December 9th, 2019

Конкретика (игум. Антоний). Беседа 2-я. Замечание Бога.

(продолжение; начало в записи от 6 декабря, затем 7 и 8 дек.)

Священник. В прошлый раз, братья, вы меня просили чего-то хорошее рассказать. Что ж, готов. Но для того, чтобы до этого хорошего добраться надо будет в начале кое-что рассказать о себе и, увы, опять же не слишком позитивное. Да, я тоже проходил в определённой степени собственный духовный кризис, причём уже спустя достаточное время после принятия сана. Служба, требы и все т.н. пастырские долги превратились для меня в обыкновенную работу. Исповеди, проповеди шли как бы по накатанной, а сознание тем временем скиталось совсем в другом месте: в семье, в каких-то политических, отчасти в творческих проблемах и во многих прочих закоулках. Произошло то самое внутреннее расцерковление, о котором у вас шла речь на прошлой нашей встрече. Кому-то что-то важное сказать, кого-то к лучшему изменить я уже вовсе не надеялся, поскольку пришёл к выводу, что это совершенно бесполезно. Подававший надежды религиозного возрождения в России рубеж 90-х, вдохновлявший довольно многих священников, оставался уже далеко позади. У моих коллег по алтарному цеху было всё то же самое – рутинное, как сказал господин философ, отрабатывание нормы в городском храме. И желательно побыстрее, поскольку дома, как правило, ждали всевозможные гораздо более значительные дела. Разговоры в алтаре велись о чём угодно, в основном о зарплатах, наградах, должностях и всевозможных хозяйственных трудностях, ещё о политике, о спорте, но только не о чём-то непосредственно религиозном. Этого всего божественного нам сполна на службах и требах хватает. А что, собственно, вы от нас хотите: мы обыкновенные батькú, труждающиеся и обременённые житейскими обузами. Делаем, что от нас люди требуют, а там уж Сам Господь разберётся, кому чего достанется.Collapse )