May 24th, 2019

А вот тут как ни поступи, всё равно шквал критики обрушится...

Это по поводу случившегося жуткого инцидента в Троице-Сергиевой Лавре.
Начальство того пресловутого игумена Севастиана от него отказалось - оппозиционно настроенные внутри церкви стали жестко критиковать начальствующих, что так легко его выкинули, запретив носить монашеские одежды. Но, предположим, поступили бы они наоборот? Другие подняли бы шум, что Лавра покрывает преступников, алкашей и уголовников. Да уж, ситуация... Пришли к тому, что что бы начальство ни сделало, это в любом случае будет встречено критикой. Помню похожую ситуацию в общегосударственном масштабе в конце перестройки, совпавшем с началом 1990-х. После чего вся государственная система рухнула, возродившись, правда, в похожих чертах четверть века спустя.
Но поскольку на игумена и так должно быть открыто уголовное дело, то волей-неволей на продолжительное время ему с монастырскими стенами придется распрощаться, это очевидно. Теперь им будет заниматься гражданский суд, а не только церковный.
Другое дело, что этому игумену по окончании срока нужно будет предоставить возможность и крова, и посильного послушания при церкви или монастыре. Выкинуть на улицу и забыть, конечно, проще всего!

Поэтому процитирую одного из оппозиционно настроенных критиков, поскольку замечания, сделанные им, вполне уместны, пусть и выражены в грубоватой форме.

Пишет zooparkin:

""Слышали наверное о поножовщине в Троице-Сергиевой Лавре?
Игумен Севастиан в сильном алкогольном опьянении нанес удар ножом иеродьякону Поликарпу.
Вопросов нет, это преступление и совершивший его должен быть наказан государственным судом.
Как поступили с ним церковники?
Очень просто, выгнали из монастыря, запретив носить монашескую одежду, попросту отказалась от старика.
Кому церковь не мать... и дальше бла-бла-бла...
"...Нахрена родня такая, лучше буду сиротой."

Игумен Севастьян 40 лет в монашеском постриге, 40!!!, это даже не пол жизни, а еще он уставщик монастыря, у него онкология, а также он болен алкоголизмом.

Пришел юноша в монастырь, решил посвятить свою жизнь на служение Богу и людям, принял с горящими глазами монашеский постриг, пожертвовал будущей семьей, потомством, вообще всем.

Пока сердце горело, трудился не опуская рук, когда начались первые намеки на охлаждение кидал в топку уголек типа "кому церковь не мать..." и прочее, прочее.
Незаметно так годки проходят, уже пути назад нет, есть монотонная жизнь которая не озаряется как раньше огоньком молитвы, только алкоголем. К 40-ка годам игумен, еще надежда на архиерейство, но вот незаметно тебе полтинник и понимаешь, что архиерейство не в этой жизни.
Без бутылки жить не можешь, здоровье разваливается, хочется повеситься к херам собачим, но чтобы не быть соблазном для малых сих закусываешь губу до крови, накатываешь "губастый" водки и сново спасительное забытье хотя бы на несколько часов.Collapse )