pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

Немного поэзии (Максим Стефанович)

Написал мне старый знакомый из Читы - не виделись уже почти лет десять. Журналист, фотограф, поэт, 38 лет. И мать его Елена Стефанович - профессиональная поэтесса.
Это один из тех людей, по-своему одаренных и талантливых, чей труд часто в нашем мире не находит достойного применения и адекватной оценки. Вот и перебивается Максим на мизерной зарплате и отдельными случайными заработками. Такое впечатление, что современной России подобные люди не нужны вовсе, причем не только поэты, конечно же. "Лишние люди" - проблема для России далеко не сегодняшняя и не вчерашняя...



Неба краюху грызу,
рот полон звезд,
вся ночь без сна.
У меня - поэтический зуд,
по коже мороз,
а вокруг - весна!
Ветер-бродяга гуляет в моей голове,
словно цыган
ночкой в степи.
Где-то в роще поет соловей,
попав в капкан
птичьей любви.
Камушком пущенным я полечу
в стеклянный глаз
твоего окна.
Милая, нежная, я так хочу,
чтобы о нас
не забыла
весна!

* * *

Памяти Муслима Магомаева

Где-то цветут маслины.
утопают поля в маках,
а с нами нету Муслима,
ладоней его огромных,
песен необозримых,
баков его и фрака.
Нету Муслима,
слышите?
Неужто вы все еще дышите -
ровно и безмятежно,
каналы своих телевизоров
переключая небрежно,
неужто же вы готовы,
со злопотаенным:
"Туда ево!"
ради "мыла" тупого
шагнуть через гроб
Магомаева?
Смотрите - его хоронят,
Смотрите -
по нём рыдают.
Что-то родное тонет.
Что-то чистое тает.
Вы просто еще не поняли,
что все в этом мире будет:
будут "штаты" с Японией,
икра и омары на блюде.
танцы,
яхты,
усадьбы
и до утра шатанья.
Но кто теперь жахнет "Свадьбу"
и "Три минуты молчанья"?
Кто теперь вскинет руки
на крылья орла похожие?
И кто пройдется "Мелодией",
как острою бритвой,
по коже?
+Запомните эти руки
и очи цвета маслин -
нам будет холодно очень
без тебя,
Муслим.

* * *

Криком тишина кричит.
Боль в душе ключом клокочет.
Червь отчаянья в ночи
сердце точит,
точит,
точит!
Одиночество печет,
мысли корчатся,
чернея.
Сверлит память злой волчок
все сильнее!
Все сильнее!
Звезды падают, шипя
с неба в кружку с теплым чаем.
Где-то носики сопят -
мамки носики качают.
Таймер дней моих включен.
Одиноко,
больно,
пусто.
Годы требуют отчет
за растраченные чувства.
Не хочу чаи черпать
из посуды одиозной,
чертыхаясь, все же, знать -
Поздно!
Поздно!
Поздно!
Поздно!
Что душа твоя черна,
как чертовка Чиччолина,
что ее сырая глина
все-то не обожжена.
Гонит темноту свеча.
чуть качаясь,
двери "дышат".
Стынет в кружке звездный чай.
Боль все тише,
тише,
тише.
Ночь кончается, и я
радуюсь - заря поспела!
Чесноком и чистотелом
пахнет
черная
земля.

* * *

Поэма о ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ

День был долгим, и нежно белым.
Я гулял,
размышляя о вечности.
Вдруг откуда-то, тучные телом,
мне навстречу -
полки ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.
Мимо счастья, любви и радости,
по асфальтовой и досчатой,
шли они,
по дороге стадности,
шаг отточенный
дружно печатая.
По лесам,
по лугам,
по пашням,
по предшествующим векам,
шли они уверенно,
страшно,
задевая за облака,
подчиняясь блудливой моде
на "делища", "дела" и "делишки",
на "модерны",
на "арты"
и "боди",
на пивко и короткие стрижки.
Шли они,
заперев навеки,
все святое в душевной клети.
И росли на земле калеки -
порожденные ими дети.
Странно это, но так же когда-то
с головами
брито-ершистыми,
шли по русской земле солдаты -
молодые парни-фашисты.
Та же поступь и та же сила.
Тот же взгляд: из-под век в упор+
Кто же губит тебя, Россия?
Кто занес над тобой топор?
Тот соседский,
шальной мальчишка -
вечный кэп
простыней и морей,
что теперь, начитавшись книжек,
оголтело кричит:
"Убей!"?
Та девчонка, что песни пела,
не давая соседям спать
(в переулках торгует телом,
каждой ночью меняя кровать)?
Как мне хочется,
да с размаху
их по очереди
- из строя!
Чтоб спасти их от тлена и праха,
чтобы дать им тепла и покоя.
- Эй, прохожий, куда вы скачете?
Поглядите, на небе радуга,
чьи-то дети играют с мячиком+
Неужели вас это не радует?
Неужели не замечаете,
что стучится к вам жизнь,
колотится
каждым голубем,
каждой чайкою,
каждым озером
и колодцем?
Я хочу подарить вам счастье,
люди добрые, люди хорошие,
чтобы каждый из вас был частью
и земного, и звездного крошева.
Чтобы вас не боялись птицы,
и в глазах ваших бились
блики,
чтобы темные ваши лица
превратились
в святые лики+
Но не слышит меня
ЧЕЛОВЕЧЕСТВО,
деловое и озабоченное,
оттирая меня,
как нечисть,
неизвестно к какой обочине,
забывая свое обещание
быть мне братом,
отцом
и матерью.
И махнул я ЕМУ на прощание,
и побрел по дороге скатерти.
Сколько ж можно кривиться кисло,
Мол, "у нас лишь одни проблемы!"
То-то руки ТВОИ повисли,
что не руки это,
а клеммы,
замыкающие на брюхе лишь
все сердечные проводочки,
и уже не поешь ТЫ
а хрюкаешь,
и уже не до сына и дочки.
Только б
булькнуть,
да крякнуть сыто,
чтобы стало брюху вольготно.
Ничего, что питаем души
аппетитною массой
рвотной.
Ничего, что спалили крылья
на бычках, да на пол-
литровках.
Было б счастье земное,
рылье,
в килограммах да в упаковках,
расфасованное, развешенное
на бюстгальтеры,
брюки,
носки,
трусы.
И бежит ЧЕЛОВЕЧЕСТВО
бешено
в супермаркеты и макдональд-
сы.
И так хочется остановить его,
разметать на мельчайшие болтики,
задержать,
повалить
или сбить его,
лишь бы только не мчались ботики,
сапоги вперемежку с туфлями,
джинсы,
"польта"
и куртки из кожи.
Лишь бы души, как туши, не тухли,
лишь бы не был контракт расторжен
между телом, душой и совестью,
в вечной пляске друг с другом
спорящих,
лишь бы люди остались в повестях
ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ,
а не сборищем
негодяев, братков и хамов,
гнусных выродков
с харями бесов+
+++++++..
Солнце злато зажгло на храмах,
поднимаясь над синим лесом,
над озерами, над домами,
над людской и машинной кашей,
над землею,
над всеми нами,
над Россией, что нету краше,
просочившись,
как через сито,
через веток и листьев соты,
через кожу,
грязью забитую,
через сумок и глоток
гроты,
через ставни,
подъезды,
двери,
через слой перетертой пудры,
через толщу людского неверия
в то, что люди
должны быть мудрыми,
пусть не праведными,
не святыми,
но хотя бы не подлецами,
не "братками"
дюже "крутыми",
с позолоченными "пальцами"+
ЧЕЛОВЕЧЕСТВО бодро чапает
по дорогам который год,
только слышно,
как лужи чавкают,
разевая слюнявый рот.
Магазины.
Колбасы.
Дубленки.
Деньги.
Серьги.
Машины.
Дачи.
Затянуло житуху пленкой.
Наши ангелы с горя
плачут.
Превратилась любовь в "непотребность".
Даже в церкви лютует
давка.
Подыхаем от злобы и ревности,
друг на друга все чаще
гавкаем.
Я один не участвую в гонке -
не хочу торопиться к могиле.
Я пока отойду в сторонку,
чтоб случайно не задавили.
Tags: жизнь, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments