December 18th, 2019

Конкретика (игум. Антоний). Беседа 5-я, ч. 1-я. Начальное введение в элементарные основы духоведения

(продолжение. см. предыдущие части: 6, 7, 8, 9, 10, 11, 13, 15 и 16 декабря).

Философ. И всё-таки в прошлый раз мы как-то совсем упростились в наших духовных изъяснениях. Получается, батюшка, по-вашему, духовная жизнь на самом деле проще пареной репы. Есть благодать – сиди себе и радуйся, ты спокоен как удав, и тебе, как в народе говорят, хошь кол на голове теши. А нет благодати, – кричи, проси, клянчи, донимай Бога, пока не даст, чего хошь. Если же и тут не даст благодати, – продолжай быть как дитя (Христос ведь не уточнил, капризное или некапризное) и закати своему Небесному Отцу капитальную истерику, а то ещё и ультиматум поставь, как герой фильма «Хождение за три моря» Афанасий Никитин: «Господи, дай…, а то возропщу».

Священник. А что? Я полностью согласен с таким представлением: просто и с изысканным вкусом. Как ваш коллега, Григорий Сковорода, ещё в восемнадцатом веке высказался: «Всё нужное не сложно, а всё сложное не нужно». В псалме тоже, кстати, ясно обозначены эти две позиции, две фазы духовной жизни: «работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом».

Философ. Да, ничего не скажешь, просто. Вот псалмопевец когда-то, говоря в том же ключе, изрядно накосячил, вспомнил затем, чего потерял, и возопил к Богу в своём легендарном пятидесятом: «возврати мне радость спасения Твоего и духом владычным утверди меня». Но вспомнил-то он только с посторонней помощью, когда ему пророк Нафан подсказал. А так получается, что даже у всерьёз познавших радость спасения, переживавших не раз посещения Духа какие-то грехи способны настолько отбить память, что только вмешательство свыше может снять духовную амнезию. Давно ещё эти стихи меня как-то особо затронули, намного больше, чем другие строки того же покаянного произведения.

Богослов. Что ж, не удивительно: чем тяжелее грех, тем сильнее он искажает в человеческом сознании мировосприятие и, в том числе, восприятие человеком Самого Бога. После грехопадения, как читаем в Библии, Адам с Евой пытаются скрыться от всевидящего Бога, опасаясь Его предполагаемой мстительности, а затем и обвиняют Его в своём падении: Ева сваливает всё на змия, которому Творец попустил искушать людей, а Адам – на жену, которая была дана Творцом.

Философ. Вот только бедному змию формально не на кого было всё валить. Но про себя-то, небось, наверняка подумал что-нибудь такое про Бога, что в Библии и печатать было нельзя.
Collapse )