pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Комментарий к интервью прот. Николая Балашова

http://www.pravmir.ru/protoierej-nikolaj-balashov-chlenstvo-v-prixodax-pomozhet-vovlecheniyu-miryan-v-cerkovnuyu-zhizn/

В дореволюционный период русской церковной жизни членство в приходе было вполне фиксированным – по территориальным границам приходских общин. И в Москве, и в других городах было известно, к какому приходскому храму относятся жители, скажем, дома 27 по Мясницкой улице.
Это не означало, что человек обязан ходить только в эту церковь, он мог ходить, конечно, и в другие храмы… Но если нужно было крестить детей, или венчать брак, этого нельзя было сделать вне своего прихода.


Вопрос в самом деле интересный, но очень деликатный. Сам же о. Николай в дальнейшем в ходе беседы признает, что "Mы являемся свидетелями особенного явления, которое существует преимущественно в крупных городах, когда приходские общины очень часто формируются совсем не по принципу территориальной близости к храму, а либо по привязанности к определенному пастырю, либо по положительному восприятию или неприятию сложившейся атмосферы в приходе, стиля взаимоотношений". Да, именно так, и это реальность чаще всего преобладает в нашей церковной жизни. Вспоминаю себя самого в конце 80-х годов. Живя в центре Москвы, где тогда было два храма от моего дома в шаговой доступности (храм Иоанна Предтечи на Пресне и храм в Филипповском переулке на Арбате), я ни в один из них даже не заходил почти. Зато ездил за десятки километров в Подмосковье (в Троице-Сергиеву Лавру или даже в единоверческий храм в Михайловскую Слободу). Почему? Да просто и в силу своей юношеской робости, и из-за некоторого подспудного опасения, которое в дальнейшем в моем опыте оказалось вовсе не напрасным, я предпочел начать приобщаться к церковной жизни, так сказать, по знакомству. Был хороший отзыв от кого-то из друзей или родственников, которому можно было доверять, и я соглашался попробовать. Да, потом я уже сам решал, что к чему и подходит ли мне это, прежде чем остановиться на одном из московских приходов (также по отзывам от хороших знакомых), но сначала было именно так. И я нисколько не жалею об этом.

А в дальнейшем, будучи уже священником, неоднократно сталкивался с тем, что те, кто меня знали лично, могли также рекомендовать пообщаться со мной или поисповедоваться своим друзьям-знакомым, которые так просто в первый попавшийся храм к любому священнику не пошли бы. Думаю, по тем же самым соображениям.

Конечно, в одних случаях эта связь верующего со своим приходом была вполне живой и действенной, в других, скорее, формальной, но все же было понимание того факта, что членство в Церкви означает членство в конкретной общине.

Как тут не согласиться, что членство в Церкви означает членство в конкретной общине! Но в таком случае надо приходы-общины устраивать не по территориальному признаку, а по ФАКТИЧЕСКОМУ ЧЛЕНСТВУ! Которое иногда может совпадать с территориальной принадлежностью, а может и вовсе нет. И если человек приходит регулярно в конкретный храм, независимо от его места жительства (он может добираться на автомобиле из города в подмосковный храм, допустим), то он и будет являться членом данной общины! И немало подмосковных небольших приходов, и даже в соседних областях сельской местности, именно за счет этого и выживают (плюс дачники летом – подспорье немалое). Чего тут особо рассуждать-то… Связь в дореволюционных приходах по территориальному принципу была, увы, большей частью формальной. И обычно тогда, когда раз в год, чтобы, очевидно, предъявить справку о причащении, эти приходы наполнялись исповедающимися, которым было по большому счету все равно, к кому идти, и они шли, естественно, в ближайший приход. А кому было отнюдь не все равно, ездили иногда и за сотни километров: к оо. Иоанну Кронштадтскому, Алексею Мечеву, к Оптинским старцам… А членство в приходах в целом стоило бы упорядочить, эта идея, конечно, давно уже назрела.

В нормальных случаях священник не мог совершать никаких требоисправлений вне территории своего прихода. Если нужно было позвать священника к больному, исповедовать, соборовать, звали своего приходского пастыря.

В идеальных условиях, когда пастыри все непременно добрые, это естественно. Но суровая реальность такова, что 1) это не всегда так, а значит, возможен немалый психологический барьер, препятствующий обратиться к ближайшему по территории священнику; 2) В некоторых приходах нагрузки на священников бывают таковы, что их не сразу можно застать и договориться о том, чтобы позвать к больному на дом. К примеру, мне как заштатному священнику, не числящемуся официально ни в одном приходе, иногда удавалось выручать кого-нибудь из тех батюшек.

Но не будем ссылаться на примеры других конфессий или даже других Поместных Церквей. Пастырь зовет своих овец по имени (Ин. 10, 3), – не так ли мы читаем в словах Христа в Священном Писании?

Если это пастырь, слушающий глас Христов и действительно подражающий Христу. В том же абзаце 10-й главы говорится далее о «чужом гласе», которого овцы не слушают, о наемниках, ворах и разбойниках и, наконец, о волках, расхищающих стадо…

В какой степени это относится к приходу, может ли он представлять собой разновидность клуба по интересам? Не вредит ли это выявлению в нем подлинной церковной кафоличности?

Все может быть. Но что из этого следует?... А наемничество, а дух коммерции в приходах, которые иногда вовсе не заинтересованы в реальных постоянных его членах, но весь доход которых формируется исключительно за счет прOхожан, заходящих в течение всего дня в храмы как в сувенирные магазины – не вредит ли это выявлению подлинной церковной кафоличности? Уж лучше клубы по интересам как меньшее зло!

И вообще, приход по-настоящему это духовная семья. А любую семью, уже в строгом смысле слова, можно назвать при желании таким же «клубом», скрепляемым взаимными интересами, когда между супругами нет идеальной любви.

Ну и вообще, чтобы начать развивать приходское членство в том числе и по территориальному принципу, надо неизбежно переходить от практики (нередко порочной) назначения священника сверху и столь же легкого его отзыва к ВЫБОРНОСТИ настоятелей.

P.S.: Вот один из прокомментировавших совершенно точно отметил:
По новому приходскому уставу даже сам настоятель уже практически ничем не распоряжается. Что уж говорить о рядовых членах общины. Если миряне в приходе так и останутся "ходячими кошельками", не обладающими правом голоса, ничего путного не выйдет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments