October 15th, 2019

Причащение христианское и языческое.

Или: в чем состоит недостоинство при причащении христиан?

«До открытия и завоевания Мексики испанцами обычай ритуального причащения хлебом (телом божьим) соблюдали ацтеки. Дважды в год, в мае и в декабре, они готовили из теста изображение великого мексиканского бога Гуитцилопочтли, или Витцилипуцтли, которое верующие разрывали на части и съедали… Мексиканцы со всей строгостью соблюдали следующую заповедь: в день праздника идола Витцилипуцтли есть нельзя ничего кроме теста с медом, из которого делали идола. Да и его разрешалось есть лишь на рассвете, а всякую другую пищу и воду запрещалось есть и пить до полудня. Нарушение этих правил они почитали дурным предзнаменованием, даже святотатством. Зато по окончании обрядов ацтекам дозволялось есть все, что угодно. Пока длился этот обряд, они прятали от самих маленьких детей воду, а тех, которые достигли сознательного возраста, увещевали не пить ее. Это правило они соблюдали весьма строго, в противном случае гнев божий обрушился бы на них и повлек за собой неизбежную смерть…можно заключить, что еще до прихода миссионеров-христиан жителям древней Мексики было знакомо учение о пресуществлении, в соответствии с которым они справляли свои торжественные религиозные обряды. Они верили, что, освящая хлеб, жрецы превращали его в саму плоть бога и что, следовательно, все, кто вкусил этого освященного хлеба, поглотили частицу божественной сущности и установили посредством нее таинственную связь с богом. Также арии древней Индии задолго до возникновения и распространения христианства были знакомы с учением о пресуществлении, или магическом превращении хлеба в плоть. Жертвенные рисовые лепешки, согласно учению брахманов, служили заменой человеческих жертв и благодаря действиям жреца действительно превращались в тела людей» (Дж. Фрезер).*Collapse )

Из архивов. Мой перевод интервью М. Арранца, вспоминавшего о митр. Никодиме (Ротове)

Оказывается, сегодня 90-летие со дня рождения митр. Никодима.
Фигура противоречивая и неоднозначная.
Лет 13 назад я переводил с французского интервью известного литургиста Мигеля Арранца, напечатанного в итальянском издании "30 giorni", который был свидетелем последних дней и часов митр. Никодима. Его тогда быстро перевели на французский, поэтому это уже перевод не прямой, с итальянского, а вторичный. Тогда же я поместил перевод на форуме А. Кураева. Кто не читал, можете ознакомиться
.

""Вот уже 28 лет назад, утром 5 сентября, внезапно скончался на руках папы Иоанна-Павла Первого митрополит Русской Православной Церкви из Санкт-Петербурга Никодим. Ему было только 49 лет. С ним умерла одна из наиболее примечательных личностей Православия, но в особенности одна из значительнейших фигур в истории экуменизма. Его экуменическая восприимчивость привела к установлению контактов с Католической церковью и к переступлению при принятии ряда попыток порога Ватикана для встречи с Сувереном-Понтификом, в этот послепримирительный период 60-х – 70-х годов, когда пути политические и экуменические часто пересекались. Испанский иезуит Мигель Арранц, тогда вице-ректор Руссикума, сопровождал митрополита Никодима в тех встречах и был переводчиком с русского для папы. Митр. Никодим не замедлил попросить его приехать в Россию и дать курс теологии в Духовной Академии Санкт-Петербурга. В этих воспоминаниях ветерана экуменизма, ныне на покое, тот период сегодня кажется о. Арранцу как несдержанное обещание: «Без заявлений, роль преемника Петра была признана тогда фактически епископами Востока. Их поездки в Рим были настоящими визитами ad lumina Petri. Их правительства оказывали на них давление, а они приезжали увидеть Папу с доверием сынов, сынов Церкви-сестры. Связь преемника Петра с христианами этих земель, может быть, могла бы найти свой путь к укреплению. Может быть, это была лишь иллюзия, но возвращение к единству в некоторые моменты казалось столь легким…»

В персональной галерее потерянных возможностей, предзнаменований, возможного и несбывшегося Арранц упоминает также о том, что говорил Никодим Иоанну-Павлу I и что он сам переводил для Папы в то драматическое утро 5 сентября 1978 г. Иоанн-Павел I сам публично намекнул на эту беседу. «Два дня назад, - сказал Папа, - на моих руках умер митрополит Никодим из Санкт-Петербурга. Я как раз отвечал на те слова, которые мне были им обращены. Я уверяю вас, что в своей жизни я никогда не слышал столь добрых слов для Церкви, как те, которые он произнес тогда. Я не могу их повторить, это останется тайной». Тайной, которую переводчик Арранц знает. Погрузимся вместе с ним в первый раз в хронику тех дней и того трагического утра.

- Отец Арранц, Вы имели возможность встретить митрополита Никодима тотчас после смерти Павла VI?Collapse )