pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О христианском единстве (свежий выпуск альманаха ХРIСТIАНОС, XX)

Презентация его состоялась вчера в ВГБИЛ. Последний выпуск за 2011 год посвящен теме единства.
Читается на едином дыхании, поскольку много трогательных, свежих мыслей и свидетельств здесь собрано. Процитирую для начала слова арабского священника латинского патриархата КЦ на Святой Земле Рафика Хури:

Иерусалим научил меня любви и справедливости, состраданию и прощению. Он показал мне, что явления, казавшиеся мне несовместимыми, на самом деле дополняют друг друга. Ибо Иисус примирил несовместимое. А Иерусалим пропитан духом Иисуса.
Иерусалим научил меня, что я могу быть человеком только вместе с другими людьми; что я могу быть христианином только вместе с другими христианами; что я могу быть верующим только вместе с другими верующими.
Иерусалим научил меня примиряться с моей собственной памятью, не отвергая при этом памяти других; и понимать, что Церковь Воскресения не исключает Мечети Омара и Стены Плача и что праздники одних не исключают праздников других.
Иерусалим научил меня, что единство и многообразие не взаимопротивоположны, но что единство предполагает многообразие, а многообразие нуждается в единстве.
Иерусалим научил меня, что жизнь состоит из «давать» и «принимать», и что каждому есть что дать и что принять.
Иерусалим научил меня, что моя личность должна быть открытой, а не закрытой, что обрести полноту она может, только обогащаясь личностью другого.
Иерусалим научил меня, что вселенскость не отменяет уникальности, и что воистину универсален лишь тот, кто готов пригласить к своей трапезе все богатства всех уникальных.
Иерусалим научил меня, что отношения между людьми – это процесс жизни и смерти, Пасхальный процесс. В Иерусалиме невозможно жить, не умирая для разрушительных процессов нашего человеческого естества, чтобы открыть путь силам жизни.
Иерусалим научил меня, что любовь – это всегда распятие, что она может выжить, лишь если переживает непрестанное очищение.
Иерусалим научил меня, что всё это осознаётся возле пустого гроба, где почивало Тело Того, Кто разрушил в Теле Своем стену вражды, разделявшую две общины, дабы собрать их воедино (см. Еф. 2: 14-16).
Иерусалим – город многообразия и контрастов. Именно здесь многообразие распинается (и распинает), напоминая нам, что наша жажда примирённого человечества всегда остается неутолённой, что она требует от нас непрестанных усилий и духовной брани.

О единстве христиан ставит вопрос свящ. Владимир Лапшин: что значит, когда православные молятся каждый раз при возглашении Великой ектеньи «о соединении всех»? Предлагались различные объяснения, от единства всех присутствующих на данном конкретном богослужении до единства не только всех православных христиан, но и всех христиан вообще. Но, может быть, правомерно поставить вопрос шире: о соединении всего земного и небесного «под главою Христом» (Еф. 1, 10)? Во всей полноте это единство в рамках земной истории хотя и недостижимо, но начало ему должно быть положено уже здесь и теперь. С другой стороны, для этого необходимо осознать существующее разделение среди христиан как трагедию, «как взаимное предательство интересов Божьих, то есть осознать взаимную ответственность, а не вытаскивать на свет старые упреки и споры – «кто больше виноват и кто первый начал»». Проблема усугубляется еще и тем, что в самом православном мире есть разделения и соперничества по разным земным «юрисдикционным» и прочим интересам. По поводу первенства или очередность в поминовении диптихов, по типу того, как ученики Христа незадолго до Его крестных страданий спорили, кто из них должен почитаться большим (Лк. 22, 24). Кроме того, нет конца разделениям между хранителями традиций и т. наз. «модернистами» или «неообновленцами» внутри РПЦ. Да и во многих отдельно взятых приходах возле каждого батюшки может создаваться свой круг общения в виде мини-сект, противопоставляющих себя всем остальным!

Выход из этого тупика и сложен, и прост одновременно (продолжу развитие мыслей о. Владимира). Прост потому, что в центре нашей веры должен стоять Христос и Его Благая Весть. Когда эти ценности у верующего действительно будут на первом месте, то все другие, более второстепенные вещи естественным образом будут выстраиваться на более низких или периферийных уровнях сами собой. А единение будет в этом самом главном. Когда же Христос затмевается так или иначе традицией, эстетикой, патриотическими, государственными или национальными интересами, здесь и происходит подмена. А вместе с подменой – и разделения христиан по разным политическим, национальным, эстетическим, историческим, традиционным и прочим признакам. Когда само Слово подменяется более вторичными толкованиями, какими бы полезными они ни были, в особенности на первых этапах обращения к вере. Когда суть молитвы подменяется ее формой (на каком языке, церковнославянском или русском, совершать богослужения). Когда абсолютизируется определенный вид пения – партесного, знаменного, византийско-греческого и т.д.

А сложен этот выход прежде всего потому, что грехи каждого из нас препятствуют этому единению на самом элементарном бытовом уровне. Глухота к нуждам ближних, жестокосердие, эгоизм, использование окружающих людей как средств для достижения своих личных карьерных и прочих интересов. Более того, разделение людей различных позиций усугубляется еще и тем, что каждый из нас может притягивать отдельные мысли из Писания себе на потребу, тем самым оправдывая свою обособленность. Типа «блажен муж, который не ходит на совет нечестивых» или «думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение» (Лк. 12, 51). На этом последнем хочется остановиться особо. А вот откуда отделяющиеся на этом основании, перетягивая на себя эти слова Иисуса, уверены, что Он именно на их стороне? Ведь Иисус как Свет миру пришел просветить и тем самым разоблачить зло и ложь этого мира. Но – «всяк человек ложь» (Пс. 115). Если я не поступаю по любви и не прощаю другим их согрешения так, как хотел бы, чтобы мне простилось, эта ложь во мне прежде всего. Именно здесь проходит основной водораздел при разделениях! Иисус просто предвидел это и констатировал, что с Его приходом в мире будет происходить все большая поляризация разнонаправленных сил. И поляризация эта вовсе не связана с богословскими разномыслиями и приверженностью различным традициям! Здесь вопрос о направлении воли прежде всего, а традиции, эстетика и прочие вещи весьма второстепенны и выступают лишь в качестве предлога. Но это все как раз удел «мира сего». А вот тем, кого Иисус избрал от этого мира, Он и обращается со словами: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, -- да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17, 21-22).

Один из выступивших на презентации альманаха остроумно подметил, как может сейчас пониматься единство, на конкретном свежем примере. По всем московским приходам на днях был разослан циркуляр о внешнем виде священника. Чтобы каждый имел полный комплект священных одежд – летнюю, осеннюю и зимнюю рясы. Наперсные кресты желательны Софринского производства, обувь черного цвета, камилавки фиолетового…

Священник Антоний Лакирев на страницах альманах напоминает о первоначальном значении слов «экклисия» как простого местного собрания и о понимании единства веры в рамках первых двух-трех поколений христиан. Он напоминает, что такие местные собрания общин (экклисии) не всегда и не очень-то заботились о проблемах соотношения друг с другом: каждая экклисия была местным и в то же время самодостаточным явлением в своей христоцентричности. Но всегда и прежде всего шла речь о внутреннем единстве участников любого подобного местного собрания! Когда же проблема возникала на уровне межрегиональном, получалось следующее:
«Вот, к примеру, в Антиохии возникает некое нестроение, и христиане отправляют в Иерусалим Варнаву и Павла. Христиане Иерусалима, среди которых немало ревнителей закона, выслушав Петра и Павла, пишут в Антиохию, предлагая христианам этого города соблюдать иные (более краткие и простые) требования, чем те, что приняты среди христиан Иерусалима. А ведь дело касается, в том числе, обрезания – речь, таким образом, идет о довольно серьезных вопросах, как бы мы теперь сказали, вероучительных. Но христиане Иерусалима не ожидают здесь от христиан Антиохи одинаковости, единообразия, не говорят: если вы будете делать не так, как мы, то вы – плохие. И обосновывают они свое мнение знаменитыми словами: «Изволилось Духу Святому и нам…», и на первом месте здесь Дух Святой, а не другая, пусть и первенствующая экклесия и не абстрактный принцип единообразной ортодоксии».

Протоиерей Олег Батов, рассказывая о мало кому известных западных святых, прославленных на Швейцарской земле, где сам прослужил 10 лет, в том числе выразил весьма близкое и мне самому наблюдение: «Если же хоть раз нам довелось встретиться с человеком, с которым мы чувствуем и духовное родство и душевную близость, но не можем причащаться из одной Чаши, разделение христианского мира отзывается болью в сердце, и хочется сделать что-нибудь для его преодоления». Но на путях мира сего, вынужден признать о. Олег, любые проекты преодолеть эти разделения оказываются заведомо утопичными. Кроме этого, добавлю уже от себя, чтобы не соблазнить немощных в вере, склонных более к обособленности и замкнутости по разным вышеупомянутым признакам, нежели к открытости, какие есть в любой христианской конфессии, но кто уже в силу географической и прочей близости являются прежде всего твоими ближними по определению, которых ты призван возлюбить, само единство христиан, как и все прочие максимы Христовы, останется до скончания века скорее идеальным ориентиром, нежели реально осуществленным состоянием.
***

За несколько минут до начала презентации меня окликнул один пожилой интеллигентный господин: «Отец Филипп?». Я его не узнал, поскольку раньше, судя по всему, никогда не видел его… Он представился: Ив Аман. Он с совершенством говорит по-русски, практически без акцента. Я удивился: «Вы откуда меня знаете»? – «Читаю ваш блог». Надо же… Трогательно! Во Франции за все время моего там служения ни разу не встречались, а вот здесь довелось. Да, один из архиереев РПЦ мне тоже однажды признался, что любит читать мои записи.

На встрече солировала Мария Батова, исполняя песни французских композиторов-священников эпохи Ренессанса и Барокко под аккомпанемент лютни. Мария, жду от Вас тексты, пожалуйста!... :)
Tags: жизнь церковная, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments