pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Некоторые поправки к интервью В. Легойды

«Ничего уникального в современной ситуации нет»

В общественных дискуссиях Церковь нередко встречает негативную реакцию, отпор. Реакцию мотивируют тем, что Церковь якобы нарушает свободу человека, либералы даже говорят об опасности «моральной диктатуры». Но нравственная оценка, противостояние греху — непреложная обязанность Церкви, такая же, как учителя — учить, а врача — лечить. Как же обществу и Церкви понять друг друга? Как Церкви одновременно и противостоять греху и не отпугивать людей? Комментирует Владимир ЛЕГОЙДА, председатель Синодального информационного отдела РПЦ

Журнал Нескучный сад



«…Ничего уникального в современной ситуации нет. Посмотрите на апостольскую эпоху, первые века истории Церкви. Люди, которые называли себя христианами, отдавали свою жизнь за Церковь. Но в это время были и нестроения, и разномыслия, были предатели. Недавно один человек сказал мне: «Реальность нужно сравнивать с реальностью, а не с нашими представлениями о том, какой она могла бы быть».

Владимир Романович здесь озвучивает весьма популярный и избитый тезис, который мне приходилось слышать и от многих священников: «так было всегда» или «бывало еще хуже». С этим трудно спорить! Но в то же время каждая ситуация внутри своей эпохи не только повторяет что-то из прошлого, но также по-своему уникальна. Вот эту уникальность как раз многие и не хотят видеть, косвенно оправдывая состояние современного церковного быта и сами при этом волей-неволей оправдывая слабости как свои собственные, так и корпоративные.

Между тем, уникальность нашей ситуации состоит в том, что современное неверие (атеизм, агностицизм) во многом оказалось плодом предыдущих веков христианской цивилизации, уже пропитанным христианской этикой, христианскими ценностями, на которых люди воспитывались хотя бы начиная с чтения русской и мировой классической литературы последних веков. В том, что неверующие стали критиковать христиан с их же собственных христианских позиций, и в отвержении церковности с некоторых пор явно преобладает именно христианский пафос, а не только лишь нежелание знать истину и сознательный выбор тьмы вместо света. Ну а если люди Церкви говорят публично в СМИ одно, а в жизни показывают себя иначе, то как тогда можно охарактеризовать их миссию и проповедь? Либо рекламой, притом не очень качественной, каковой в современной жизни и так предостаточно, либо лицемерием. Естественно, что доверие к любому человеку, у которого слова и дела весьма расходятся, неизбежно теряется. Тем более к группам людей, к организации.

«Сегодня в нашей церковной жизни проявляются негативные явления, которые не были заметны раньше. Многие люди, обнаруживая эти явления и не понимая их природы, начинают обвинять тех, кто, напротив, пытается преодолеть нестроения в жизни Церкви. Но этот негатив — результат не последних лет, а проявление многих накопившихся проблем. Именно сейчас эти проблемы подвергаются осмыслению, о них начинают говорить. Это та грязь, которая выходит на поверхность, когда начинают уборку».

Очень хорошо сказано! И одна из таких проблем – это клерикализм, который на российско-советской почве за последние 20 лет не просто расцвел, а буквально задушил РПЦ. Поэтому все благомысленные тезисы типа того, что, цитирую Легойду, «под Церковью почему-то понимают священнослужителей, а под обществом — всех остальных. Но таких двух групп, в которые входит либо одно духовенство, либо все миряне, не существует. В богословском понимании Церковь — это Тело Христово. Члены Церкви — те, кто присоединился к Ней через таинство крещения и подтверждает свое общение с Церковью через таинства исповеди и причастия», на практике оборачиваются объективной реальностью, данной в ощущении очень многим людям, как внутри РПЦ, так и вне ее: жесткая «вертикаль власти» с безоговорочным подчинением священства епископату, который ничем не связан и никем не контролируем; мирян священникам-духовникам, где инициатива наказуема, где со священником или архиереем не поспоришь и где весьма популярен принцип «я начальник, ты дурак», а прав получается тот, у кого сила и власть. Это свидетельствует о жутком обмирщении церковной жизни, которое, конечно же, наступило отнюдь не вчера, но которое как раз резко контрастирует с предлагаемым богословием в устах В. Легойды. Пропасть между богословием и реальной жизнью – продолжение этой же проблемы. Приятные исключения из этого, разумеется, есть, но они качественно не влияют сейчас на общую атмосферу. По ним лишь можно сказать, что Церковь как мистическое Тело Христово отнюдь не всегда совпадает с церковью как земной организационной структурой, и всё. Не всё золото, что блестит, и не везде Церковь как Тело Христово, где возглашается «паки и паки миром Господу помолимся». Ибо «приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15, 8-9). Клерикализм в своей сущности антицерковен, но историческая Церковь им заболела очень давно и болела очень долго. Сейчас эта болезнь ощущается острее, чем когда бы то ни было, поскольку немалая часть общества, в том числе церковного, уже выросла и переболела им сама.

«…Не нужно сбрасывать со счетов наличие зла в человеке и проявление зла в обществе.
Поэтому я не согласен с мнением, что якобы в критике Церкви виновата сама Церковь, а бедные обманутые люди злятся на нас потому, что просто не знают, какие мы хорошие. Есть непонимание от незнания, а есть непонимание от нежелания знания, от злобы, обиды».


Добавил бы здесь, что не нужно тем более сбрасывать со счетов наличие зла внутри церковной жизни. Где любой служитель, независимо от его сана и общепризнанного авторитета, может быть подвержен падениям. Иначе получается как раз, что Владимир Романович волей-неволей отделяет людей Церкви от всех остальных, подразумевая, что у иерархов какая-то другая человеческая природа. Непонимание обусловлено также от того, что, как часто бывает, чем выше положение служителя в церковной организации, тем меньше он идет на диалог, на простое человеческое общение, тем более бывает глух к различным точками зрения, отличающимся от его собственной. Плюс к тому дается повод к соблазнам различными действиями или высказываниями разных служителей. Человек по природе слаб и немощен, это известно из Писания, и В. Легойда справедливо здесь приводит пример с внутренней духовной бранью. Так зачем тогда провоцировать эти немощи и давать повод к соблазнам, когда человек заведомо не может с этой бранью справиться? «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18, 7).

Из утверждения «так было всегда» можно, впрочем, делать разные выводы. Отнюдь не в пользу только пассивного терпения и припоминания того, что «бывало и хуже». А, например, в пользу положительных примеров во все времена церковной истории, в том числе примеров сопротивления, подчас очень активного и твердого, в лице отдельных признанных святых. Свят. Григорий Богослов, например, писал:
"Ты можешь довериться льву, леопард может стать ручным

и даже змея, возможно, побежит от тебя, хотя ты и боишься ее;

но одного остерегайся — дурных епископов,

не смущаясь при этом достоинством их престола!

Ведь всем доступно высокое положение, но не всем благодать.

Проникнув взором сквозь овечью шкуру, разгляди за ней волка"

( "О себе самом и о епископах". В журнале "Церковь и время", №1 (22), 2003)).
В сети полный текст здесь:
http://www.danuvius.orthodoxy.ru/De_episc.htm

Там же по ссылке можно прочесть в предисловии епископа Илариона (Алфеева), ныне митрополита, следующие замечания:
"Невежественные епископы, вчерашние пахари и матросы, учащие других и одновременно запрещающие заниматься науками другим, гонители классического образования, дабы не обнажилось их собственное невежество, ссылающиеся на необразованность апостолов, но сами не имеющие и тысячной доли духовных дарований; молодые люди, поставленные на кафедру без должного испытания, у которых и бороды еще нет и на уме одни плотские дела; обжоры, львы перед бедными и псы-лизоблюды перед власть имущими; лицемеры, интриганы, карьеристы, занятые только собственной семьей и доходами, превратившие служение Богу в личный бизнес, интересующиеся только развлечениями и не читающие и не изучающие Священного Писания, беспринципные в делах веры — вот лишь немногие зарисовки и характеристики епископата под пером святителя".

Разумеется, всё это уже было! - «Ничего уникального в современной ситуации нет». Весь вопрос в том, какие отсюда выводы делаются.
Tags: жизнь церковная, свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments