ты с дерева, с которого Я запретил тебе есть?»… И, коль скоро прямо поставлен вопрос, прямым должен быть и ответ: да, ел. Но Адам выкручивается, говорит полуправду, идет не тем путём, по которому повёл его Бог, а идёт дорогой, которую предложил ему искуситель, - дорогой полуправды. Что отвечает Адам Богу? «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел». Мне представляется, что именно этот стих, именно этот ответ Адама отвечает и на все наши вопросы… Вместо того, чтобы прямо сказать «да», Адам перекладывает ответственность на Еву, которая дала ему этот плод, и на Бога, Который дал ему Еву».

О том, что предшествовало потопу.

Когда люди, - говорит книга Бытия, - начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал (Быт. 6, 1-2)


«Понятно, - и об этом может сказать любой филолог-библеист, - что сыны Божии – это люди, дочери человеческие – это такие же люди. Но здесь идет речь о чем-то чрезвычайно важном. Здесь показано, что люди начали брать себе в жены девушек за то, что они красивы. Начали брать себе в жены, как берут себе коня или берут себе какую-то вещь, чтобы её использовать, чтобы ею пользоваться и т.д. Здесь очень хорошо показано в этих библейских стихах, что женщина в какой-то момент превращается в предмет, который берет в свою власть мужчина…
Когда доминантой в отношении между полами становится женская красота («увидели, что они красивы»), а с другой стороны, мужское стремление овладеть женщиной как объектом из-за этой самой красоты; когда в историю человеческого общества входит такое понятие, как сексуальная эксплуатация женщины мужчиной; когда мужчина начинает смотреть на женщину как на свою собственность, - не на друга, равного и спутника во всем, как это было благословлено Адамом, как это благословлено Богом ( мы знаем об этом из первых глав книги Бытия), а именно как на собственность и на орудие для утоления своих стремлений владеть, - тогда грех действительно умножается и захватывает землю».

О жертвоприношении Исаака Авраамом. С исторической точки зрения интерпретация весьма реалистичная.

И скажи: слушайте слово Господне, цари Иудейские и жители Иерусалима! так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я наведу бедствие на место сие, - о котором кто услышит, у того зазвенит в ушах, за то, что они оставили Меня и чужим сделали место сие, и кадят на нем иным богам, которых не знали ни они, ни отцы их, ни цари Иудейские; наполнили место сие кровью невинных, и устроили высоты Ваалу, чтобы сожигать сыновей своих огнем во всесожжение Ваалу, чего Я не повелевал и не говорил, и что на мысль не приходило Мне
(Иер. 19, 3-5).

Бог устами своих пророков гневно обличает язычество, которое проникает в среду народа Божьего, гневно обличает эти человеческие жертвоприношения, которые есть подражание мерзостям язычников, а иудеи и даже их цари, как, например, Ахаз или Манассия, продолжают приносить собственных детей в жертву. Итак, такого рода жертвоприношения были нормой. Они не казались никому чем-то страшным, кровавым или удивительным: они были в порядке вещей…

Исаак, в отличие от нас, читателей Библии в ХХ веке, прекрасно понимает, зачем отец взял нож ик чему идет дело. Он, и никто другой, должен быть принесен в жертву, - это ясно, это очевидно. И, тем не менее, что-то, какая-то надежда, какое-то особое чувство шевелится в его сердце. И вот тут он неожиданно спрашивает своего отца: «Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?».
А что происходит в это время в сердце Авраама? В нем идет страшная внутренняя борьба; мы даже не можем представить себе, какая. Он, Авраам, любит своего сына, обещанного и данного ему Богом. В сердце Авраама верность Богу и любовь к сыну составляет что-то неразделимое. Одно чувство нельзя ни отделить от другого, ни противопоставить ему, потому что сын дан Богом, в любви к сыну реализуется его любовь к Богу. Именно Богу он за сына бесконечно благодарен. Что делать? Как быть? Надо поступать, как принято. Надо делать, что делают все. Надо сына убить и возложить его на костер, - так думает Авраам. Но в это самое время в жизнь вмешивается Сам Господь:

Не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня (Быт. 22, 12).

«Бог есть любовь», - как скажет об этом потом святой Иоанн Богослов (см. 1 Ин. 4, 8). И здесь, на этой странице Библии, побеждает Бог, и побеждает любовь… Авраам услышал голос Божий. Авраам понял, что Бог ждет от нас не кровавых жертв, а верности. Бог ждет от нас чистого сердца, а совсем не мяса, человеческого или мяса животных. О том, что понял в это время Авраам, рассказывает нам 49-й псалом…

Всё это уже понял праведный Авраам, понял своим чистым сердцем. Но понадобятся еще столетия для того, чтобы только в 621 г. до Р.Х. царь Иосия, наконец, запретил кровавые жертвы, наконец, потребовал от своих подданных, чтобы не приносили они больше в жертву своих сыновей».






.
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments