July 17th, 2019

О семи злейших духах

43 Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит;
44 тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным;
45 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом
(Матфея, гл. 12, из сегодняшнего календарного чтения).

Мне эти евангельские слова особенно врезались в сознание 25-27 лет тому назад, еще в начале своего церковного пути. Действительно, пустоты не терпит не только физический мир (она неизбежно чем-то заполняется), но и в духовном мире происходит что-то подобное. В СССР царила идеология, по своей сути утопическая, но на первых порах вдохновлявшая и придававшая многим некоторый смысл и цель в жизни, поскольку она эксплуатировала христианские в том числе ценности. Когда она потерпела крах и её перестали всерьёз воспринимать (часть общества перестала ещё задолго до конца СССР), возникла пустота. И великий дар свободы, обрушившийся на людей, заставших крах СССР, оказался невостребован, поскольку с ним не знали, что делать и как его употребить. Лично у меня было ощущение, что при всей возможности писать и говорить, что хочешь, в этом шуме и гаме разноголосицы тебя уже никто не способен услышать, поскольку каждый кричит что-то своё и слушает только себя. Дело обернулось так, что свобода обернулась хаосом или произволом по праву сильного (кто первый успел урвать или у кого больше влияние, причем всеми средствами без разбора, тот и преуспевал). К криминальным разборкам и пышным похоронам после них, или же военным сводкам с территорий локальных конфликтов в Средней Азии или на Кавказе привыкли тогда уже настолько, что это было подобно сообщениям Гидрометцентра об очередном дожде или похолодании. "Парад суверенитетов" разных республик в составе некогда единой страны не случайно некоторые окрестили как "суверенобесие". Мотивы всего были чисто земные, материальные (отделимся - заживем! "как в Европе" и т.д.). Но через них, конечно, действовали определённые духи, энергии. Так удивительно ли, что с годами постепенно эту свободу (и "свободу", понимаемую как произвол вседозволенности) прижали? И что во власти появился устойчивый запрос на некие "духовные скрепы"? Для меня нисколько.

В церковной жизни 1990-х дело обстояло не намного лучше, как с некоторым запозданием понимаешь сейчас. Collapse )