pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Над книгой "Во едину от суббот". Часть 3-я.

Падение Адама. Древо познания добра и зла.
Что это за дерево познания добра и зла было в раю, от которого, вкусив, человек должен был умереть, - зачем тогда его Бог насадил, фактически поспособствовав падению людей, опытно еще не познавших, что есть добро и зло? И если все, сотворенное Богом, было «хорошо весьма» (Быт. 1, 31), включая это самое дерево, включая и змея-искусителя, то почему же вкушение плодов с него оказалось для первых людей губительным? Ведь люди приобрели новый опыт, без которого понятия о добре и зле были бы по крайней мере смутными и неполными. Всемирно известный философ Г.Ф. Гегель, например, считал, что приобщение к плоду древа познания было для первых людей благом: «Человек вкушает от древа и приходит к познанию добра и зла. Трудность, однако, состоит в том, что Бог будто бы запретил человеку достигнуть такого познания, ибо это познание как раз и составляет характер духа: дух есть только благодаря сознанию, а высшее сознание как раз и заключается в познании добра и зла. Как же это можно было запретить?» (Философия религии, М., Мысль, 1977, т.2, с. 107-108).
Опять же приходится говорить об условности и иконописности данного библейского текста. Даже об определенной его мифологичности, но не в том грубом смысле, в каком мы понимаем мифы как басни или сказки, а в том, как предлагает, допустим понимать это А.Ф. Лосев в «Диалектике мифа».

Отец Игорь, однако, пытается и здесь стоять на максимально реалистических позициях:
«Нам вообще трудно понять в нашем нынешнем веке ту реальность, где деревья плодоносят такими «мощными» плодами. Тем не менее вряд ли стоит напоминать, что растений с весьма похожими свойствами достаточно и в нашем мире. Точнее, эти свойства «разбросаны» между различными видами растений, хотя в настоящее время их и невозможно соединить во всей полноте, чтобы добиться таких потрясающих результатов, как бессмертие или постоянный уход в тонкий мир. Но есть, конечно же есть, и на этой земле растения, которые и в тонкий мир уведут, и болезнь временно снимут» (с. 86). Однако, если быть последовательным, то с точки зрения теории эволюции остается неясным, что стало дальше с этим видом плодовых деревьев, дававших такую невиданную возможность. Да и говорится вообще об одном-единственном дереве применительно к познанию добра и зла. Куда оно делось после падения Адама? И откуда взялось до того? Кроме того, вкушая от какого-то растения, человек может повредить самому себе в крайнем случае – причем здесь тогда остальное потомство? Но если, как было отмечено еще в предыдущей части, предположить, что Эден не был впрямую причастен к земной истории с ее временной эволюцией, а существовал на особом метафизическом уровне йецира (формирования), тогда тупиковых затруднений с восприятием текста вроде бы не должно возникнуть, хотя тайна все равно тайной останется.
Что же произошло с Адамом после вкушения запретного плода? Отец Игорь выдвигает вполне правомерную гипотезу: «Адам приобрел новое сокровенное знание путём дьявольской подсказки. Подлинным в этом знании было то, что в нём живут иные, не видимые глазом существа. Однако по воле дьявола духовный мир предстал перед ним не просто расколотым, но с явным сатанинским «первенством». Адам увидел тонкий мир глазами дьявола, с его «точки зрения», а не глазами Бога. В таком контексте выражение «жить вечно», которым Бог обозначил участь Адама после возможного простирания его руки к древу Жизни, приобретает несколько устрашающий смысл. Назначение древа Жизни понятно из самого названия, но это название дает только общее понятие о его свойствах. Очевидно, что в раю Адам не нуждался в дополнительной «подпитке» жизнью, поскольку Бог вдохнул её в человека с избытком» (с. 83). Эту весьма удачную мысль можно дополнить замечанием о. Александра Меня, что

«Словосочетание «добро и зло» есть идиома, означающая «всё» (ср. Быт 24.50; 31.24,29; 2 Цар 13.22; 14.17). Поэтому Древо познания добра и зла можно понимать как символ власти над миром, но не власти, даруемой Богом, а той, на которую человек мог бы претендовать независимо от Него. Апостол Павел противопоставляет своеволие человека, нарушившего заповедь, добровольной покорности Богочеловека, принявшего «образ раба» (Флп 2.7)» (Как читать Библию, ч. 1-я. М., 1997, с. 69). В это «всё», бесспорно, входит знание мира духов прежде всего.

Кроме того, «познание» (даат דַּ֖עַת) в данном случае означает не интеллектуальное усвоение некой информации, а таинственное соединение с тем, что познаешь, в пропускании этого через себя. Разумеется, нельзя лучше изобразить это на человеческом языке, чем словом «вкушение». Результат этого вкушения – путаница добра и зла, как внутри человека, так и вокруг него в обществе. Именно из-за этой путаницы нас чаще всего случается ситуация по типу: «Хотели, как лучше, - получилось, как всегда». Или же бывает еще хуже, когда, по известной поговорке, «благими намерениями дорога в ад вымощена».
Ну и не удержусь, конечно, чтобы не процитировать Б.И. Бермана по этому поводу в очередной раз:

«По мнению Маймонида (XII век), Древо несло людям не "познание
добра и зла", а избыточное, вредное знание, создающее противоречивые
стремления, раздирающие душу человека. Другой средневековый мыслитель
Абарбанель, понимал под "даат тов вара" всю сферу цивилизаторской
деятельности, в которой люди настойчиво ищут лучшего устроения для себя на
Земле и тем губят себя.
Многие комментаторы Торы чувствовали, что между "даат" и "тов ва-ра"
нет прямого соответствия. И действительно, разве "добро и зло" относится к
области интеллектуального или какого-либо иного познавательного акта разума
человека? Добро и зло -- вопрос этический, моральных переживаний,
нравственного выбора сердца, а не сфера "знания" или обдумывания разумом.
Отметим и то, что "даат" -- это "знание", "познание", но не
"разделение" или "различение". Нам не сказано, что человек, не отведав от
этого Древа, не мог различать между добром и злом. Да и не в таком
различении дело…
Чтобы приблизиться к пониманию смысла названия третьего Древа, надо
верно уловить характер связи между "тов" и "ра". "Тов" (добро) и "ра" (зло)
не разделены, как два полюса, а соединены союзом "ва" (и), существуют
вместе, но в особой связи. Это порочное совмещение "добра" и того, что его
ломает, "зла", то есть познавание зла как добра и признание добром того, что
есть зло или что ведет к злу, зло реализует. "Тов ва-ра" указывает на
путаницу добра и зла в человеке, вкусившем от запретного Древа.
Беды человеческие проистекают по большей части не от действия Зла как
такового. Не часто человек творит злое из-за любви ко Злу. Человеку всегда
кажется, что он делает хорошо -- себе ли, детям, сообществу, идее,
человечеству, природе, богам. В результате же совершается зло, "ра". Во все
века, а в нашем особенно, "знающие добро" люди возвещали его, и оно
непременно оборачивалось злом. Мы живем в мире постигновения мнимого,
обманчивого добра, которое, осуществляясь, порождает зло. То, что в личной
жизни отдельный человек считает добром себе, то сплошь и рядом не есть добро
ему или не есть добро само по себе. То же самое в общественной жизни. То же
и в любом ином отношении. Человек, познавая добро, то и дело ломает его,
производит "ра". Вот вечный драматизм человеческой жизни, который возник
после самовольного присвоения Адамом плодов Древа познания добра и зла.
Третье дерево определено "по своему результату". Вкусивший от него
всегда принужден будет, познавая, где добро и где зло, ломать само по себе
добро, то есть делать зло… "грехопадение" Адама есть,
в сущности, действие "даат тов ва-ра": ослушание познающего "добро", которое
становится "злом" и впускает Зло в Мир.»
Tags: высокое богословие, книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments