pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Еще о цинизме как профессиональной болезни православных

Архимандрит Тихон (Шевкунов) высказался об этом проблеме: «Циники вошли в Церковь, живут в ней, привыкли, и выйти из нее не очень-то хотят, потому что все уже привычно».

Многие наблюдения о. Тихона, бесспорно, верны. Но кое-что он неизбежно не договаривает, а причину явления местами выдает за следствие. Дело вовсе не в том, что (цитирую о. Тихона) «Люди зашли в Церковь, но полюбили ее лишь отчасти. И постепенно, через годы в тайне своей души осознали страшную истину: они с глубочайшем презрением относятся к православию. С ними начинается страшная болезнь предательского цинизма сродного поступку Хама». Ведь только что до того он сам признал, например, что «Детей не познакомили с Богом. Нет, их, конечно, познакомили с обрядами, церковнославянским языком, с порядками в храме, житиями святых, священными историями, переложенными для детей. Но с самим Богом не познакомили. Встречи не произошло. И получилось, что и родители, и воскресная школа и, как это ни печально, священники строили дом детской веры «на песке» (Мф. 7, 26), а не на камне – Христе».

Вот и надо бы подумать, или, скорее додумать, почему такой встречи с Богом не произошло и кто или что этому поспособствовало.
Я сам по жизни наблюдал за некоторыми людьми, в отрочестве-юности пришедшими в храм с чистой душой, с самыми благими намерениями. А через несколько лет они становились настоящими прожженными циниками. Но что взять с этих молодых людей, когда о плачевном состоянии нашей церковности уже столько было понаписано в последние годы! Эти молодые люди лишь заражаются цинизмом от более старших, от того же духовенства, например, от старшекурсников-семинаристов, да мало ли еще от кого, когда оказываются в Системе. Цинизм этот, кстати, сродни тому цинизму который витал в советском обществе в Брежневскую эпоху, например, или еще раньше. Цинизм воцаряется в душах тогда, когда подспудно культивируется двойная мораль, двоедушие, неискренность в отношениях с окружающими. Когда пришедшему молодому человеку внушают, что послушание превыше всего, что смирение высшая добродетель, но при этом заставляют смиряться перед самими собой, совершенно не показывая смирения пред Богом. Когда повседневное поведение старших в Церкви являет разительный контраст с теми словами, которые они произносят на проповедях. Когда принимают монашество с той целью, чтобы устроить себе дальнейшую карьеру. Когда культивируется лесть и подхалимаж в отношении начальствующих, от которых зависит твое собственное карьерное продвижение и принятие священного сана. А за глаза эти самые внешне смиряющиеся готовы крыть начальствующих последними словами… И все это отнюдь не досадные единичные недоразумения типа "где-то кое-кто у нас порой". Это давно уже превратилось в устойчивую закономерность и считается самим собой разумеющимся!

Кроме того, есть известное изречение: «закон веры – закон молитвы». Вот только что в ленте друзей обнаружил мысли о. Александра Ельчанинова (спасибо joan_d_ark):

Письмо N о пустующем новом прекрасном только что отстроенном храме - "молящихся почти никого". Мне все более кажется, что наши декоративные, пышные богослужения должны кончиться, уже кончились внутренне. Они искусственны, не нужны, они не питают более жаждущих душ и должны замениться иными, более активными и более теплыми видами религиозного общения.

Как не похожи наши богослужения, со священником, отделенным стеной иконостаса, с охлаждающим расстоянием паркета между молящимися и Св. Престолом, с прохладными сквозняками между отдельными "посетителями" - молящимися, с тщетно выносимой Св. Чашей и упорным отказом "приступить" - как все это не похоже на богослужебные собрания апостольского века и периода мученичества. Падает религиозность, и выше поднимаются декорации, гаснет горение душ, и ярче блестят позолота и электрические люстры.


Естественно, в такой ситуации при нынешнем приходском укладе кто может встретиться с Богом? Кто, подобно юному Антонию Великому, услышит слова Евангелия, которые западут ему в душу и изменят дальнейшую жизнь, если до сих пор столько сопротивлений свободному использованию русского языка в богослужении? А сами богослужебные тексты по своему содержанию всегда ли отличаются поэтичностью и качеством, и не вытесняют ли подчас они своими общими стандартными славословиями по типу «Общей Минеи» живое слово Самого Христа?

Ну и сам архим. Тихон, насколько я понимаю, в свое время принимал активное участие в расправе с общиной о. Георгия Кочеткова, вместо нормальной с ними полемики по существу. Со словами типа «Карфаген должен быть разрушен». Примирился ли он после этого с о. Георгием, сожалеет ли он о прошедшем? Если нет, то боюсь, что сам он легко может быть упрекнут в том же самом, о чем он весьма неплохо рассуждал в своем интервью.
Tags: свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →