pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Новый Живой Журнал - ssph

Позиционирует себя как Социалистический Союз Православных Христиан, что само по себе довольно интересно.
Пока есть только одна запись в этом журнале от 15 февраля - маловато, однако. Если этот блог ведут несколько человек, то cтоит тем более почаще писать, наверно.

Первая и пока единственная запись, - своего рода программная.
В частности, там пишется:

"Создателям этого журнала видится ужасающая разобщённость православных христиан не только в быту так сказать вне церковных стен, но и в церковной жизни. И эта разобщённость откровенно диссонирует с объединяющим духом Христианской любви. Но если непосредственно в церковную жизнь нам вмешиваться как-то неэтично, то за церковными стенами мы вполне можем пытаться объединиться для совместного решения насущных проблем, создавая таким образом начатки гражданского общества.

И почему бы православным христианам, с нашей незлобливостью, и с нашей непримиримостью со всякой неправдой, действительно не быть в основе этого самого гражданского общества?!

Вера, надежда и любовь. Об этом триедином состоянии души, писалось и говорилось очень много. Скажем и мы, что стремясь к этому триединому состоянию наших душ, мы не можем оставаться равнодушными к нуждам и заботам окружающих нас людей к состоянию всего нашего общества и всей нашей Родины.

Очищая под руководством наших пастырей наши сердца покаянием и молитвою, стремясь к Христовой Любви и меняясь внутренне, мы не можем не менять нашу жизнь и внешне, нам надо выражать свою любовь в делах. И вот как раз для этого мы и призываем вас всех к объединению.

Неизвестно насколько правилен и конструктивен намечающийся поход клириков в политику. Думаем, что это будет проблематично и малоэффективно.

А вот миряне, безусловно руководимые опытными пастырями, и объединённые одной партией, общими целями и задачами, могли бы довольно эффективно влиять на политическую и другие сферы жизни нашего Российского общества.

В идеале хотелось бы видеть в политическом спектре нашей страны ещё одну партию - Социалистический Союз Православных Христиан. Но при этом, мы не претендуем ни на лидерство, ни даже на вторые, третьи, четвёртые роли. Мы можем быть скромными рядовыми членами партии, лишь бы она была.

Думаем, что создание и деятельность партии может послужить неким катализатором для возникновения и укрепления настоящих церковно-приходских общин, деятельных и инициативных, коих сейчас почти нет".


Мне как-то приходилось уже давать ответы на вопросы Круглого стола журнала "Континент" ("Христианство и демократическая культура"). Вопросы, в частности, были такие (см. Континент, №134, 2007):

1. Какие стержневые ориентиры и принципы могли бы и должны были бы, на ваш взгляд, определять содержание основных разделов такой программы — организации экономической жизни страны, построения механизмов власти, избирательной системы, правового поля, социальной, национальной и религиозной политики, правового положения гражданских институтов, организации нравственного и культурного пространства жизни страны, совершенно необходимых и совершенно недопустимых здесь свобод, стимулов и ограничений?

2. Естественно предположить, что многие из пунктов такой программы могут оказаться, вероятно, близки (вплоть даже, может быть, до совпадения) к соответствующим разделам в программах каких-то других демократических (и даже, вполне вероятно, не только демократических) партий. Считаете ли вы, что программа христианской демократии имеет все основания и должна отличаться тем не менее от программ всех других партий именно по существу, принципиально, а не просто по наименованию? Как вы можете (и можете ли) обозначить эти принципиальные отличия?


3. Какие вы видите (и видите ли) реальные основания для того, чтобы считать, что такая программа в принципе вполне может быть принята большинством населения секулярной России? Что может позволить нам надеяться на это?

4. При каких условиях и какими методами может быть, в случае отмены упоминавшегося закона, создано в России действительно реальное — действенное, широкое и авторитетное в обществе — христианско-демократическое движение? Действительно ли мы можем рассчитывать на это только в том случае, если произойдет постепенное объединение тех конкретных христианских организаций, движений и институтов социального, просветительского, благотворительного и т. п. плана, которые реально работают сегодня в стране? Или даже при явно обозначившемся в России кризисе партийного движения можно все-таки рассчитывать, что рождение такого движения вполне возможно и путем прямого политического усилия?

5. Как вы считаете: какие причины привели к тому, что появившиеся в конце 80-х — начале 90-х годов инициативы по созданию в России христианско-демократического движения не увенчались успехом? Имели ли эти причины принципиальный и необратимый характер или были связаны с конкретными особенностями исторического времени и тех организационных методов и усилий, которые были тогда для этого задействованы?

Я ответил так:

1. Поскольку я чувствую свою некомпетентность во всех вышеперечисленных вопросах, то попробую ограничиться общими пожеланиями. Экономика должна быть социально ориентированной, где не исключено государственное регулирование (но не прямое вмешательство) при развитии среднего и мелкого предпринимательства, справедливых, повсеместно и нелицеприятно проводимых законах и равноправии государственной, коллективной и частной форм собственности. Это касается не только экономической, но и политической, и прочих сфер российской жизни. Основной библейский и общечеловеческий принцип «не делай другому, чего не желаешь себе самому» должен быть основой всех отношений в правовом поле. Среди стержневых ориентиров должны стать, конечно, семейные ценности, просвещенный патриотизм без национализма, либеральный консерватизм без ригоризма. Вообще, если христианам и участвовать в политике, то им подобает не столько бороться за власть (ибо их Царство не тут, «не от мира сего»), а добиваться исполнения того, что уже принято настоящей властью, следить за этим исполнением. Например, называемся демократическим государством — будьте любезны провести честные выборы и т. д.

2. Вовсе не обязательно программа христианских демократов должна отличаться по существу и принципиально от программ других партий. Главный подход здесь: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фес 5:21). Она вполне может перекликаться с другими политическими течениями, имея общую часть и с социал-демократами, и с консерваторами-монархистами, например. Желательно, чтобы это была не партия, а все-таки скорее движение, иначе будет существовать риск дискредитации христиан и той конфессии, которую они могут представлять, когда станет непосредственно вопрос борьбы за власть. Из известных в новейшей истории течений более всего подошла бы платформа солидаристов (Народно-трудового союза, основанного в 1930 году детьми Белого движения в эмиграции). Позволю себе процитировать одного из современных идеологов солидаризма, публициста Валерия Сендерова:

«Православие первых веков часто ассоциируется у нас с египетскими и сирийскими аввами. (В контексте этой статьи несущественна более поздняя дата Схизмы: интуитивно ясно, что следует отнести к “протокатолическому” менталитету, а что к “протоправославному”.) Эти аввы — глубочайшие психологи, знатоки человеческих душ. Говорить здесь об “антииндивидуальности” нелепо: для молитв о спасении всей твари земной самому нужно быть соразмерным миру. Но такие высоты — для избранных, для немногих; а по пути адаптации православие не пошло, оно развивалось как бы «над историей». Неверно, что в соборности нет личности, верно другое: в истории православия мало интереса к срединному — душевному, а не духовному — срезу человеческой природы. И к срединному — общественному — слою человеческой общности тоже. И общество, и личность интересовали Православную церковь лишь с точки зрения вечности, без несущественных перед ее лицом оттенков. Для сравнения вспомним столь важного для католического мира бл. Августина, великого знатока человеческой души в современном, не надмирном значении этого слова. Что сопоставимо с ним у истоков православного мира? Все тут иное — уносящее лишь вверх и лишенное тем самым “слишком человеческого”. Таким образом, православие, взятое глобально и в целом, действительно не способствовало “срединному” солидаризму.

Это положение радикально изменилось с явлением Алексея Хомякова. Соборность у Хомякова — уже не только мистическая, во Христе, общность; она — свобода и единство объединенных любовью в этом мире людей. Так началось “обмирщение” горних понятий.

А далее — через философские (“всеединство”) и социальные (“христианская политика”) идеи Вл. Соловьева — сборник “Вехи”, приблизившийся, не утеряв при этом и небесной выси, к человеку общественному, “к земле”. Русское религиозное мышление наверстывало тысячелетия, оно как бы обживало этаж за этажом — вплоть до философии общества С. Франка и затем политической философии С. Левицкого. Не хочется называть всех этих авторов солидаристами, есть в этом какая-то стилистическая натяжка; но если посмотреть по существу... Для всестороннего осмысления проблем личности — общества — государства в России и в Русском Зарубежье сделано очень много. Почему сегодня в наших рассуждениях и действиях мы так мало пользуемся этим багажом?» (Новый мир. № 2. 2003)

3. В нынешних условиях таких реальных оснований я не вижу. Пока не обозначится достаточное число потенциальных избирателей-христиан, для которых евангельские ценности не являются пустым звуком, с одной стороны, и для которых демократические институты будут вызывать предпочтение, а не отторжение — с другой.

4. Да, «постепенное объединение тех конкретных христианских организаций, движений и институтов социального, просветительского, благотворительного и т. п. плана» было бы более перспективным, нежели создание определенной политической партии (см. п. 2).

5. Скорее, причины обусловливались конкретными историческими условиями начала 90-х годов. В частности, РХДД после распада СССР раскололось по поводу поддержки или неприятия Беловежских соглашений и создания СНГ, что послужило в дальнейшем значительному ослаблению самого движения. И последующей смычке его более консервативной части с национал-патриотическими движениями, а либерально настроенных христиан с партиями светского либерально-западнического толка. События же октября 1993 года окончательно «похоронили» РХДД. Последующее усиление фундаменталистских настроений внутри РПЦ никак не могло способствовать развитию христианско-демократической идеи.
Tags: жизнь, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments