pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Командировки по области. Крещения.

(продолжение)
Ездить в разные районы Читинской области приходилось нередко. Первый мой выезд был с архиереем, когда я служил еще диаконом. 22-23 ноября 1997 была отслужена первая Литургия в новопостроенном храме в Дульдурге (Бурятский Агинский автономный округ, 200 км к югу от Читы). Какой-то местный предприниматель, возглавляющий «Юго-западные электросети», построил комфортабельный гостиничный комплекс, парк с мемориалом, неподалеку православный храм с крестильней и подсобными помещениями, а также для пятидесятников что-то тоже возвел, - и все в одном стиле из светло-серого кирпича. И это в поселочке на 4-5 тысяч жителей! Все выглядело вокруг достаточно внушительно, впечатляюще для этой забайкальской степной глуши.
И даже на саму службу человек 30-40 собралось, в основном женщин с детьми, и почти все причащались. Минус был в том, что храм плохо отапливался (или даже вообще не отапливался – точно не помню. Помню, что было довольно зябко даже при внушительного размера электрических обогревателях, тогда как на улице с утра было за двадцать мороза). Разумеется, отслужили, хорошо в ресторане посидели-поели, а потом… Доходят слухи, что как-то хило все складывается там; священник, о. Валерий Компаниец, мечтает уехать оттуда и в итоге перебирается в родной Краснокаменск. Богослужения там замирают, и лишь наездами там бывает батюшка, служащий в Акше (райцентр на крайнем юге области).

В Ясногорске, поселке возле Харанорской ГРЭС Оловяннинского района, дела обстояли лучше. Туда я ездил три раза, уже став священником, в том числе отслужив там конец Страстной и Пасху- 1998. Приход занимал тогда бывшее помещение почты в жилом пятиэтажном доме; теперь там отстроен неплохой храм, где настоятель – уже упомянутый мной о. Владислав Москаленко. Первый раз в те первые месяцы служения, еще с Дульдурги, я вдруг остро ощутил, что наши веками сложившиеся богослужения совершенно никаким образом не предназначены к миссионерству и никак с ним не связаны! Тем более, когда они ведутся на церковно-славянском языке… (Когда-то, в первые века, начиная с апостольской проповеди, было все по-другому, но точно теперь никто не знает, как. А к позднему средневековью, когда окончательно оформился богослужебный чин, испытавший сильное монашеское влияние, вроде бы и обращать некого было, и проповедовать некому – предполагалось, что все с детства все знают). При том, что в те годы я был вполне традиционно настроен, - как-никак, еще недавний регент-уставщик, - тут вдруг мне пришла мысль взять русскую Библию и прочесть половину из 12 Евангелий под Великий Пяток по-русски. А после я так же сделал с ветхозаветными пророчествами Великой Субботы… И ничего, церковные устои не подорвались, зато – заметно стало, что молившиеся поняли и прочувствовали!

И вот в саму пасхальную ночь тогда – пела одна певчая, супруга о. Михаила Соболева, который вскоре назначен был сюда настоятелем, еще до о. Владислава. Пела довольно посредственно, невразумительно и весьма по-постовому – я, как мог, ей подпевал и старался придать динамику пасхальной утрене. Какая же Пасха и радость о Христе Воскресшем без пения, без хора? Но хора не было, такова жизнь... КАК проводить в таких условиях праздничное богослужение, как возможно его модифицировать, проявлять гибкость, отступая от привычных наработанных схем, в том числе и от самого чина богослужения, если сам чин «не работает» в конкретных условиях? Никто не знает, но никто и не пытался решать по-настоящему эти вопросы…

А с крещением что? Неистребимо в нашем народе стремление быть крещеными и окрестить своих детей. Но воспринимается это как некий магический ритуал, в результате которого, быть может, Бог соблаговолит к человеку и изменит к нему отношение (при этом свое собственное отношение к Богу и свои представления о Нем пришедший ко крещению чаще всего менять не собирается). Вот и получается, по одному из героев Лескова, «крещеная вера», мало что общего имеющая с православно-христианской. В Забайкалье массовый приток крещаемых запаздывал по сравнению с центром России лет на 5-10, и мне в Чите приходилось крестить за раз и по 40-50 человек. В Балейском районе (село Ильдикан) однажды окрестил за раз 70. Первый год служения я протянул таким образом, пытаясь по ходу таинства что-то донести до пришедших, и очень быстро пришел к той же русификации молитв при крещении, призывая крещаемых молиться вместе со мной. С моими объяснениями весь процесс иногда затягивался часа на два – два с половиной; под конец, особенно в случае мам с младенцами, было видно, что люди ждут конца с нетерпением… Добился от архиерея проведения огласительных бесед со взрослыми, крестными и родителями крещаемых детей; сам стал их проводить. Но множество проблем и это не решало: в Читу немало людей приезжало из райцентров за сотни км именно ради крещения – ну не отправишь же их ни с чем обратно!.. Да и за два часа беседы многие не могли вобрать тот обильный поток информации, который обрушивался на них – спасали лишь распечатки основных молитв и Символа Веры на русском, которые оглашенные брали с собой. Получал я лично и благодарности, и жалобы; где-то и сам был виноват из-за собственной негибкости. Но, в общем, по замечанию приснопамятного о. Сергия Желудкова, нет ничего более соблазнительного и отягощающего для священника, чем наши современные православные крестины! Приходится признать, что это так…
Tags: сувениры забайкальские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments