pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Замеченные отличия между Литургией греческой и русской традиции

Решил тут внимательно просмотреть греческий текст Литургии Иоанна Златоуста, с сослужением диакона, и уяснить для себя основные отличия. Отличия в греческом варианте по сравнению с нашим выделил жирным шрифтом.

http://analogion.net/glt/texts/Oro/Lit_with_Deacon.uni.htm

И вот что у меня получилось (кто еще чего из знатоков заметит, что я упустил, добавляйте или поправляйте!).

Перед началом диалог; диакон: «Время сотворити Господеви…» Иерей: «Благословен Бог наш…». Диакон: «Помолися о мне, владыко святый». Иерей: «Да исправит Господь стопы твоя на всякое дело благое» (εἰς πᾶν ἔργον ἀγαθόν).

Великая ектенья: в прошении «О избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды, Господу помолимся» у греков: «от всякой скорби, гнева, опасности (κινδύνου) и нужды».

(вот интересно: греки молятся об избавлении об опасностей, а мы нет! Они что, такие боязливые, больше, чем мы? ))

Перед чтением Евангелия:
Иерей, благословляя диакона: «Бог, молитвами святаго славного и всехвального апостола и евангелиста (…) да даст тебе глагол, благовествующему силою многою…»
Диакон: «Аминь, аминь, аминь. Да будет мне ныне по слову твоему» (Γένοιτό μοι νῦν κατά τὸ ῥῆμά σου). И читает тропарь одному из апостолов-евангелистов: «Апостоле и евангелисте (…), моли милостиваго Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашим».

В сугубой ектенье «Рцем вси…»:
Еще молимся о братиях наших, священницех, священномонасех, священнодиаконах, монахах (ἱεροδιακόνων καὶ μοναχῶν) и о всем во Христе братстве нашем» (действительно, как у нас забыли включить в братство (иеро?)диаконов и простых монахов? – непонятно).

Во время Херувимской…
Кстати, не пойму, как возникло это «ДА»с повелительным наклонением в «Яко да Царя всех подымем»? В оригинале просто «Как Царя всех принимающие (подъемлющие) - Ὡς τὸν βασιλεία τῶν ὅλων ὑποδεξόμενοι – ангельскими чинами невидимо сопровождаемого».

У греков еще видим в это же время, как иерей молится:
«Приидете, поклонимся Цареви нашему Богу» (3-жды)
«Согреших Ти, Спасе, яко блудный Сын, приими мя, Отче, кающася и помилуй мя, Боже» (эти покаянные стихиры есть в нашем богослужении на вечерни в Октоихе, под какой день, не помню, цитирую по памяти).
Ἥμαρτον εἰς σὲ Σωτήρ, ὡς ὁ ἄσωτος υἱός, δέξαι με Πάτερ μετανοοῦντα, καὶ ἐλέησόν με ὁ Θεός.
«Вопию Ти, Спасе, мытаревым гласом, милостив буди ми, якоже оному, и помилуй мя, Боже».
Κράζω σοι Χριστὲ Σωτήρ, τοῦ τελώνου τὴν φωνήν, ἱλάσθητί μοι, ὥσπερ ἐκείνῳ καὶ ἐλέησόν με ὁ Θεός
Ненавидящих и любящих нас прости, Господи.
Боже, очистя мя, грешнаго, и помилуй мя.


Диакон: «Возьми (подыми), владыка». Иерей: «В мире возьмите руки ваша во святая» (у нас почему-то «в мире» оставили только для архиерейского служения!)
«Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне» (Пс. 46, 6).

Во время Великого входа греческий вариант поминовения более длинный, в том числе за здравие: «благочестивый народ наш и всякое начальство и власть в нем; на суше, на море и в воздухе христолюбивое наше воинство; живущих и пребывающих во святом граде сем, прихожан, жертвователей, членов приходского совета, и всех вас, приближающихся к божественному тайнодействию сему»
И за упокой: «Блаженных и славных ктиторов, основателей и жертвователей св. храма сего, за веру и отечество подвизавшихся и павших, и всех в надежде воскресения и жизни вечной усопших отцов и братий наших, да помянет Господь во Царствии Своем…».

По поставлении св. Даров на престол:
«Священство твое…» - «священнодиаконство твое да помянет Господь во Царствии Своем…»
«Благообразный Иосиф, с древа снем пречистое Тело Твое…»
Тропари «Во гробе плотски» и «Яко живоносец, яко рая краснейший», как я понимаю, не читаются в греческом варианте. Зато диакон произносит:
Ἀγάθυνον, Δέσποτα – «ублажи, владыка».
Иерей: «Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношения и всесожегаемая, тогда возложат на олтарь Твой тельцы (3-жды), и помилуй мя, Боже».

Далее следует диалог иерея и диакона, который почему-то наша богослужебная комиссия исправила около 10 лет тому назад… Но у греков он остается в неизменности!

Диакон: помолися о мне, владыко святый
Иерей: Дух Святый найдет на тя и сила Вышнего осенит тя.
Диакон: Той же Дух содействует нам вся дни живота нашего…
и т.д.

Так мне и непонятно, на каком основании его изменили? Просто интересно…

Перед Символом Веры:
«Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы». Иерей вполголоса: «Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя, Господь утверждение мое, прибежище мое и избавитель мой» - точная цитата из 17-го псалма, в славянском варианте почему-то урезанная.

«Христос посреди нас» - «И был, и есть, и будет»!

Евхаристический канон:
«Благодарим Господа» - «Достойно и праведно» (без «покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу»).
«Твоя от твоих Тебе приносим (а не «приносяще»- σοὶ προσφέρομεν) о всех и за вся»

«В первых помяни, Господи, Архиепископа нашего и (…) в мире целых, честных, здравых, долгоденствующих, право правящих слово Твоея истины»,

Диакон: «и тех, кого каждый в помышлениях имеет, и всех, и каждых (всякого))»
Хор: «И всех, и каждых».


Во время причащения священнослужители в алтаре читают после «Верую, Господи, и исповедую…» следующие стихи (есть в наших молитвословах в самом конце правила ко св. причащению):

«Се приступаю к божественному причащению.
Содетелю, да не опалиши мене приобщением:
Огнь бо еси, недостойныя попаляяй.
Но убо очисти мя от всякия скверны»


Затем: «Вечери Твоя тайныя» и:

«Боготворящую кровь ужаснися, человече, зря» с тропарями «Усладил мя еси любовию» и «Во светлостех Святых Твоих како вниду…»

Возглас диакона (иерея) перед причащением всех:
«Со страхом Божиим, верою и любовию приступите»!
Очень уместно, тем более, что в пост и у нас поется «Вeрою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем»…

Итак, сравнивая, можно заметить, что в славяно-русском варианте кое-что просто в малостях сокращено, хотя эти малости не такие уж и незначащие. Вопрос к знатокам: откуда это пошло? Сами греческие тексты Литургий еще лет 300-400 лет назад были другие, приближенные к нынешнему славянскому варианту, или дело в чем-то еще?
И почему надо было уже в недавнее время исправлять диалог священника и диакона в конце Херувимской?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments