pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Моя последняя рецензия в "Фоме"

Помещаю ее текст здесь, поскольку тема книги мне представляется очень важной, и в то же время она часто дискутируется (Фома, №11 (103), 2011).

Архимандрит Нектарий (Мулациотис). Иисус как любовь и возлюбленный / Пер. с греч. М.Н. Крючкова, Д.А. Поспелова. – М.: Никея, 2011. – 232 с.

Архимандрит Нектарий решительно восстает против юридического понимания отношений между Богом и человечеством, против «судебного» христианства, продолжая в этом как современных греческих авторов более старшего поколения (Христоса Яннараса, митрополита Иерофея (Влахоса)), так и русскую религиозно-философскую традицию (похожие мысли можно найти у Н.А. Бердяева, у о. Сергия Булгакова и др. мыслителей). «Бог при таком подходе уподобляется государственной власти, которая судит и карает человека сразу по совершении преступления» (с. 126).

В этом юридизме о. Нектарий склонен упрекать прежде всего Запад в целом: «К сожалению, западное христианство во многом оказало тлетворное влияние на нашу эпоху и на всё христианство Востока, на нашу собственную веру» (с. 61). Здесь, пожалуй, единственное, в чем можно не согласиться с автором книги, поскольку тот образ Бога, который отвергает о. Нектарий, был в средние века свойствен отнюдь не только Западу. Например, в службе Недели о Страшном суде (третьего подготовительного воскресенья к Великому посту) есть фраза: «Господь грядет грешныя мучити, праведныя же спасти: восплачемся и возрыдаим…» (канон утрени, песнь 9-я, творение преп. Феодора Студита). Автор книги, приводя в пример некоторые святоотеческие высказывания и богослужебные песнопения в этом ключе, напоминает, что «в то время, когда писались эти песнопения, образование и знания подавляющего большинства людей были весьма скудны и им было непросто уяснить, что всё в их жизни должно быть движимо любовью к Богу и ближнему. Это соображение помогает нам понять, почему Святые Отцы так устрашали людей днем суда и грядущими карами» (с. 163).
Архимандрит Нектарий очень верно подмечает, что «существуют люди, которые приходят к Богу из чувства страха. Иные обращаются к Нему в надежде на воздаяние за свои добрые дела и райское блаженство. Но к счастью, существуют и другие, кто приходит к Богу только из чувства любви. И делают они это только потому, что осознали, насколько сильно возлюбил их вочеловечившийся Бог, претерпевший страдания и крестную смерть, чтобы спасти людей от смерти вечной, во власть которой их привело собственное своеволие» (с. 129). Но такие типы христиан были везде на протяжении всей 2000-летней истории, и существование двух первых из перечисленных о. Нектарием, условно говоря, рабов и наемников по своей психологии, прежде всего обусловлено не западной культурой, а ветхой, падшей человеческой природой, для которой, особенно в дохристианскую эпоху, были скорее более доходчивы образы Бога как справедливого, но грозного властителя, что отражено в ряде библейских текстов Ветхого Завета.
Автор категорически возражает против педагогики устрашения современного человека так, как это делалось в средневековье, и что еще не вполне изжито ныне живущими православными христианами. Он подчеркивает, что ада как особой области для наказания грешников не существует вовсе: ад может быть только с точки зрения человека, но не Бога. «Человек сам по причине своей поврежденности не сможет ощущать присутствие Божие, а не потому, что этого присутствия не будет в действительности! Человек будет переживать адские муки из-за греховных язв, которые он не уврачевал в земной жизни. Ада не существует как некоего мрачного и далёкого от рая места, ибо всё находится близ Бога. Но одни живут Им и исполняются неизреченной радости, а другие лишены Его и от этого безутешно страдают» (с. 175).
Книга написана очень простым, доходчивым, живым и вдохновенным языком, поэтому будет весьма полезна для читателя, начинающего постигать азы христианской веры. Суть которой – «вера, действующая любовью» (Гал. 5, 6), и к Богу, и к ближним своим, в ответ на ту бесконечную и неизъяснимую любовь (любовь Отца распинающую, любовь Сына распинаемую, любовь Духа, торжествующую силой креста, по мысли свят. Филарета Московского), которую уже явил всему человечеству Иисус, принесший Себя в жертву ради того, чтобы мир ожил и познал Бога истинного (см. 1 Ин. 5, 20).
Tags: высокое богословие, жизнь церковная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments